Пенсионный советник

В Домодедово нашелся «ногайский батальон»

Взрыв в Домодедово могли устроить участники «ногайского батальона»

Дмитрий Карелин, Екатерина Савина 25.01.2011, 21:25
ИТАР-ТАСС

Следствие пока не готово назвать основные версии теракта в Домодедово. СМИ же сообщают о возможной причастности к произошедшему северокавказского бандподполья, члены которого мстят за антитеррористические мероприятия. В частности, к теракту могут быть причастны боевики так называемого ногайского батальона.

Спустя сутки после теракта Следственный комитет (СК), разбирающийся в обстоятельствах теракта в аэропорту Домодедово, так и не назвал ни одной версии произошедшего. В ведомстве не готовы официально говорить даже о предварительных выводах следователей. «Называть возможные версии терактов мы не готовы. Говорить о так называемом кавказском следе тоже пока не представляется возможным», — сказали «Газете.Ru» в СК.

Глава МВД Дагестана Абдурашид Магомедов сообщил во вторник на совещании руководителей правоохранительных органов Дагестана о том, что сотрудники МВД начали проверять выходцев из республики на предмет их причастности к взрыву в аэропорту. И добавил, что с конца 2010 года милиция проводит мероприятия по отслеживанию тех, кто выезжает в центральные регионы России.

Агентство «Росбалт» со ссылкой на неназванный источник в спецслужбах, в свою очередь, сообщает, что к взрыву в Домодедово могут быть причастны участники так называемого ногайского батальона — боевого ваххабитского подразделения, действующего в Ставропольском крае.

Батальон был создан во вторую чеченскую кампанию под руководством Шамиля Басаева. По данным агентства, именно участники батальона стоят за взрывом, который 17 августа 2010 года прогремел в Пятигорске, и неудавшимся терактом в Ставрополе 30 сентября прошлого года. В ответ в октябре ФСБ провела ряд спецопераций в Ставропольском крае. Их итогом стало задержание трех боевиков и ликвидация двух их соратников. По данным «Росбалта», после этого в Москву выехали трое участников «ногайского батальона», чтобы отомстить за спецоперацию в ночь на 1 января. Найти убежище террористов сотрудникам спецслужб не удалось, но в новогоднюю ночь террористы сами допустили промашку.

В гостевом домике в Кузьминках, который арендовали ваххабиты, тогда произошел взрыв. В развалинах был найден труп женщины. Как выяснилось, в руках у нее взорвалась самодельная бомба, которую она должна была привести в действие в Москве. По данным источника «Росбалта», у погибшей было еще как минимум четверо сообщников. Агентство называет только имя 24-летней жительницы Нефтекумского района Зейнап Суюновой. До того как уйти в бандподполье, она училась в Пятигорской государственной фармацевтической академии, но затем вышла замуж за одного из лидеров «ногайского батальона», который впоследствии был арестован. В итоге 5 января девушку задержали в Волгограде. Правда, ее допросы не дали никаких результатов, поэтому спецслужбам и не удалось задержать трех ее оставшихся на свободе сообщников, которые устроили теракт в Домодедово.

По словам члена правления организации «Мемориал» Александра Черкасова, версия о причастности к теракту «ногайского батальона» выглядит вполне правдоподобной.

На то, что спецслужбы всерьез озаботились поисками некоей бандгруппы на территории столичного региона заранее, указывает и серия задержаний, прошедших осенью 2010 года.

В частности, 1 ноября прошлого года в Москве сотрудники правоохранительных органов, не представившись, задержали и отвезли в СИЗО «Лефортово» уроженца Ингушетии Алихана Орцханова, рассказал Черкасов «Газете.Ru». Орцханова, по его словам, долго пытали. В результате он сознался в совершении ряда преступлений, которых, как сам утверждает, не совершал. Всего осенью прошлого года правозащитники зафиксировали более четырех случаев похищения мусульман сотрудниками спецслужб. «Такой метод работы, как известно, характерен для Чечни, а то, что это происходит в столичном регионе, говорит о том, что у спецслужб почему-то началась очень серьезная оперативная работа. Правда, как мы видим на примере Домодедово, такие незаконные методы все равно ничего не дают», — сказал представитель «Мемориала». Поэтому Черкасов не исключает, что оперативники могли разыскивать и членов «ногайского батальона».

