Кофе заварило кашу

Список рекомендуемых словарей

Полина Никольская, Елена Шмараева 01.09.2009, 20:03
Liquid Library/East News

Минобрнауки утвердило список словарей, рекомендованных чиновникам к использованию. Пока в него вошли только четыре книги издательства «АСТ-Пресс» — единственного, подавшего словари на рассмотрение комиссии. Впрочем у Ожегова и Розенталя еще есть шанс попасть в список рекомендуемых справочников.

1 сентября в силу вступил приказ, утверждающий перечень словарей, грамматик и справочников, рекомендованных Министерством образования и науки. Из аннотации следует, что издания содержат «нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка РФ». В Минобрнауки «Газете.Ru» пояснили, что перечень носит «рекомендательный характер». Сверяться со словарями из списка обязаны только госструктуры при делопроизводстве.

В список рекомендованных министерством словарей вошли издания 2008 года выпуска: «Орфографический словарь русского языка» Букчиной Б. З., Сазоновой И. К., Чельцовой Л. К., «Грамматический словарь русского языка» Зализняка А. А., «Словарь ударений русского языка» Резниченко И. Л., «Большой фразеологический словарь русского языка» Телия В. Н.

Все словари выпущены издательством «АСТ-Пресс»: пока, по данным министерства, оно единственное подало свои справочники на рассмотрение Межведомственной комиссии по русскому языку при Минобрнауки, которую возглавил министр Андрей Фурсенко. «Хотя приказ о создании подобного списка и порядке подачи заявлений на проведение экспертизы словарей, грамматик и справочников обнародован уже давно, других изданий к нам не поступало», — отмечают в министерстве (приказ №152 от 29 мая 2007 года опубликован на сайте ведомства).

Как сообщили в министерстве, чтобы попасть в утвержденный Минобрнауки список словарей, книге необходимо изначально пройти экспертизу в одном из пяти независимых учреждений: в Институте русского языка имени В. В. Виноградова, Институте русского языка имени А. С. Пушкина, Институт лингвистических исследований РАН или на филологических факультетах МГУ имени М. В. Ломоносова или СПбГУ. Правда, в вывешенном приказе названия экпертных организаций не указаны. «Экспертиза проводится по инициативе физических и юридических лиц Российской академией наук, Российской академией образования, высшими учебными заведениями и иными организациями, имеющими в своей штате специалистов соответствующего профиля и квалификации, обладающих опытом экспертизы грамматик, словарей и справочников, включенными в список, формируемый Минобрнауки», — говорится в документе. Как рассказал «Газете.Ru» пиар-директор «АСТ-Пресс» Константин Деревянко, издательство узнало об экспертизе и готовящемся списке не из приказа, а от сотрудников Института имени Виноградова и Института имени Пушкина, с которыми «АСТ-Пресс» «тесно сотрудничает».

Список, отмечают в министерстве, не окончательный и будет все время пополняться: комиссия ждет новых заявок от издательств, юридических и физических лиц.

«И если в списке нет Ожегова или Розенталя, это вовсе не значит, что эти справочники не могут туда попасть», — пояснили в ведомстве.

Деревянко отметил также, что издательство само выбрало, куда будет подавать заявления на экспертизу. Два словаря АСТ отдало на филфак МГУ, два других – в Институт русского языка имени Пушкина. Затем на основании экспертизы, которая признала словари соответствующими нормам русского языка, межведомственная комиссия включила издания в рекомендованный Минобрнауки список. «Не знаю, почему другие издательства не подали заявления, может, медлили», — отметил Деревянко. Все словари, сказал он, были подготовлены в рамках программы «Словари XXI века», учрежденной Институтом имени Виноградова. В задачи программы входит разработка более 100 наименований современных словарей и «формирование культуры пользования словарями среди населения». Представитель «АСТ» отметил, что к выпуску в рамках программы готовятся еще несколько словарей, которые также будут поданы на рассмотрение межведомственной комиссии. Деревянко также уточнил, что использовать утвержденные словари должны будут только «государственные организации, органы, суды».

Для того чтобы словарь был обязателен к использованию в школе, он должен попасть в другой документ – федеральный перечень, который министр образования утверждает каждый год.

«На прилавках магазинов лежат сотни словарей, у которых даже иногда нет автора. Перечень впоследствии отделит качественные словари от некачественных», — сказал Деревянко.

