«Зачем взрывали — непонятно»

Репортаж со взорванной боевиками Баксанской ГЭС

Алиса Снежкина
Как взрывали Баксанскую ГЭС и что происходило на станции после теракта — рассказывает корреспондент «Газеты.Ru» с места событий.

— Это ваш телефон? «Нокия», а какая модель? Вы давно им пользуетесь? К какому оператору подключены? Кому звонили последние два дня? — в кабинетах по соседству со сгоревшим машинным залом Баксанской ГЭС в четверг с утра шел допрос всех сотрудников станции.

Следователи изучали сотню папок с личными делами, а к вечеру решили их изъять. Сотрудники Следственного комитета при прокуратуре (СКП) собираются проверить, не связан ли кто на станции с террористами, которые в среду в 3.20 ночи убили двух охранников, с криком «Спецназ, лежать, не шевелиться!» ворвались в машзал и оглушили начальника смены Хасена Сабанчиева. Привязав его и помощника Марата Архестова скотчем к ограде, они пошли минировать ГЭС. «Ориентировались на станции они уверенно, к тому же повыспросили у наших ребят под ножом и автоматом», — отметил начальник смены станции Руслан Гедгафов.

Сотрудники ГЭС даже предполагают, что поначалу захватчики хотели приладить к каждой турбине по два взрывных устройства, но когда осмотрелись на станции, то передумали. Оставив по одной бомбе на агрегатах, они заминировали два масляных бака — чтобы разлившееся масло усилило пожар, рассуждают энергетики.

Машинный зал рванул в 5.20, но на третьем агрегате сработал только детонатор, сама взрывчатка «не занялась». Из села Атажукино, что в километре от ГЭС, прибежали разбуженные грохотом инженеры. При виде полыхающего машзала никому и в голову не пришла мысль о теракте: начальник смены Владимир Асланов помчался внутрь останавливать работавший третий агрегат. В огне на мостках он увидел невзорвавшуюся бомбу. Турбина агрегата уже раскрутилась до 8 МВт (общая мощность всех трех гидроагрегатов — 25 МВт).

Асланов с прибежавшими коллегами вручную снизили нагрузку до нуля, и только после этого они выбежали из машзала с криками «Там бомба!».

Принялись сигналить дежурным наверху, чтобы те спускали затворы и перекрывали воду. Без спасателей, саперов, «скорой помощи» и милиции сотрудники ГЭС провели час.

Застреленным на КПП милиционерам врачи помочь не смогли. Дежурного Сабанчиева отправили в больницу. Машинист гидроагрегата Архестов от госпитализации отказался и ушел домой. Его светлый одноэтажный дом стоит на другом берегу реки, в Атажукино. Вход во двор загорожен «Газелью» с прострелянным задним стеклом. К главному свидетелю первого в истории современного Кавказа теракта на ТЭК не пускают напуганные сестра и брат: «Даже не думайте его дальше искать! Уходите и не возвращайтесь!» Мобильный телефон Архестова после нападения исчез. Общаться с прессой машинисту категорически запретили следователи. Ведь именно он или его начальник опознали в нападавших на ГЭС членов банды Казбека Ташуева. О том, что за взрывами может стоять этот полевой командир, сообщил в четверг РИА «Новости» источник в правоохранительных органах Северо-Кавказского федерального округа.

В машинном зале Баксанской ГЭС стены и потолок покрыты копотью, турбины перекошены, стекол нет. Сквозь разбитые окна доносится щебет птиц.

Заглушить его привычным гулом работающих гидроагрегатов получится только через два года, которые понадобятся на реконструкцию станции после террористической атаки. Именно так, несмотря на возбужденное по статье «диверсия» уголовное дело, назвал произошедшее на ГЭС утром в среду вице-премьер Игорь Сечин. Он прилетел в Кабардино-Балкарию в четверг на совещание по поводу восстановления станции.

На совещании в доме правительства заместитель министра энергетики Андрей Шишкин заметил, что теракт на Баксанской ГЭС «все-таки повлиял на энергоснабжение республики».

«Сегодня генерация мощности в республике составляет 60 МВт, а потребление 180 МВт. Недостаток должен быть компенсирован со стороны других энергосистем», — сказал он.

Председатель правления «Русгидро» Евгений Дод заявил, что после установки новых агрегатов, уже заказанных «Силовым машинам», мощность станции может возрасти до 30 МВт. Потратить на это придется около 1,5—2 млрд рублей (для сравнения: восстановление Саяно-Шушенской ГЭС обходится «Русгидро» в 36 млрд).

Зачем боевикам понадобилось взрывать маленькую 74-летнюю станцию, которая в планах «Русгидро» и так подлежала полной реконструкции уже в 2014 году, в Нальчике никто понять не может.

«Я вот открыл сегодня их исламистский сайт. Там обычно к каждой новости про теракт сплошной «Аллах акбар» и радость в комментариях, а взрыв на нашей ГЭС почти половина осудила, они там даже переругались все между собой», — говорит один из сотрудников станции.

На КПП у Баксанской ГЭС никогда не дежурило больше двух сотрудников вневедомственной охраны, говорят местные жители. Они не склонны считать свой регион опасным: Нальчик называют курортом, а о террористах всерьез не задумывались. Впрочем, незадолго до нападения на ГЭС все же собирались усилить охрану. Об этом «Газете.Ru» в телефонном разговоре рассказал директор предприятия Валерий Шогенов. «Когда на станции устанавливали некоторое новое оборудование, наше руководство говорило с МВД на предмет увеличения числа охранников, но переговоры как-то затянулись», — сказал он.

В том, что главной причиной атаки на ГЭС стала ее плохая охрана, сошлись глава СКП Александр Бастрыкин и глава МВД Рашид Нургалиев.

По данным министра, «два сотрудника вневедомственной охраны на Баксанской ГЭС спали — один в машине, другой на месте несения службы, бандиты вошли на объект, который не был оснащен техническими средствами контроля».

Приехав на ГЭС, Сечин прошелся по машинному залу, взглянул на взорванные масляные выключатели и уехал в Нальчик. После отъезда вице-премьера, его охраны из сотрудников республиканского ФСБ и федералов сторожить ГЭС остались пять сотрудников милиции.

Через шесть часов после отлета вице-премьера начальник управления вневедомственной охраны при МВД Кабардино-Балкарии Валерий Шогенов (полный тезка начальника ГЭС, но не его родственник) был уволен.