Мона Лиза открыла настоящее лицо

Ольга Португалова 27.09.2006, 17:39
Фото: physorg.com

Сложная технология помогла канадским ученым воссоздать истинный облик Моны Лизы. Просветив шедевр лазерными и инфракрасными лучами, специалисты из Национального совета по исследованиям Канады (NRC) получили трехмерные изображения Джоконды, в которых отразился ряд подробностей, до сих пор скрытых под слоем лака и не известных никому.

Прежде всего, стало очевидно, что таинственная женщина родила второго сына незадолго до того, как ее изобразил Леонардо. Искусствоведы при ближайшем рассмотрении обнаружили, что платье Моны Лизы покрыто тонкой сетчатой тканью вроде марли.

«Такое покрывало в Италии XVI века надевали беременные или только что разрешившиеся от бремени женщины», — пояснил Брюно Моттэн (Mottin) из французского Национального музейного центра по исследованию и реставрации на пресс-конференции в Оттаве. По его словам, теперь можно смело утверждать, что великий мастер написал свое полотно в ознаменование рождения второго сына Моны Лизы, которое можно довольно точно датировать 1503 годом.

Личность Моны Лизы установлена уже давно: женщина со знакомой всему миру загадочной полуулыбкой — Лиза Джерардини, жена флорентийского торговца Франческо де Джокондо, подарившая ему пять наследников. Заказ на портрет жены от купца да Винчи получил между 1503 и 1506 годом, но продолжал работать над картиной вплоть до своей смерти, внося, по-видимому, все новые и новые изменения.

В открытии нет ничего удивительного: в те времена практически любая итальянская замужняя женщина постоянно или находилась на сносях, или вскармливала новорожденного. Другая деталь интереснее: оказывается, видимость обманчива, и изначально волосы Моны Лизы были собраны в пучок, из которого выпадали лишь несколько локонов. Сегодня, рассматривая произведение невооруженным глазом, видно лишь, что волосы женщины свободно распущены по плечам.

Таким образом разрешилась странность, не дававшая покоя многим поколениям исследователей. Дело в том, что в эпоху Ренессанса волосы обычно распускали только девушки и женщины из низших, самых бедных слоев населения, что противоречило биографическим сведениям о модели Леонардо, социальный статус которой был высоким.

Кроме того, как показало сканирование, в первоначальной версии картины Мона Лиза не отдыхает, расслабленно откинувшись на спинку стула, а сидит совершенно прямо.

Исследование помогло также лучше ознакомиться с уникальной живописной техникой Леонардо, в основе которой лежит прием сфумато (от итальянского sfumato — затушеванный), создающий эффект окутывающего изображение легкого тумана. Именно да Винчи впервые теоретически обосновал и применил этот важнейший прием воздушной перспективы, заключающийся в смягчении очертаний предметов, фигур и светотеневой моделировки в целом.

«Ни о каком специальном коде, как в книгах Дэна Брауна, говорить не приходится, — поделился своими мыслями Моттэн. — С настоящей тайной мы сталкиваемся, когда пытаемся постичь, как живописцу удавалось воплотить самую суть жизни, уловить и перенести ее на полотно». Исследователи выяснили, что красочный слой на более темных участках портрета, например на глазах и уголках губ, исполнен в технике лессировки, при которой очень тонкие слои прозрачных и полупрозрачных красок наносятся поверх высохшей краски.

Однако в целом исследователям пришлось разочароваться. «Как именно следует наносить слои пигментов и масляного связующего, осталось секретом Леонардо», — заметил один из экспертов NRC Франсуа Бле.

На картине практически отсутствуют отдельные мазки, на выявление которых надеялись ученые. Они объясняют этот факт тем, что художник мог использовать для растушевки вместо кисти собственные пальцы, хотя их отпечатков также не обнаружено. «Живопись очень гладкая, даже несмотря на крайне тонко прорисованные детали вроде завитков волос», — констатировал расстроенный Джон Тейлор из NRC, принявший участие в исследовании.

Заодно исследователи провели и экспертизу состояния картины. Анализ кракелюров — так называют трещины в красочном слое - показал, что краска по-прежнему плотно прикреплена к деревянной основе из тополя. «Нет никаких признаков вспучивания краски, для 500-летней живописи картина находится в прекрасном состоянии», — заявил Тейлор.

Как известно, не все из многочисленных экспериментов Леонардо оказались удачными, и ряд его произведений, в том числе фреска «Тайная вечеря», многие десятилетия находятся на грани исчезновения. Доска, на которой написана «Джоконда», чувствительна к изменениям климата и температуры, однако если условия хранения шедевра останутся прежними, он не должен пострадать.

Стабилен и 12-сантиметровый раскол в верхней части «Моны Лизы», образовавшийся, вероятно, между 1750-ми и 1800-ми годами в результате удаления оригинальной рамы, в которую был заключен портрет.

Трехмерное сканирование было осуществлено в течение двух ночей октября 2004 года, перед тем как картину поместили в новую стеклянную витрину в Лувре. Хотя ежегодно полотно осматривают 7 млн посетителей, ученым нечасто предоставлялась возможность исследовать ее в лаборатории. По словам Моттэна, такое случалось лишь дважды — в 1930-х и в 1952 году. Полученные снимки позволят хранителям продолжить изучение, не касаясь холста, а также опробовать новые методики консервации и реставрации прежде, чем применить их к оригиналу.

Технология ранее уже применялась для осмотра статуи Давида Микеланджело и картин Ренуара и Коро. Кроме того, с ее помощью были сняты некоторые голливудские фильмы (например, «Властелин колец» Питера Джексона), а сотрудники NASA разместили такое устройство на борту Atlantis, чтобы контролировать нагревание обшивки во время полета.

Новейшие технологии все чаще служат подспорьем в работе представителей гуманитарных наук. Так, совсем недавно с помощью синхротрона был прочитан стертый трактат Архимеда, а инфракрасное облучение позволиловернуть к жизни древний выцветший индийский манускрипт. Британские экологи и климатологи, напротив, использовали серию картин импрессиониста Клода Моне, посвященную зданию лондонского парламента, как источник информации о лондонском смоге
рубежа XIX--XX веков. Кроме того, мексиканские физики обнаружили, что ван Гог нередко математически точно изображал на своих произведениях не что иное, как турбулентность.