Кандидат филологических наук, доцент кафедры редакционно-издательского отделения журфака МГУ Наталья Иншакова пояснила «Газете.Ru», что выпуск нормативных словарей не означает «изменение языковой нормы». «Все справочники, академические издания, все это остается», — отметила эксперт. По словам Иншаковой, появление нового словаря всегда вызывает много дискуссий в языковом сообществе, так как каждый автор предлагает альтернативный вариант.

Список министерства действительно вызвал широкую дискуссию. Уже в понедельник ряд изданий отмечали, что словари из списка закрепляют новые правила русского языка, которые теперь станут обязательными. Так, словарь Резниченко предлагает закрепить нормы ударения договОр и дОговор, по срЕдам и по средАм как равнозначные. Тогда как словарь Букчиной признает верным употребление слова «кофе» как в мужском, так и в среднем роде. «Но словарь не может узаконить норму», — отметила Иншакова. Кроме того, в издательстве АСТ уточнили, в словаре Букчиной «кофе» среднего рода сопровождается пометкой «разговорное».

Заместитель директора по научной работе Института русского языка имени Виноградова Мария Каленчук заметила, что в словаре Резниченко нормы, касающиеся ударения в словах «договор», «йогурт», «по средам» даны как вариативные, а не как единственно возможные — то есть допускается ударение как на первый, так и на последний слог. «Мне лично как человеку и как лингвисту не нравится говорить «дОговор», я этого делать не буду и поправлю своих студентов, если они так скажут. Но резоны тех, кто включает «дОговор» в словарь, мне понятны», — сказала Каленчук.

«Список не проблема, а проблема в том, как его истолковали в СМИ. Этот список — не окончательный, любое издательство и любой автор может подать заявку на включение в список собственного словаря», — пояснила Каленчук «Газете.Ru». Эксперт добавила, что «Русский орфографический словарь» Лопатина, являющийся на данный момент самым большим по объему орфографическим словарем русского языка (около 180 тыс. слов), будет переиздан к концу 2009 года и тоже будет подан в комиссию. А вот любимого корректорами и школьными учителями словаря Розенталя в официальном списке, предполагает эксперт, не будет: комиссия, скорее всего, «сочтет его устаревшим»: «Розенталь сколько лет как умер, а язык развивается! Нельзя ориентироваться на устаревшие нормы».

Впрочем, отмечает лингвист, как только список расширится, появится новая проблема — противоречие между нормами, закрепленными в разных словарях.

«Это не вопрос того, что в одних словарях написано правильно, а в других нет, речь идет о расширении нормативного диапазона. Такие различия, конечно, необходимо минимизировать, но полностью избавиться от них невозможно», — считает Каленчук.

Еще одна проблема, по мнению директора Института лингвистики Максима Кронгауза, заключается в отсутствии в объявленных авторитетными словарях заимствованных слов, вошедших в русский язык в последние 10–15 лет. Как писать «арт-директор» и «бренд-менеджер» — словари из списка не поясняют. «Это беда нашей лексикографии: она не успевает за развивающимся языком. В итоге вместо словарей носители языка поступают следующим образом: вводят в поисковой системе два варианта написания и используют тот, который встречается чаще», — констатирует филолог.

Решением проблемы могло бы стать создание постоянно обновляемого словаря в интернете, но его пока нет.

Практикующий редактор и корректор ряда изданий Ирина Зубкова сказала «Газете.Ru», что саму идею одобряет и некоторыми словарями, уже попавшими в список, пользуется в своей работе. Но о том, как утверждался этот список, собеседница узнала только из новостей: «Будет ли он пополняться, будут ли переиздаваться словари в нем, кто вообще вошел в эту комиссию, мы не знаем». Неясно для редактора осталось и то, как именно список был утвержден и кто должен пользоваться словарями из перечня. «Нужно объяснить людям, кто принимает такие решения: должна быть обратная связь. Идея хорошая, но ее реализация пока не понятна», — сказала собеседница. Кроме того, нормативные словари, по мнению Зубковой, должны быть общедоступны. «Тогда как каждый из словарей списка стоит 800–900 рублей. И не все из них есть в интернете. То, что это книги одного издательства, тоже наводит на размышления», — пояснила она.