«Никто ничего не сделал»

СКП проведет проверку по факту смерти Веры Трифоновой в СИЗО

zagr.org
СКП начал расследование смерти Веры Трифоновой, скончавшейся в «Матросской Тишине». У 53-летней обвиняемой в мошенничестве был диабет с осложнениями: она практически ничего не видела, передвигалась в инвалидной коляске и постоянно теряла сознание, но суд так и не освободил ее. Против следователя возбуждено уголовное дело, замглавы Следственного управления Подмосковья уволен, его начальнику объявили о неполном служебном соответствии.

Следственный комитет при прокуратуре возбудил уголовное дело по ст. 293 УК РФ (халатность) в отношении сотрудника подмосковного управления СКП Сергея Пысина, расследовавшего дело Веры Трифоновой, умершей в московском СИЗО. Уволены замглавы Следственного управления по Московской области Александр Филиппов и руководитель отдела по расследованию дел коррупционной направленности Валерий Иварлак. Начальнику Следственного управления по Московской области Андрею Маркову объявлено о неполном служебном соответствии.

Вера Трифонова скончалась в минувшую пятницу в «Матросской Тишине». В СИЗО она оказалась в декабре 2009 года: ее задержали вместе с депутатом Магаданской областной думы Георгием Шамиряном по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере. По версии следствия, Трифонова и Шамирян пытались продать некоему банкиру место сенатора в Совете федерации за $1,5 млн. Когда депутат попросил у потенциального покупателя еще $1,5 млн, тот обратился в МВД, и Трифонову с Шамиряном арестовали.

С тех пор адвокат Трифоновой Владимир Жеребенков не один раз пытался оспорить решение Одинцовского городского суда о заключении его подзащитной под стражу. Он объяснял судье Ольге Макаровой, что обвиняемая тяжело больна и в СИЗО содержаться не может.

У Трифоновой была тяжелая форма сахарного диабета и работала только одна почка. Пока женщина была под арестом, ее состояние резко ухудшилось: отказали слух и зрение, а в легких начала скапливаться жидкость.

Как рассказывал «Газете.Ru» Жеребенков, сотрудники ФСИН только рекомендовали Трифоновой «спать стоя», чтобы не захлебнуться, а следователи настойчиво требовали дать нужные показания. По требованию адвоката обвиняемую перевели в 20-ю горбольницу Москвы, где арестантка сразу же попала в реанимацию. Врачи подтвердили слова Жеребенкова: Трифоновой необходима регулярная очистка крови (гемодиализ) и специализированное лечение, которое ни СИЗО, ни 20-я горбольница, где пациенты содержатся под охраной, предоставить не могут. Заключение врачей, впрочем, ни на суд, ни на следователя Пысина, ведущего дело Трифоновой, впечатления не произвело. На следующий день он забрал Трифонову, способную передвигаться только в инвалидной коляске, в «Матросскую Тишину» на допрос.

В апреле Одинцовский суд снова продлил Трифоновой срок содержания под стражей. В этот раз на ее освобождении под залог помимо адвоката настаивали и прокурор, и следователь, но судья Макарова пояснила, что в представленных ими медицинских справках «не написано, что обвиняемая не может находиться под арестом». 16 апреля Трифонову по требованию следователя Пысина этапировали в Можайскую тюрьму. Однако там она вместо камеры снова попала в реанимацию: сотрудники ФСИН отказались принять арестантку и вернули ее в Москву. «Там она и дальше продолжила мыкаться между больницей и камерой. Даже сотрудники «Матросской Тишины» писали следователю, чтобы он отпустил ее под подписку о невыезде по состоянию здоровья. Но тот отвечал нам, что «подписка — это слишком роскошная мера для Трифоновой», — говорит Жеребенков.

30 апреля в 12.15 Трифонова скончалась в одной из камер «Матросской Тишины».

Сейчас проверка проводится и в отношении персонала можайского и московского СИЗО, а также судьи Одинцовского суда Макаровой. Как заявил накануне глава СКП Александр Бастрыкин, по поручению президента Дмитрия Медведева его ведомство будет разбираться в обстоятельствах смерти Трифоновой. «По итогам проверки будут приняты жесткие меры реагирования на действия или бездействие всех должностных лиц, в том числе следователей и их руководителей», — пообещал Бастрыкин, добавив, что теперь его сотрудники будут уделять больше внимания здоровью подозреваемых при решении вопроса об аресте.

Адвокат Трифоновой надеется, что помимо следователя к уголовной ответственности будут привлечены судья и начальник «Матросской Тишины» Фикрет Тагиев. Он говорит, что все они просто боялись брать на себя ответственность за освобождение его подзащитной, а их нерешительность в итоге стоила ей жизни. «Я удивлен, насколько все-таки бездушна наша правоохранительная система», — говорит Жеребенков. По его словам, во время очередной встречи с Пысиным он объяснил следователю, что Трифонова может стать «вторым Магнитским», но тот с ним не согласился. Юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский, страдавший панкреонекрозом, умер от сердечной недостаточности в «Бутырке» в 2009 году. После его смерти своих должностей лишились несколько крупных чиновников ФСИН. «Да ерунда это все», — цитирует Жеребенков ответы Пысина.

Ни подмосковное управление СКП, ни Одинцовский суд пока никак не прокомментировали начало проверки, а столичное управление ФСИН уже заявило, что дважды просило следователя Пысина освободить Трифонову из-под стражи. «Администрация СИЗО дважды направляла в адрес следователя ходатайства об изменении меры пресечения. Ответа на эти обращения не последовало», — заявил представитель УФСИН по Москве Сергей Цыганков.

Правда, адвокат Жеребенков говорит, что именно из-за начальника «Матросской Тишины» Тагиева Трифонова оказалась в Можайской тюрьме.

«У меня есть справка от 25 марта, подписанная его рукой, о том, что Трифонова может содержаться в тюрьме. Он ее даже не видел, но решил откреститься от нее поскорее», — возмущается Жеребенков. Серьезных результатов от проверки СКП он не ждет. «Почему нужно было дождаться, когда человек умрет, чтобы провести проверку, а не начать ее раньше? — спрашивает адвокат. — Все время следствия я писал письма и генпрокурору Юрию Чайке, и Бастрыкину, и президенту, но никто ничего не сделал». За последние полтора месяца, говорит адвокат, защита Трифоновой отправила больше 30 ходатайств, но все они остались без ответа.

Правозащитники подготовили письмо генпрокурору Юрию Чайке и президенту Дмитрию Медведеву.

Как рассказал «Газете.Ru» председатель благотворительного фонда «Социальное партнерство» Валерий Борщев, письмо подписали все правозащитники, занимающиеся контролем над деятельностью ФСИН. «В нем мы требуем объяснить, почему не было сделано никаких выводов из трагедии с Магнитским. Из-за того что после этой истории виновные до сих пор не были наказаны, случилась и трагедия с Трифоновой. К тому же тут ситуация более ясная: общественные организации и СМИ на самом раннем этапе начали освещать историю Трифоновой, когда она была еще жива, но ничего сделано не было», — сказал Борщев. «В первую очередь мы потребуем, чтобы суды и следствие больше не были так зависимы друг от друга и работали в соответствии с законом, а также мы хотим, чтобы президент и генпрокурор еще раз дали четкое указание не применять арест к обвиняемым в экономических преступлениях», — говорит правозащитник. Также, сказал он, авторы письма просят распространить на подследственных постановление правительства, где перечислены заболевания, с которыми осужденные освобождаются от наказания.