Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Сюрприз для Байдена»: США толкают Ирак в объятия Ирана

Иран укрепляет взаимодействие с Ираком на фоне ухода войск США

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Багдад и Тегеран собираются нарастить свое военное сотрудничество на фоне вывода американского контингента с территории Ирака, санкционированного президентом США Дональдом Трампом. Переговоры ведутся по углубленному взаимодействию в разных сферах, в том числе по поставкам оружия и техники. Согласно экспертной оценке, это ведет к усилению позиций Ирана в регионе, чему Трамп активно пытался противостоять, а также создает проблемы для возможного будущего президента США Джо Байдена.

Как пишет Newsweek, Багдад и Тегеран стремятся к заключению ряда соглашений в области воздушной, наземной и морской обороны — высокопоставленные военные чиновники обеих стран уже проводят соответствующие консультации.

По данным издания, министр обороны Ирака генерал-лейтенант Джума Анад Саадун обсудил этот вопрос со своим иранским коллегой Амиром Хатами, а также начальником вооруженных сил Ирана генерал-майором Мохаммадом Хоссейном Бакери. Последний утверждал, что Ирак и Иран разработали договор об официальном усилении своих вооруженных сил.

Соглашение включает предоставление иракской армии оружия и техники, подчеркивал Бакери. При этом заключение сделки стало возможным после отмены оружейного эмбарго ООН на торговлю вооружениями с Ираном, которое безуспешно пытались продлить США.

Помимо Хатами и Бакери, Саадун также провел переговоры с секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани. По информации Tasnim, стороны обсудили меры по усилению безопасности на границе двух стран. Источники агентства отмечают, что Саадун и Шамхани расценивают плотное сотрудничество Ирака и Ирана в сфере обороны как гарантию стабильности и безопасности в регионе.

Кроме того, среди военных чиновников обоих государств прошли консультации по вопросам защиты морских границ в Персидском заливе, совместного обеспечения безопасности в небе и координации по противостоянию боевикам на уровне ВВС.

В целом переговоры имели определенную антиамериканскую направленность.

К примеру, командующий Военно-космическими войсками КСИР Амир Али Хаджизаде прямо обвинял США в попытке разрушения Ирака и разделения иракской нации. Особое внимание он уделил январской операции американских сил в республике, когда в аэропорту Багдада ликвидировали командира КСИР генерал-майора Касема Сулеймани и заместителя командующего Народными мобилизационными силами Ирака Абу Махди аль-Мухандиса.

«Народы Ирана и Ирака никогда не забудут их гибель», — подчеркнул Хаджизаде. Он также поклялся отомстить США за убийство Сулеймани и аль-Мухандиса. Анад Саадун поддержал его высказывание, также опять-таки подтвердив желание двух государств расширить свое военное сотрудничество.

Выход США

Активизация сотрудничества между Багдадом и Тегераном проходит на фоне сообщений о сокращении американского контингента на территории Ирака. Согласно заявлению исполняющего обязанности главы Пентагона Кристофера Миллера, к 15 января 2021 года в стране останется 2,5 тыс. солдат, то есть 500 военных будут возвращены на свою родину.

«Мы будем осуществлять эту передислокацию таким образом, который в наибольшей степени [обеспечит] защиту наших военнослужащих <...>, наших партнеров в разведсообществе и дипломатическом корпусе, а также наших замечательных союзников», — отмечал Миллер.

Остающиеся в Ираке военнослужащие сосредоточатся на защите американских диппредставительств, правительственных объектов, подчеркивал и.о. министра обороны США. Соответствующее решение принял американский лидер Дональд Трамп после консультаций со своими советниками в сфере национальной безопасности.

Сам Трамп также говорил, что рассчитывает на полный вывод американских войск с территории Ирака к маю 2021 года. Как пишет CNN, президент США действует в рамках своего плана по прекращению «бесконечных войн» за границей, однако не все положительно оценивают это решение.

