Нацист набросился на себя

В Петербурге во время суда главарь банды скинхедов попытался перерезать себе горло

Вячеслав Громов (Санкт-Петербург) 04.06.2010, 20:32
РИА «Новости»

В Петербурге во время суда над нацистами главарь банды скинхедов попытался перерезать себе горло. Прокуроры называют произошедшее инсценировкой и говорят, что нацисты сознательно затягивают процесс. Защита намерена просить психиатрической экспертизы подсудимого.

Попытку самоубийства инсценировал перед присяжными Алексей Воеводин — главарь банды из 13 человек, обвиняемых в 13 преступлениях экстремистской направленности. Процесс над ними уже полтора года идет в Городском суде Петербурга. На очередном заседании 4 мая Воеводин встал, повернулся к присяжным, крикнул, что ему «все равно на пожизненный», поднял руку к горлу и начал его пилить.

Воеводина скрутили живым. На помощь вызвали медиков.

Оказывая помощь неудавшемуся самоубийце, врачи заверили суд, что он использовал что-то вроде резца для вскрытия ампул и, кроме царапин, этот инструмент особого вреда подсудимому не причинил. Тем не менее заседание пришлось отложить, поскольку Воеводин отказался возвращаться в зал. Судья перенес слушания на 7 июня, предупредив, что после очередного отказа придти на судебное следствие Воеводина приведут силой.

Напомним, что банда, о которой идет речь, действовала в Петербурге с 2003-го по 2006 год. Сформировалась после того, как правоохранительные органы расправились с двумя другими экстремистскими группировками — Mad Crowd и «Шульц-88». Тогда, главари Mad Crowd Дмитрий Боровиков и Алексей Воеводин, сумевшие скрыться от следствия, собрали единомышленников, по большей части из членов вышеупомянутых шаек, избежавших пристального внимания правоохранительных органов, и создали новую банду. На три года она заполнила освободившуюся нишу экстремизма. Она действовала по новым правилам. Если до сих пор члены банд скинхедов выделялись из толпы внешним видом и нацистской атрибутикой, то на этот раз Боровиков категорически запретил брить головы, носить «гады», одежду и символику, которые помогли бы опознать приверженца неонацизма. В итоге ни Боровиков, ни Воеводин, ни их подчиненные по внешнему виду ничем не отличались от обычных обывателей — студентов, охранников, грузчиков, продавцов, каковыми, собственно, не в «боевое время» и были. Членство в банде было устойчивым, а за неподчинение приказам или за их невыполнение рядовые бойцы жестоко наказывались. В целях конспирации бригада никак не называлась и в итоге получила репутацию самой дисциплинированной и самой агрессивной экстремистской группировки города. Боровиков и Воеводин четко ставили перед бойцами задачу ликвидации «иных». Деньги на экстремистские акции добывались разбоями и грабежами (среди эпизодов этого уголовного дела упоминались факты ограблений нескольких почтовых отделений).

Костяк группы составляли уже упомянутые главари — безработный Боровиков и Воеводин, именовавший себя СВР (Сделано в России) и трудившийся охранником в магазине «Здоровый малыш».

Также учащийся 4-го курса Балтийского международного института туризма Павел Гусев по прозвищу Ржевский; студент 4-го курса Педагогического университета имени А. И. Герцена Павел Румянцев по прозвищу Апостол; его однофамилец Сергей Румянцев по прозвищу Рукер — временно не работающий житель поселка Никольское, Роман Орлов — разнорабочий из того же Никольского; охранник одного из фастфудов Андрей Малюгин по прозвищу Боец (некоторое время он служил в Чечне по контракту), а также братья Алексей и Андрей Костраченковы, называвшие себя Ариец и Мардук, и Артем Прохоренко по прозвищу Дум. Все они сейчас, кроме убитого при задержании Боровикова, находятся под арестом и проходят обвиняемыми в этом громком процессе. Кроме них есть еще четверо несовершеннолетних, которые не замечены в самых серьезных акциях, они под подпиской о невыезде.

По словам очевидцев, членов банды было намного больше, но личности остальных сыщики установить пока не смогли.

Всего членам группы инкриминируется 13 эпизодов, предусмотренных статьями 209 (бандитизм), 105 (убийство), 282 (разжигание национальной розни) и 222 (незаконный оборот огнестрельного оружия) УК РФ: на вооружении банды находилось огнестрельное оружие, в том числе карабины, обрезы винтовок, пистолеты ТТ, помповое ружье, взрывчатые вещества, охотничьи ножи.

Обвинения предъявлены в нападении 9 августа 2003 года в поселке Никольское на граждан Армении Маквела Эламиряна и Лиану Туманян (их избили), в покушении на убийство нигерийца Омордиона Лавренсе 12 октября 2003 года на улице Танкиста Хрустицкого (его раз тридцать ударили ножом, но он выжил), в убийстве гражданина КНДР Ким Хен Ика 14 декабря 2003 года во дворе дома 18 по улице Марата (двадцать ножевых ранений, приведших к летальному исходу), в убийстве коллеги Воеводина по работе Ростислава Гофмана (который начал подозревать Воеводина в причастности к громким преступлениям) и его друга Алексея Головченко 7 июня 2004 года в поселке Заходское Выборгского района Ленинградской области, в громком убийстве ученого-этнографа Николая Гиренко, в убийстве сенегальца Ламсала Самбо 7 апреля 2006 года. Одному из членов группы Андрею Малюгину вменяют убийство узбека Рашида Суюнова, совершенное в ночь с 4 на 5 мая 2006 года.

Следователи вышли на банду и смогли арестовать главарей во время расследования убийства сенегальца. Он был убит на 5-й Красноармейской улице из помпового ружья ТОЗ-194-01, разукрашенного свастиками и надписями (оружие преступник бросил рядом с местом преступления). В ходе отработки всех владельцев ружей такого типа был установлен петербуржец, у которого сотрудники разрешительно-лицензионной системы не обнаружили помповика. Тот рассказал, что за год до этого отдал ружье в починку некоему Дмитрию Боровикову.

Последнего убили при задержании. А после этого следствие работало три года над доказательной базой. Дело в том, что, попав за решетку, Воеводин с соратниками решили взять на себя ответственность за все нераскрытые уголовные дела экстремистской направленности. Это подняло бы престиж банды, а на сроки заключения существенного влияния бы не оказало, самым активным членам и своих эпизодов хватало на пожизненное.

Это подсудимые хорошо понимают, о чем Воеводин и заявил присяжным, пытаясь порезать себе горло. Но, как сообщили «Газете.Ru» представители прокуратуры, произошедшее в суде «было инсценировкой». По словам гособвинителя, подсудимые уже осознали, что понесут серьезные наказания, поэтому начинают затягивать процесс, оказывать давление на присяжных. Медики также подтвердили, что тем резцом, которым Воеводин пилил себе шею, невозможно нанести серьезные травмы и что судебное следствие могло продолжиться сразу же после того, как Воеводину оказали помощь. Откуда скинхед взял резец и как ему удалось пронести его в суд, до сих пор выясняют.

Тем не менее, как заявил нашему корреспонденту адвокат Воеводина Егений Шеин, какими бы ни были причины несостоявшегося суицида, необходимо их выяснить: «Возможно, моему подзащитному потребуется дополнительное медицинское обследование психического здоровья». Не исключено, что это ходатайство защита подаст на следующем заседании, которое состоится 7 июня.