«Я возвращал живых»: обмен пленными расколол Украину

Зеленский заявил о выполнении первой части договоренностей «Нормандского саммита»

Украина и Донбасс обменялись пленными по формуле «всех установленных лиц на всех установленных лиц». Стороны остались, по большому счету, удовлетворены прошедшим процессом. Владимир Зеленский отметил, что, таким образом, первая часть договоренностей саммита «нормандской четверки» выполнена. Вместе с тем к политической части минских соглашений Украина приступать не торопится.

В ночь на понедельник в киевском аэропорту «Борисполь» встречали освобожденных из ДНР и ЛНР украинцев. 29 декабря состоялся обмен пленными между Киевом и Донбассом. На территорию Украины вернулось 76 человек, в Донбасс — 124. Процедура проходила в районе Горловки, передача пленных состоялась на КПП Майроск.

Украинский омбудсмен Ольга Кобцева заявила, что в ходе обмена девять человек отказались покидать территорию Украины. С противоположной стороны, по данным омбудсмена ДНР Дарьи Морозовой, отказались возвращаться четыре человека.

Предыдущий обмен пленными состоялся в конце 2017 года. Вчерашний процесс — результат переговоров «нормандской четверки», которая собралась 9 декабря в Париже. Президент Украины Владимир Зеленский, в свою очередь, отметил, что состоявшийся обмен пленными выполняет первую часть договоренностей саммита.

«Я хочу поблагодарить всех лидеров «нормандской четверки». Все, о чем договорились по этому вопросу, выполнено», — заявил Владимир Зеленский в ходе брифинга 29 декабря.

Обе стороны, действительно, в целом, остались удовлетворены процессом. В ДНР заявили, что вместо 68 человек, Киев отправил 60, предоставив об оставшихся справки об освобождении. Как заявила Дарья Морозова, Украине следовало доставить к пункту обмена всех заявленных лиц для верификации. Однако это не вышло за рамки упрека.

Обмен прошел по формуле «всех установленных лиц на всех установленных лиц». То есть в процедуре приняли участие лишь те, чей статус арестованных участников подтвердили и Киев, и Донбасс. Помимо этого, в процессе не задействованы те, кто находятся на территории России.

Зеленский вскрывает старые раны

Успех от процесса обмена пленными разделили с украинским лидером далеко не все. Предсказуемо недовольным остался экс-президент Петр Порошенко. Свою критику политик направил на тот факт, что Киев передал пятерых бывших «беркутовцев», которые подозреваются в расстреле участников «евромайдана». Речь идет о событиях 20 февраля 2014 года. Тогда в ходе протестов на площади Независимости в Киеве началась стрельба, в результате которой погибли люди с обеих сторон (49 протестующих и 4 сотрудника правоохранительных органов). В преступлениях на «майдане» украинские власти обвинили сотрудников «Беркута».

«Решение властей об обмене лиц, причастных к преступлениям против участников революции достоинства, оборвет последние ниточки к непосредственным заказчикам преступлений», — написал Порошенко в Facebook.

Всего, по данным министерств здравоохранения и внутренних дел, за время массовых акций протеста были убиты 106 человек и более тысячи ранены. Погибло также 19 сотрудников правоохранительных органов. Жертв тех событий на Украине называют «небесной сотней».

Расстрел 20 февраля стал поворотным этапом в развитии политического кризиса 2014 года. Уже на следующий день Виктор Янукович, занимавший на тот момент президентский пост, и лидеры парламентской оппозиции подписали «Соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине». 22 февраля Верховная рада приняла постановление об отставке Януковича и назначении досрочных президентских выборов.

Расстрел «евромайдана» стал для украинцев травмой. В течение последующих лет политики и генпрокуроры выступали с требованиями и обещаниями найти и наказать заказчиков и исполнителей стрельбы.

«Накануне второй годовщины майдана я требую, чтобы меры были окончательными, чтобы дела передали в суд, чтобы были судебные приговоры, которые бы поставили окончательную точку в привлечении к ответственности тех, кто принимал непосредственное участие в уничтожении украинской демократии на майдане», — говорил Петр Порошенко в ноябре 2015-го.