Непосредственно для Ирака американские силы имеют ключевое значение в борьбе с остатками террористов из запрещенной в РФ группировки «Исламское государство» (организация запрещена в России) на территории республики.

По информации The New York Times, военные США обучают иракских солдат и оказывают им поддержку в контртеррористических операциях, количество которых может подвергнуться существенным сокращениям из-за уменьшения американского контингента.

Однако в Ираке еще с прошлого года говорят о необходимости вывода всех иностранных сил с территории республики, в особенности американских. Волну обсуждений этого вопроса запустили антиправительственные протесты, которые лишь усилила ликвидация Сулеймани и аль-Мухандиса в аэропорту Багдада в начале года. Именно в след за ним последовало официальное требование парламента Ирака по выводу иностранных сил.

При этом США изначально восприняли это требование в штыки: сам Трамп заявлял, что если вывод войск будет проходить в не очень дружелюбной обстановке, то Вашингтон введет против иракской стороны «такие санкции, которых они никогда прежде не видели».

Как ранее говорил «Газете.Ru» независимый эксперт по Ближнему Востоку Дмитрий Фроловский, уходя из Ирака США теряют стратегический плацдарм для работы в Иране, против которого администрация Трампа проводит политику «максимального давления».

Напряженность в отношениях Тегерана и Вашингтона серьезно возросла из-за убийства Сулеймани, а Ирак поневоле стал частью конфликта двух сторон.

По словам Фроловского, Иран имеет серьезное влияние на Багдад и тут вывод американских сил сыграет в его пользу.

В свою очередь советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина также согласна с этой точкой зрения. По ее словам, ослабление американского военного присутствия в Ираке естественно еще больше подталкивает иракскую верхушку к сотрудничеству с соседним Ираном.

«Влияние Тегерана в Ираке значительно усилилось после свержения американцами главы республики Саддама Хусейна. Многие страны региона, в том числе Израиль и Саудовская Аравия, тогда выступали против американской войны в Ираке, предвидя какими могут быть последствия в виде усиления влияния недружественного им Ирана», — сказала эксперт «Газете.Ru».

Шпилька Трампа

Источники NYT утверждают, что Трамп на фоне проблем с переизбранием искал военные варианты для бомбардировки иранского ядерного объекта в городе Натанзе. По мнению Белого дома, на объекте находится в 12 раз больше урана, чем оговорено в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) по иранской ядерной программе, из которого администрация Трампа вышла два года назад, предполагая, что Тегеран использует программу для создания ядерного оружия.

Иран эти сведения отчасти опровергает, заверяя международное сообщество в том, что не изменил мирных характер своей атомный программы, хотя и отошел от ряда пунктов СВПД в ответ на жесткие американские санкции.

При этом Тегеран готов вернутся к исполнению своих обязательств, если Байден в случае своей победы вновь присоединится к сделке.

Это вызывает гнев Трампа, который всячески пытался разрушить СВПД и заставить Россию, Китай, Великобританию, Францию и Германию отказаться от соглашения с Ираном. Возможная победа Байдена подрывает его усилия, так как демократ прямо говорит о желании вернуть США в соглашение. Еще будучи вице-президентом США, он сыграл не последнюю роль в заключении сделки, что дает надежду на изменение вектора политики Вашингтона в отношении Ирана и опять-таки негативно воспринимается Трампом.

С точки зрения Елены Супониной, Трамп всеми силами старается создать как можно больше сюрпризов для Байдена, а также выполняет свои давние обязательства перед избирателями, уводя США с Ближнего Востока.

«В настоящее время Трамп делает еще один шаг в сторону увеличения влияния Ирана в регионе, но региональные расклады его волнуют в меньшей степени — он больше нацелен на внутриамериканскую аудиторию. Из-за его решений Байдену будет значительно сложнее действовать на Ближнем Востоке, потому что действующий президент всеми силами пытается создать другую реальность в регионе, которая совсем не соответствует политике демократов», — резюмировала эксперт.