Не продался следствию

Расторгнута первая в России сделка со следствием

Stockbyte/East News
В России расторгнута первая заключенная сделка со следствием. Фигурант дела «Евросети» Сергей Каторгин отказался признавать свою вину и свидетельствовать против подельников в обмен на более мягкий приговор. Юристы говорят, что недавно принятый закон о сделке с правосудием еще слишком сырой и никаких гарантий подследственным все равно не дает.

Бывший сотрудник «Евросети» Сергей Каторгин был первым подследственным в России, кто воспользовался недавно появившейся в законодательстве нормой о сделке с правосудием. Соответствующий закон после долгих препирательств Госдумы и Совета федерации был принят в конце 2009 года. Внести поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы предлагали депутаты-единороссы Владимир Плигин, Владимир Васильев и Александр Розуван. По их замыслу, фигурант уголовного дела при отсутствии отягчающих обстоятельств имеет право подать ходатайство следователю о желании заключить сделку с правосудием. Со своей стороны, подследственный, признав свою вину, обязан рассказать следствию либо о своих подельниках, либо о преступлениях, которые они совершили, но в поле зрения правоохранительных органов не попали.

За это он может получить срок, не превышающий половину от максимального, а его уголовное дело будет рассматриваться в особом порядке, то есть минуя предварительные слушания и судебное следствие, суд сразу переходит к прениям.

Закон о сделке с правосудием приняли не с первой попытки. Когда документ прошел все три чтения в парламенте, Совфед внезапно отклонил его. Сенаторам в последние годы не свойственно возвращать законопроекты в Госдуму – на доработку они возвращают около двух документов в год. Последними отклоненными верхней палатой парламента документами были закон «О платежных терминалах» и о замене советских пятиконечных красных звезд на военных самолетах и вертолетах на такие же пятиконечные, но с российским триколором. Последний так и не принят, законопроект о платежных терминалах передан согласительной комиссии. Претензии членов Совфеда заключались в том, что новая норма нарушает конституционный принцип, поскольку ужесточает наказание для человека, который дал согласие на досудебное сотрудничество, но при этом сообщил следователям ложные сведения. Вторая претензия сенаторов заключалась в том, что сделка с правосудием предполагает снижение сроков и для тех, кому гарантирована высшая мера наказания. Депутаты возражали и говорили, что сенаторы просто придираются, а эксперты называли закон о сделке с правосудием лишь поводом для небольшой пикировки между Госдумой и Совфедом. В итоге, не без вмешательства президента России Дмитрия Медведева, была создана согласительная комиссия, и в июне 2009 года законопроект с учетом сенаторских поправок был принят.

В сентябре 2009 года бывший сотрудник службы безопасности «Евросети» Сергей Каторгин решил воспользоваться новой нормой в законодательстве. Он вместе с тремя коллегами и экс-главой компании Евгением Чичваркиным обвинялся в похищении экспедитора «Евросети» Андрея Власкина. Сообщалось, что Каторгин признал свою вину и дал показания против своих подельников в обмен на сокращение срока наказания.

Однако, как сообщил накануне «Росбалт», он отказался от своих показаний и расторг заключенную со следствием сделку. Официальных комментариев от СКП не последовало.

Адвокат еще одного фигуранта дела «Евросети» Бориса Левина Марат Файзуллин сказал «Газете.Ru», что о сделке Каторгина со следствием узнал от журналистов, но «понимает, почему она была расторгнута». «Каторгин имеет юридическое образование. Он, скорее всего, все взвесил и понял, что совершил ошибку. Конечно, он не согласился с предъявленными ему обвинениями, так как сначала ему вменялось самоуправство, а потом похищение человека, что является более тяжким преступлением. Видимо, Каторгин еще раз все оценил и понял, что признаваться в похищении человека не станет, так как квалификация неверная», — сказал адвокат. Теперь, добавил он, данные Каторгиным показания не имеют смысла.

Несмотря на долгое перемещение между Госдумой и Совфедом, закон о сделке со следствием на выходе получился слишком сырым, чтобы стать популярным у подследственных, говорит адвокат Руслан Закалюжный. «Фактически, обвиняемому предлагают заключить одностороннюю сделку. Он должен обязательно рассказать о других участниках преступления, то есть максимально помочь расследовать дело. Человек подписывает себе смертный приговор со стороны подельников. А с другой стороны, прокуратура ему дает невнятное обязательство: рассмотрим в особом порядке, а может, и нет», — сказал он «Газете.Ru».

По словам Закалюжного, сенаторы с депутатами так и не прописали в законе никаких гарантий для заключающего сделку: суду ничего не мешает отказаться рассматривать дело в особом порядке, а само понятие ценной для следствия информации слишком субъективно.

«То есть нет той четкости, как, допустим, в США: говоришь про подельника вот это и это и получаешь вот столько. В России же это кот в мешке», — говорит адвокат, оговариваясь, что уже само появление такой нормы в российском законодательстве является хорошей новостью. Что касается Каторгина, то перезаключить договор со следователями ему ничто не помешает: в законе говорится только о том, что сделки с правосудием заключаются на стадии предварительного следствия, а об их количестве не сказано ничего. Впрочем, адвокат Файзуллин считает, что фигурант дела «Евросети» вряд ли станет повторять свою ошибку.