Слушать новости

Кадры меняют Украину

Как революционная смена элит влияет на украинскую политику

Люстрация — термин, который получил на Украине новую жизнь. Жесткие кадровые чистки происходили в стране и до революции «Евромайдана». Однако новая идеология Киева сломала систему воспроизводства управленцев и превратила люстрацию в государственную программу, которая вызывает вопросы в том числе у ЕС.

Государственный управленческий аппарат на Украине уже долгие годы был заложником турбулентных политических процессов. Некая стабилизация его функционирования — весьма условная и во многом воспроизводившая устаревшие советские практики — наблюдалась в далекие времена президентства Леонида Кучмы. «Оранжевая революция» принесла с собой первый существенный удар по этой системе. После майдана 2004 года сотни управленцев, виноватых лишь в том, что работали с Кучмой, изгнали из власти. Они уступили место тем, кто более подходил в свете обновленной украинской идеологии.

В рамках урегулирования политического кризиса, чтобы Ющенко смог стать президентом, Украина перешла к парламентско-президентской форме правления (ведущая роль в которой принадлежит Раде, а первым лицом является премьер-министр, а не президент). Однако быстро оказалось, что слом системы и новая команда Ющенко, успешно организовав майдан, не готовы к конструктивной государственной деятельности.

Не способствовали процветанию и постоянные конфликты в окружении нового президента Виктора Ющенко. Самый известный из них случился в 2005 году: стало очевидным противостояние Петра Порошенко, занимавшего в то время пост секретаря Совета по национальной безопасности, и премьер-министра Юлии Тимошенко.

Изначально конфликт (который продолжается и сегодня — только в иной форме) шел за полномочия и финансовые потоки — каждый из главных участников хотел получить максимальные рычаги влияния.

Игроки калибром поменьше (губернаторы, заместители министров и руководители разных ведомств и госпредприятий, чиновники на местах) оказались в растерянности, не понимая, на какую из фигур новой власти им ориентироваться. От кризиса спасло своевременное переформатирование власти (одновременная отставка Порошенко и Тимошенко), на которое Ющенко решился после череды скандалов.

Среди них — отказ президента предоставить самолет премьеру Тимошенко, чтобы могла отправиться в Москву на переговоры по газу, а также задержание главы МВД Юрия Луценко (ныне генпрокурор Украины) в аэропорту Франкфурта-на-Майне, предположительно, за агрессивное поведение в состоянии алкогольного опьянения, — хотя сам Луценко объяснял это провокацией.

Виктор Янукович, победивший на выборах в 2010 году, отчасти вернул управленческую команду Кучмы, обновив ее. Янукович использовал такую же шоковую терапию: вернул президентско-парламентский строй с максимальными полномочиями для главы государства.

Впрочем, и этот процесс государственного строительства был недолгим. Янукович быстро уронил страну в очередной кризис, начав новый передел сфер влияния, и незадолго до своего бегства привел к власти так называемых «молодых донецких». Их главным достоинством была верность ближнему кругу президента («семье»), а отнюдь не выдающиеся управленческие качества.

После «Евромайдана» 2014 года декорации вновь сменились, вернувшись к положению дел десятилетней давности. На этот раз она получила отдельное название — люстрация. Изначально люстрацией называли декоммунизацию элит в Европе с конца 1980-х. Этот во многом бесконтрольный процесс вызывал неоднозначную реакцию даже у проевропейских политиков и диссидентов типа Леха Валенсы и Вацлава Гавела. На Украине обновленная люстрация вызывает еще больше вопросов.

Европа безмолвствует

«И до «Евромайдана» отбор элит на Украине нередко шел по негативному признаку, — рассказал «Газете.Ru» Олег Бондаренко, директор Фонда прогрессивной политики. — После 2014 года этот процесс усилился. Перспективы в сегодняшней украинской политики есть, прежде всего, у популистов, которые используют революционные лозунги в корыстных целях».

Другой тренд, по мнению Бондаренко, — это криминализация элит. По его мнению, после «Евромайдана» нынешнему президенту страны Петру Порошенко помогли удержать власть и сохранить страну от распада олигархи и криминальные авторитеты, обладавшие силовым влияниям в регионах. Таким образом они усилили свое влияние на украинскую политику.

В этом контексте на Украине и прошла кампании «люстрации» — жесткие чистки старого государственного аппарата от «нежелательных элементов».

Управленцев разного уровня, — в том числе технократов нижшего и среднего звена — убирали с работы сотнями, причем подчас, мягко говоря, без соблюдения трудового законодательства.

Радикально настроенные активисты неоднократно заставляли госспециалистов покидать рабочие места с применением силы. Вошел в обиход термин «мусорная люстрация» — когда чиновников старой команды публично бросали в бак с отходами. Новые власти Украины ничего не делали, чтобы пресечь эти практики.

