«У всех и болезни, и дети»

Суд по делу орехово-медведковских удалился на вынесение приговора

Елена Шмараева 25.09.2008, 18:44
ИТАР-ТАСС

Процесс по делу орехово-медведковской банды, орудовавшей в Москве в 1990-е годы, завершен. Судья удалился на вынесение приговора, который будет основываться на обвинительном вердикте присяжных. Гособвинитель попросила для подсудимых сроки от 11 лет до пожизненного заключения. Обвиняемые в последнем слове вспоминали своих малолетних детей, сотрудничество со следствием и взывали к милосердию.

В четверг участники процесса по делу орехово-медведковской банды, слушавшие накануне до позднего вечера вердикт присяжных заседателей, вернулись в Мосгорсуд, чтобы его обсудить. Защитники и гособвинитель начали с того, что представили на суд председательствующего Петра Штундера дополнительные материалы, которые нельзя было озвучивать в присутствии присяжных: сведения о судимостях, имеющихся у обвиняемых, личные характеристики и различные справки.

Так, прокурор Мария Семененко вспомнила, что у Павла Макарова уже есть целых две судимости: сначала он был осужден на 2 года условно по ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконное хранение оружия), а потом по ст. 163 (вымогательство) и той же ст. 222 УК РФ — уже на восемь лет лишения свободы. Правда, позже приговор пересмотрели и Макарова приговорили к четырем годам вместо восьми, а потом освободили досрочно за хорошее поведение.

Олегу Пылеву по прозвищу Генерал прокурор вспомнила задержание с пистолетом в 1995 году, а также судимость за хулиганство в 1984. Подсудимый, услышав упоминание о своей бурной молодости, улыбнулся и что-то сказал на ухо Макарову. Правда, тот его веселья не разделил и ничего не ответил. Сам Пылев тоже посерьезнел, когда Семененко напомнила участникам процесса, что у него уже есть два вступивших в силу приговора — от 2005 и 2007 года, причем по одному из них Генерал получил пожизненное заключение.

Киллер Алексей Шерстобитов (Леша Солдат) тоже имеет судимость, напомнила прокурор. В 2006 году его приговорили к 13 годам заключения. Кроме того, гособвинитель продемонстрировала копию паспорта с фотографией Шерстобитова на имя Соколова Алексея Львовича — одно из множества прикрытий, которыми пользовался Леша Солдат, пока скрывался от следствия и бывших сообщников.

Про подсудимого Сергея Елизарова гособвинитель ничего неприятного не сказала: «Не судим, не привлекался, положительная характеристика с места жительства и работы». Прокурор добавила, что все обвиняемые признаны психически здоровыми, служили в армии, в наркодиспансерах на учете не состояли.

Защитники, в свою очередь, дополнили выступление Семененко материалами, которые, по их мнению, могут смягчить вину подсудимых. Они рассказали, что у Пылева есть двое несовершеннолетних детей, у Макарова взрослый сын и малолетняя дочь, у Елизарова — пятилетний ребенок. Адвокат Леши Солдата Керим Бижев напомнил суду, что у его подзащитного тоже двое детей (16-летний сын Илья и 4-летняя дочь Таисия), а кроме того, есть государственная награда: когда Шерстобитов служил во внутренних войсках (еще до вступления в банду), ему присвоили орден Мужества за задержание опасного преступника.

Выслушав всех, прокурор Семененко запросила сроки заключения, которых, по ее мнению, заслуживают подсудимые. Всех четверых обвиняют по ст. 102 действовавшего до 1997 года УК РСФСР (убийство), а также по ст. 105 (убийство), ст. 209 (бандитизм) и ст. 210 (создание преступного сообщества) УК РФ.

Гособвинитель, учтя вердикт присяжных, которые удостоили снисхождения Шерстобитова и Елизарова, но лишили такой возможности Пылева и Макарова, запросила для Леши Солдата 24 года лишения свободы, для Генерала — пожизненное заключение, для Елизарова — 11 лет колонии строгого режима и для Макарова — 16 лет заключения. «Без штрафа», — добавила прокурор.

Адвокаты в ответ на просьбу Семененко попросили судью смягчить наказание, насколько это возможно. «Прошу учесть снисхождение присяжных и, кроме того, прекратить уголовное преследование моего подзащитного за покушения на убийства, по которым истекли сроки давности», — заявил защитник Шерстобитова Бижев. «По убийству Гусятинского, совершенному в 1995 году, истек срок давности, — вторила ему адвокат Пылева Нина Хохалина. — Также прошу учесть выступление потерпевшего Глоцера, который просил признать моего подзащитного заслуживающим снисхождения». Защитница Елизарова Ирина Фоменко напомнила, что ее доверитель давал правдивые показания, сам явился с повинной, проявив «свое стремление встать на путь исправления». Александр Афанасьев, адвокат Макарова, также попросил судью учесть истекшие сроки давности и добавил, что подсудимый «на момент совершения преступлений не был судим и имеет на иждивении малолетнюю дочь». О дочери в последнем слове вспомнил и сам Макаров.

«Я прошу снисхождения, ваша честь. Не для себя, а для своих близких. У меня дочь, она у нас поздняя, маленькая девочка, и я не знаю, что с ней будет, если меня не будет рядом. Я знаю, что такое расти без отца», — ссутулившись, говорил обвиняемый.

Его сосед по скамье подсудимых Олег Пылев был немногословен: «Я согласен со своим адвокатом, она все юридически правильно сказала. У меня, как и у всех, есть и болезни, и дети. Я благодарен прокуратуре за достаточно щадящие сроки. Только пусть и заказчиков осудят, не только ж нас», — сказал Пылев и сел на место. «Не знаю, вправе ли я о чем-то просить, вчера присяжные дали мне второй шанс. Но я понимаю, что вина на мне огромная. Единственное, о чем я прошу — взглянуть на мою судьбу и всех здесь присутствующих с позиции милосердия», — заявил в последнем слове Шерстобитов. «Я раскаиваюсь и глубоко сожалею, что в 1990-е годы, вернувшись из армии, не разобрался, что происходит вокруг, и запутался. Моим наказанием за горе, принесенное людям, будет горе моих близких», — закончил выступление подсудимых Елизаров.

В конце заседания судья Штундер объявил, что отправляется на вынесение приговора. Свое решение в отношении орехово-медведковских бандитов он провозгласит в понедельник, 29 сентября.