Интернет-издание Life News приводит другую версию произошедшего в Домодедово.

Согласно оказавшемуся в распоряжении Life News документу, еще в декабре ГУВД Москвы была получена ориентировка на трех женщин и мужчину чеченской национальности, которые планировали совершить теракт в Москве. У женщин были родственники в Москве, в районе Профсоюзной улицы, квартира которых могла использоваться для сборки поясов шахидов. Судьба данной группы боевиков туманна. Изначально они прибыли в Пакистан и двинулись оттуда в Иран, а впоследствии должны были добраться до одного из подмосковных городов, откуда уже перебраться в столицу.

В этом же сообщении говорилось о еще одной группе из пяти боевиков, которая, по данным разведки, должна была прибыть в Россию из Пакистана через третьи страны. Группа подчинялась Исрапилу Валиджанову.

Информация поступила в ГУВД из ФСБ и СВР.

Исрапил Валиджанов также известен как амир Хасан, ему 42 года. 1 сентября он был назначен «командующим Дагестанским фронтом в составе Имарата Кавказ». Находится в федеральном розыске с 2006 года. Ранее Валиджанов возглавлял «южный сектор Дагестанского фронта». По карьерной лестнице он продвинулся после того, как в конце августа 2010 года стало известно о ликвидации спецслужбами в селе Гуниб Магомедали Вагабова. Вагабов, как утверждают в российском Национальном антитеррористическом комитете, являлся правой рукой Доку Умарова — вторым человеком в иерархии «Имарата Кавказ» и организатором мартовских взрывов московского метро. Таким образом, Валиджанова можно считать преемником Вагабова. Вскоре после назначения Валиджанова главой «Дагестанского фронта», в Буйнакске произошел теракт. 5 сентября террорист-смертник на автомобиле протаранил ворота воинской части и привел в действие взрывное устройство, мощность которого оценивалась минимум в 50 кг тротилового эквивалента. Тогда погибли 5, пострадали 30 военнослужащих. Спецслужбы заявляли, что теракт был организован Валиджановым, желающим укрепить свои позиции на новой должности.

Фамилия Валиджанова звучала в СМИ и в декабре 2010-го. 25—26 декабря в Дагестане в ходе нескольких спецопераций были уничтожены в общей сложности 12 боевиков, среди которых был Мирзамагомед Мирзамагомедов. Спецслужбы называют его связным командующего дагестанского фронта.

Кроме того, в Life News опубликовано изображение головы, найденной на месте взрыва в Домодедово. Следователи заявляют, что, возможно, эта голова террориста-смертника. По словам экспертов «Газеты.Ru», это может быть один из соратников Валиджанова, 26-летний Назир Батыров. Его, вместе с Валиджановым и еще несколькими боевиками активно искали в Новосибирской области осенью 2010 года. О Батырове известно мало, но никаких упоминаний о его ликвидации нет. По сведениям РИА «Дагестан», он причастен к обстрелу в сентябре 2009 года на трассе «Кавказ» наряда ОВД по Дербентскому району, один из милиционеров тогда погиб. А в мае 2009-го в милицию с повинной пришел соратник Батырова Абдулрагим Тагиров. Он рассказал, что Батыров встречался с ним и призывал участвовать в террористических актах.

Известный петербургский судмедэксперт Геннадий Хомутников, по просьбе «Газеты.Ru» сравнивший фотографии головы смертника и боевика Назира Батырова, пришел к выводу, что определенное сходство между ними есть. «Правда, это все же только соображения, исходя из того материала, что мы имеем. При беглом взгляде могу сказать, что у них совпадает широкий и короткий нос, а также глазные впадины. Правда, это скорее общие признаки», — сказал Хомутников.

«Ногайский батальон» находится в подчинении Валиджанова, — заявил «Газете.Ru» эксперт по Кавказу журналист Орхан Джемаль. — И я не исключаю, что он мог захотеть продолжить вагабовскую тему. Тем более что сейчас в распоряжении Валиджанова наиболее крупные батальоны».

Версию о том, что взрыв мог осуществить Батыров, Джемаль не исключает, несмотря на то что тот занимает в иерархии довольно высокую позицию, а непосредственное участие командиров к терактах — редкость. «Можно вспомнить взрыв РОВД в Назрани, когда все грешили на Саида Бурятского. Это очень идеологизированные люди», — заключил журналист.