Чертова дюжина вопросов по «делу Скрипаля»

МИД опубликовал список из 13 вопросов к ОЗХО по «делу Скрипаля»

МИД опубликовал список из 13 вопросов, направленных Россией в Организацию по запрещению химоружия (ОЗХО). В список попали вопросы, касающиеся непредоставления Великобританией данных по ходу расследования «дела Скрипаля», а также о том, какого рода помощь Лондон запросил у ОЗХО. Ранее министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сообщил о внеочередном созыве сессии ОЗХО — она пройдет 4 апреля.

Российская Федерация направила в Организацию по запрещению химоружия (ОЗХО) список из 13 вопросов по делу Скрипаля. Список был опубликован МИДом РФ в воскресенье, 1 апреля, на официальном сайте ведомства. Вопросы были направлены постпредством РФ при организации в технический секретариат ОЗХО.

Ранее со слов министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова стало известно, что Россия выступила инициатором внеочередного созыва Исполнительного совета (ИС) ОЗХО в связи с инцидентом в британском Солсбери. В пресс-службе ОЗХО подтвердили запрос, отметив, что сессия ИС пройдет в среду, 4 апреля. Ранее стало известно, сообщает ФАН, что внеочередное заседание Исполнительного совета ОЗХО пройдет в закрытом для журналистов режиме.

Россия стремится узнать, какого рода помощь была запрошена британской стороной у ОЗХО. Кроме того, Москва хочет выяснить, намерена ли ОЗХО «поделиться» в установленном порядке информацией, предоставленной Лондоном Техсекретариату (ТС).

В-третьих, РФ интересуется, была ли направлена ТС какая-либо дополнительная информация по национальному расследованию Великобритании (в частности, по правовой, медицинской и оперативной сторонам дела), передает RT.

Четвертый вопрос — Россия просит уточнить, что именно Соединенное королевство просит у ТС ОЗХО подтвердить. Только ли это факт применения нервно-паралитического агента А234 или же факт его принадлежности к семейству «Новичок» в «западной классификации».

В-пятых, Россия просит ответить, какого рода данные были предоставлены Лондоном в распоряжение ОЗХО — фактические материальные улики. В-шестых — указать, кто руководил группой экспертов Организации, посетившей Великобританию в рамках расследования.

«Какие специалисты вошли в ее состав? Сколько времени они проработали? С кем взаимодействовали?» — говорится в заявлении МИД РФ.

Седьмой вопрос касается процедуры отбора химических проб и соблюдения «основополагающего принципа chain of custody» при проведении расследования. Этот принцип позволяет выяснить, кто был изначальным создателем и распространителем химического вещества, отследив его по цепочке.

Восьмой и девятый вопросы касаются лабораторий, которые займутся анализом проб, а также времени, необходимого ОЗХО для подготовки заключения экспертов.

Наконец, оставшиеся четыре вопроса касаются французского участия в расследовании «дела Скрипаля».

«Давал ли Техсекретариат ОЗХО согласие на раскрытие Великобританией материалов расследования перед странами ЕС (по имеющейся информации, к расследованию полноформатно присоединилась Франция)? Уведомляла ли Франция Техсекретариат ОЗХО о своем подключении к техническому содействию, о котором запросила Великобритания? Передавала ли Франция материалы собственного расследования (если таковые имеются) в распоряжение Техсекретариата ОЗХО? Может ли Техсекретариат ОЗХО предоставить России материалы французского расследования (если таковые имеются) для ознакомления с его результатами?», — говорится в заявлении.

Если же ТС ОЗХО не сможет ознакомить Россию с французскими материалами, то Москва просит объяснить причины возможного отказа.

Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров в эфире НСН заявил, что есть два объяснения участия Франции в расследовании дела Скрипаля.

Первый вариант — британцы пригласили французов, планируя в будущем заручиться поддержкой своего главного военно-политического союзника — Парижа.

«Франция не прямого отношения к «делу Скрипаля». Но в 2010 году между Британией и Францией был заключен Ланкастерский договор, который усиливает партнерство двух стран в военно-стратегической и политической областях. Это соглашение уже прозвали «новой Малой Антантой». Видимо, британцы посчитали, что их главный союзник в Европе должен поддержать Лондон в этот сложный момент»,

— отметил европеист.

Второй же вариант — вероятная связь с французскими действиями в Сирии, отметил эксперт.

«Нельзя забывать о том, что Франция с начала 2018 года безуспешно и бездоказательно ищет след химического оружия в Сирии. Они не раз говорили, что применение химоружия будет той чертой, после которой начнутся наказания сирийского режима при помощи военных операций», — подчеркнул Федоров.

Он добавил, что Лондон и Париж могут по итогам расследования просто-напросто засекретить его результат.