От Трампа наутек: почему Макрон ищет союзников в России

Макрон призвал снизить зависимость Европы от США в вопросах безопасности

Президент Франции Эммануэль Макрон в ходе турне по Дании и Финляндии поднял вопросы об укреплении европейской безопасности и снижения зависимости от США. Более того, французский лидер считает необходимым подключить к обсуждению этого вопроса Россию. «Газета.Ru» разобралась, возможно ли возобновление сотрудничества двух стран и в каких сферах оно достижимо.

Вопрос об укреплении европейской безопасности президент Франции Эммануэль Макрон поднял на встрече с премьер-министром Дании Ларсом Лекке Расмуссеном. «Я думаю, что Дания достаточно скромна в своих европейских обязательствах», — заявил Макрон 28 августа на пресс-конференции по итогам встречи.

Реклама

Намек Макрона относился к тому, что Дания, будучи членом ЕС, не принимает участие в обсуждении обороны, хотя в последнее время дискуссия по этому поводу в Дании все же ведется — ее активизировал как раз Рассмуссен.

После Дании Макрон отправится в Финляндию, и этот выбор тоже не случаен.

Финляндия не является членом НАТО, но проявляет интерес к сотрудничеству с ЕС в области обороны. При этом Хельсинки также сохраняет хорошие отношения с Москвой, хотя и поддерживает антироссийские санкции со стороны ЕС.

Мини-турне Макрона по Европе — это возможность обсудить с коллегами вопросы европейской безопасности. «Безопасность ЕС больше не должна зависеть от США», — заявил Макрон на совещании с послами в понедельник, 27 августа.

Более того, французский президент призвал «начать всестороннее обсуждение этих вопросов со всеми партнерами Европы, включая Россию и Турцию».

Как отмечает в своем комментарии агентство Associated Press, высказывания Макрона о необходимости уменьшить зависимость от США свидетельствуют о начале пересмотра отношения с Америкой Дональда Трампа.

Авторы AP также отмечают, что Макрон неоднократно пытался убедить Трампа не выходить из Парижского климатического соглашения и иранской ядерной сделки. Французский лидер также призывал Трампа не вводить пошлины на сталь и алюминий из Европы.

Однако, несмотря на взаимную симпатию, на уступки Трамп так и не пошел. Кроме того, французский президент недоволен и давлением США на европейцев в связи с односторонним выходом Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе.

Для Парижа это обернулось экономическими потерями, так как, опасаясь санкций США, крупные французские фирмы были вынуждены уйти с иранского рынка.

Став президентом Франции, Макрон «пытался найти общий язык» с Трампом, выступая в качестве посредника в диалоге ЕС и США, напоминает в беседе с «Газетой.Ru» руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский. Для этого, как считал французский лидер, у него были все основания, так как в отличие от Германии Франция обладает статусом ядерной державы, а также креслом в Совбезе ООН. Однако диалог наладить не удалось.

В то же время эксперт отмечает, что, говоря о необходимости укрепления безопасности Европы без оглядки на США, Макрон следует за канцлером Германии Ангелой Меркель. В мае 2017 года Меркель также заявила, что времена, когда Европа могла полностью полагаться на США, прошли.

По мнению Рубинского, речь идет не о «революционном повороте», а в желании Макрона воспользоваться ситуацией, которая складывается в США. Речь идет об атаках на Трампа со стороны политических оппонентов, изоляционистских тенденциях Вашингтона и промежуточных выборах в США в ноябре.

В свою очередь, завсектором стратегических оценок ИМЭМО РАН имени Примакова Сергей Уткин также отмечает, что «ничего принципиально нового в этом нет».

«Призывы к большей самостоятельности ЕС в сфере безопасности стали общим местом среди центристских европейских политиков. Так что пока Макрон красиво говорит, но для европейской политики это может не иметь никаких существенных практических следстви», — говорит эксперт, отмечая, что определенные движения в эту сторону появились после Brexit.

Однако каких-либо радикальных шагов пока ожидать не стоит, говорит эксперт. Государства ЕС заняты выборами в Европарламент 2019 года, формированием новой Еврокомиссии и фактическим выходом Британии из ЕС.

Что же касается диалога Франции и США, то Макрон и Трамп смогут обсудить разногласия в ноябре текущего года, когда глава Белого дома отправится во Францию с визитом в связи с празднованием окончания Первой мировой войны. Визит пройдет через неделю после выборов в конгресс.

Курсом Де Голля и Миттерана

Кроме желания Макрона выступить голосом единой Европы в отношениях с США, в его высказываниях можно увидеть и отголоски «голлизма».

Таким термином часто характеризуют политическую философию президента Франции Шарля де Голля, который неоднократно критически оценивал внешнюю политику США. Разногласия с союзниками привели к тому, что Де Голль вывел Францию из военной организации НАТО, а штаб-квартиру альянса попросил покинуть Париж. По словам профессора Рубинского, союзники Макрона называют его курс «голлистско-миттерановским», имея в виду тот факт, что и президент Франции Франсуа Миттеран также стремился к укреплению европейских связей в сфере экономики и обороны.

Известно, что во времена как Де Голля, так и Миттерана Франция активно налаживала диалог с Москвой, хотя речь шла сугубо о торговых и культурных связях.

Сегодня Москва и Париж, по словам Макрона, смогли построить успешное гуманитарное сотрудничество по Сирии: «Механизм координации с Россией, созданный в Санкт-Петербурге, дал первый эффект, в частности, в гуманитарном плане», — заявил Макрон, выступая перед послами.

Часть этого практического сотрудничества уже проявилось в доставке французской гуманитарной помощи в Сирию российскими транспортными самолетами.

Стоит отметить, что попытки взаимодействия России и Франции в Сирии предпринимались и при предшественнике нынешнего президента Франсуа Олланде. В ноябре 2015 года российский президент Владимир Путин даже отдал приказ командиру российского крейсера «Москва» работать с французскими военными «как с союзниками». Правда, в то время все ограничилось лишь небольшой координацией военных в ударах по террористам.

Сегодня же Москва, как отмечает Рубинский, хочет, чтобы Париж вместе с Берлином помог в выделении средств на восстановление инфраструктуры Сирии. Это, по замыслу Кремля, должно поспособствовать возвращению в страну беженцев и снижению миграционной нагрузки на европейские страны.

Как бывшая метрополия Сирии, Франция готова к тому, чтобы играть большую роль в этой стране, однако, по словам собеседника «Газеты.Ru», разговор может стать предметным только после завершения битвы за Идлиб. К тому же, диалог осложняется тем, что Макрон настроен против того, чтобы президент Сирии Башар Асад сохранил свой пост после победы над террористами. По мнению Рубинского, сейчас «идет торг» и главным вопросом остается, насколько Асад готов к компромиссам.