Все номера журнала «Русский архив» оцифрованы и выложены в свободный доступ

Все номера выдающегося исторического журнала «Русский архив» собраны, оцифрованы и выложены в свободный доступ, сообщает портал «Руниверс».

«С радостью и гордостью сообщаем, что этим летом мы завершили долгую и трудную работу по собиранию и оцифровке полной коллекции номеров журнала «Русский архив» за всю историю его издания, с 1863 по 1917 год. Как и все материалы на нашем сайте, «Русский архив» теперь находится в свободном и неограниченном доступе. Вы можете читать его публикации в сети или сохранить на своем компьютере, свободно копировать и распространять», — говорится в сообщении.

Созданный выдающимся исследователем отечественной старины Петром Ивановичем Бартеневым, «Русский архив» стал важнейшим источником уникальных сведений об истории и культуре России для многих поколений.

Основной корпус материалов журнала составили не только архивные изыскания, но и редчайшие документы из семейных собраний.

«Со всей России стекались к издателю «Русского архива» уникальные документы из частных архивов. Император Александр II «пожаловал мне для «Р[усского] архива» все письма Жуковского к его отцу», писал Бартенев жене: (ЦГАЛИ. Ф.46 оп. 8, д. 29, л. ЮЗ). И тут же мы находим послание от неизвестного священника из дальней Среднеазиатской губернии, в котором содержится записанное им для журнала «Предание о дьячке В. Г. Рагозине» (там же, оп. 1, д. 594). С издателем «Русского архива» поддерживали связь и обменивались знаниями государственные и общественные деятели, представители науки, искусства и литературы, журналисты — сохранились письма к нему от более чем 2000 корреспондентов. С Бартеневым переписывались, обращались за советом как к знатоку И. С. Тургенев, Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, Ф. И. Тютчев, Н. А. Некрасов, Н. Г. Рубинштейн и С. П. Дягилев.

Валерий Брюсов, вспоминая о нем, писал: «Трудно представить себе русского историка русской литературы, который не был бы принужден обращаться при своей работе к «Русскому архиву». Дело Бартенева как издателя огромно, и в этом отношении его влияние на русскую науку почти не поддается учету», — говорится в сообщении.