Суд от третьего лица

КС признал положения трех статей ГПК не соответствующими Конституции

Дмитрий Духанин/Коммерсантъ
Конституционный суд (КС) признал положения трех статей Гражданского процессуального кодекса (ГПК) не соответствующими Конституции. Парламенту предстоит за полгода отредактировать кодекс, а некоторые уже принятые судебные решения должны быть отменены. При этом судьи КС полагают, что это всего лишь «латание дыр» в несовершенном законодательстве о судах, требующем системной реформы.

Не соответствующими Конституции в среду признаны положения ч. 1 ст. 320, ч. 2 ст. 327 и ст. 328 ГПК, которые регулируют деятельность мировых судей. Дело в том, что действующий ГПК создает серьезные проблемы тем, кто оказался в деле «третьим лицом» (то есть не является ответчиком или истцом, но так или иначе принимал участие в событиях, ставших предметом судебного разбирательства).

Мировой судья в ходе рассмотрения дела может вынести решения, напрямую касающиеся прав и интересов таких «третьих лиц», однако сами они при этом иногда вообще не извещены о процессе.

Лишены они и возможности опротестовать решение мирового судьи, подав апелляцию: это могут делать только непосредственные участники процесса.

Вторая проблема возникает в случае, когда апелляция на решение мирового судьи все же была подана теми, кто имеет на это право.

Если суд, рассматривающий апелляционную жалобу, обнаруживает нарушение прав третьих лиц или несоблюдение процессуальных правил, он не может заставить судью разобрать дело заново с учетом этих обстоятельств.

Можно лишь отменить или скорректировать оспариваемое решение, то есть фактически сделать за мирового судью его работу, в которой тот допустил ошибку. При этом «третьи лица» лишаются возможности рассмотрения своего дела в двух инстанциях. Ведь, если решение апелляционной инстанции их тоже не устроит, они опять-таки не имеют возможности каким-либо способом его опротестовать.

С просьбой внести ясность в эту запутанную ситуацию в КС обратились сразу несколько граждан, которые в разное время и по разным поводам оказались третьими лицами на различных судебных процессах. Все они указывали на то обстоятельство, что, не принимая участия в судебных заседаниях и не имея возможности подать апелляцию на решение, затрагивающее их интересы, люди фактически лишены права на судебную защиту своих прав, предусмотренного ст. 46 Конституции.

Одновременно с этим поступили запросы от Норильского городского суда Красноярского края и Центрального районного суда города Читы, в которых обращалось внимание на то, что по действующим нормам ГПК при рассмотрении апелляции в ряде случаев невозможно исправить ошибки, допущенные мировым судьей. Ожидая решения КС, эти суды приостановили рассмотрение нескольких дел.

КС удовлетворил требования заявителей полностью, что случается нечасто.

Ситуация с третьими лицами, которые оказываются жертвами заочного суда, была однозначно признана неконституционной. «Судебное решение о правах и обязанностях лиц, принятое в их отсутствие, искажает саму суть правосудия», — говорится в постановлении КС. В целом же ситуация была охарактеризована как «затрагивающая самое существо конституционного права на судебную защиту». Привлечение граждан к процессу лишь на стадии апелляционной инстанции означает ограничение их возможностей по сравнению с теми, кто участвовал в деле на этапе рассмотрения мировым судьей. Таким образом, нарушается принцип справедливости и равенства всех перед судом.

Председательствующий в процессе судья Михаил Клеандров особо подчеркнул, что КС уже два раза выносил решения по сходным вопросам. Четыре года назад были признаны неконституционными похожие положения, касающиеся кассационной судебной инстанции. А три года назад суд дал свою трактовку все той же статьи 328 ГПК, что, по идее, должно было устранить противоречия, которые стали причиной нынешнего разбирательства. На практике требуемые изменения в законодательство так и не были внесены, а позиция КС, по сути, проигнорирована.

Поэтому в этот раз постановление принято более жесткое и однозначное: Госдума обязана в шестимесячный срок отредактировать ГПК.

Как по заказу, законопроект о поправках к кодексу уже находится на рассмотрении парламента. В декабре 2009 года он был внесен в Госдуму президентом, а в январе 2010-го принят в первом чтении. Так что депутатам теперь нужно лишь не забыть учесть позицию КС и внести необходимые дополнения в рамках второго и третьего чтений.

Тем не менее Михаил Клеандров убежден, что рассмотренная проблема — это всего лишь верхушка айсберга. По его мнению, России необходима глобальная реформа судебной системы.

«У нас до сих пор действует законодательство о судах общей юрисдикции 80-х годов XX века, — подчеркнул он. — Принятие отдельных решений — это латание дыр или, если угодно, «ямочный ремонт» законодательства».

При этом он не согласился с мнением представителя Совета федерации в КС Елены Виноградовой о том, что корень проблемы заключается в несовершенстве самого института мировых судей и что он до сих пор недостаточно прижился в российской правовой системе. Михаил Клеандров подчеркнул, что именно мировые судьи сейчас находятся «на передовой линии» правосудия и рассматривают огромное количество дел. Их деятельность просто должна быть нормально отрегулирована.

В постановлении КС также особо отмечено, что никто не должен дожидаться, пока новая редакция ГПК будет утверждена и опубликована. Буквально с сегодняшнего дня в России ни один мировой судья не имеет права отклонять апелляцию, поданную третьим лицом, чьи интересы были рассмотрены в ходе процесса. Суд апелляционной инстанции, в свою очередь, правомочен отменить неправильное решение мирового судьи и вернуть его на повторное рассмотрение.