Более чем за шесть лет ни одного приговора суда по этому делу так и не было вынесено, и никто из причастных к преступлениям, будь то исполнители, организаторы или заказчики, не был наказан. Именно поэтому внесение пяти «беркутовцев» в списки для обмена также вызвало неоднозначную реакцию среди украинцев. Сам Зеленский объяснил свое решение приоритетностью возвращения плененных в Донбассе граждан.

«Мы забирали наших героев. Для нас приоритет — вернуть наших людей. Я с уважением отношусь к родителям и родственникам «небесной сотни», которые потеряли близких на майдане. Мы, к сожалению, не можем вернуть тех, кого уже нет. Но мы могли вернуть живых. А дела майдана мы закончим, — сказал он. — Если бы у меня было еще сто беркутовцев и мне предлагали одного разведчика, я бы отдал. Обмен мог сорваться каждый день. Я возвращал живых, и мне кажется, что это самое главное».

Тот факт, что Зеленский пошел на те шаги, на которые не готов был идти его предшественник, действительно демонстрирует большое желание президента урегулировать конфликт. Украинский лидер пришел к власти на фоне своих обещаний закончить войну, а его предвыборная риторика была построена на простых ценностях — жизнь человека превыше всего.

Многие наблюдатели при этом обращают внимание на тот факт, что, по большому счету, обмен коснулся граждан Украины с обеих сторон.

Так или иначе, но процесс урегулирования конфликта по выполнению минских соглашений, с президентством Зеленского пошел гораздо легче. Тут, впрочем, стоит помнить, что обмен — самая легкая часть «Минска».

Главное остается под вопросом

Краеугольным камнем урегулирования конфликта путем соблюдения минских соглашений является предоставление Киевом особого статуса Донбассу. И в этом направлении «нормандский саммит» пока не придал движения. Особый статус должен быть закреплен в конституции Украины. Срок действующего законопроекта был продлен Верховной радой сразу после встречи «четверки» в Париже.

Ожидалось, что внесение изменений в конституцию последует путем принятия законопроекта о децентрализации Украины.

В тексте документа законопроекта, однако, ничего не говорится об особом статусе Донбасса, что противоречит обещаниям правительства Украины перед «нормандским саммитом». В то же время, в законопроекте отмечается отдельный правовой статус Киева.

За несколько дней до публикации законопроекта глава МИД Украины Вадим Пристайко анонсировал изменения в конституцию, касающиеся децентрализации, что, по словам политика, станет выполнением Киевом минских соглашений.

«В минских договоренностях сказано, что Украина соглашается на конституционную реформу, в основе которой лежит децентрализация. Украинская сторона сейчас предана договоренностям, которые были. И это то, о чем сказал Зеленский, что мы все равно идем на изменения в конституцию, которые предусматривают децентрализацию по всей Украине», — говорил Пристайко в эфире телеканала «Интер».

Вчера вечером глава Офиса президента Андрей Богдан внес изменения в документ об изменениях в конституцию относительно децентрализации. Однако и правки не содержат ничего, что касалось бы особого статуса. Сам Богдан отметил, что, «основной смысл остается прежним». При этом особый статус после редактуры законопроекта предлагается предоставить Севастополю.

Владимир Зеленский уже направил отредактированный проект на утверждение Верховной рады.

По итогам «нормандского саммита» лидеры стран-участниц приняли документ из трех пунктов. Согласно нему, стороны намерены завершить разведение военных сил и средств в новых пунктах в Донбассе к концу марта 2020 года, улучшить мониторинг режима прекращения огня и продлить закон об особом статусе территорий в регионе.

Россия, несомненно, будет и дальше настаивать на закреплении особого статуса в конституции.

«Судя по всему, ни прежнее украинское руководство, ни действующее этого не хотят. Нужен прямой диалог с Донбассом, но его не хотят. Сейчас говорят, что будет закон о децентрализации. Это что, взамен? Если это касается Донбасса, это должно быть согласовано. И это настораживает», — говорил президент России Владимир Путин в ходе ежегодной Большой пресс-конференции 19 декабря.