На законодательном уровне люстрация тоже шла своим чередом. В июне 2014 года был оперативно принят закон «Об очищении власти», который придал люстрации легальный статус. Евросоюз, который, очевидно, не хотел вмешиваться в украинские революционные процессы, занял на этот счет нейтральную позицию. Венецианская комиссия, консультативный орган ЕС по правовым вопросам, заявил, что формулировки закона «априори не противоречат» европейскому законодательству и конвенции по правам человека, однако предупредил: потенциал для нарушений здесь есть.

Согласно открытым данным, в рамках украинской легальной люстрации были «зачищены» порядка 5 тысяч человек. Часть из которых уволили принудительно, часть ушли самостоятельно. В украинских СМИ упоминалось, что в результате украинский минфин потерял важных специалистов по бюджетным процессам. И такого рода потери понесли многие другие украинские ведомства.

Вероятно, в том числе из-за этого эффекта Департамент по люстрации Украины довольно быстро пришел в упадок. В 2016 году ведомство внезапно возглавила 23-летняя юрист Анна Калинчук, но сделать карьеру у молодого специалиста не получилось. С жалобами на травлю она покинула пост, который в этом году после проведения формального конкурса достался 28-летней Анастасии Задорожной, бывшей танцовщице.

Тем временем, ЕСПЧ принимает к производству десятки исков от граждан Украины, уволенных по закону о люстрации. Теперь Европа настроена решительнее: ожидается, что большинство исков будет удовлетворено.

Более того, украинский конституционный суд с июле также заинтересовался вопросом правомерности «люстрационного законодательства». На Украине начали подозревать, что положения этого закона «нарушают гарантированное Основным законом Украины право граждан на равный доступ к государственной службе и конституционные принципы презумпции невиновности».

Лучшие люди страны

Хаотичная смена элит особенно ярко отразилась на Верховной раде, одном из двух важнейших институтов парламентско-президентской системы страны. Нынешний состав украинского парламента сформирован осенью 2014 года в результате внеочередных выборов. В то время конфликт на востоке Украина был в горячей фазе, и еще были свежи революционные настроения. Все это напрямую повлияло на избирательный процесс и сейчас отражается на политической жизни в стране.

Все ведущие политические силы активно спекулировали на революционной и военной темах, включая в свой состав одиозных фигур, которые на тот момент были весьма популярны в обществе. То, что такая популярность может быстро пройти, тогда, вероятно, мало кто брал в расчет.

Яркий пример — казак Михаил Гаврилюк, активист Евромайдана, который стал широко известен после обнародования видео издевательств над ним бойцов «Беркута».

На пике славы Гаврилюк стал депутатом Верховной рады от партии Яценюка-Турчинова «Народный фронт». В 2015 году он вызывал громкий скандал, предложив легализовать проституцию в качестве меры для борьбы с распространением ВИЧ-инфекций.

Есть и более решительные депутаты типа Владимира Парасюка, «сотника» майдана, ударившего ногой в голову замначальника СБУ Василия Писного в конце 2015 года. Среди других представителей «ударной силы» майдана — Дмитрий Ярош, лидер запрещенного в РФ радикального «Правого сектора» (организация запрещена в России), нардеп и советник начальника генштаба Украины.

Другой народный депутат, 24-летняя представительница Радикальной партии Алена Кошелева, к концу 2014 года вызвала возмущение бывших избирателей. Ее избрали как волонтера из Харькова, который помогает местным медпунктам и госпиталям. Когда же выяснилось, что в волонтерском сообществе города ее в принципе не знают, а в соцсетях Кошелева выкладывает фотографии с гламурных вечеринок, авторитет молодого нардепа сильно упал.

Еще одна проблема кадровых чисток, — попытка заменить местных специалистов иностранными «легионерами» с постсоветского пространства. Украинский опыт показал, что эта система не работает.

Хотя бы потому, что ныне бывший министр здравоохранения Украины Александр Квиташвили, которого делегировали из Грузии по протекции Блока Петра Порошенко, подписывал документы, не зная украинского языка. Другой конфликт такого рода — между самим Порошенко и бывшим губернатором Одессы и экс-президентом Грузии Михаилом Саакашвили — в октябре обострился вновь и уже вызвал опасения в повторении майдана.

С нынешним кабмином Владимира Гройсмана, бывшего мэра Винницы, уже иная история. Иностранцев здесь нет, — во всяком случае, на министерских должностях. Зато налицо протекционизм: премьер трудоустроил практически всю свою винницкую команду, которая не была особо результативной в самой Виннице.

Люстрировать Донбасс

В октябре стало очевидно, что идеи люстрации на Украины до сих пор живы. Более того, ряд местных политиков предлагает перенести этот опыт и на Донбасс. Во время обсуждений закона о «реинтеграции Донбасса», который 7 октября подписал Порошенко, усложнив и без того тяжелый минский переговорный процесс, в этот документ планировалось включить предложения по кадровой политике.

Поправку предложила фракция партии «Самопомощь». Согласно этой инициативе, после «реинтеграции» Донбасса в состав Украины представители местной администрации должны быть уволены в полном составе и потерять право на участие в местных выборах на срок от двух до семи лет, согласно разным критериям.

Впрочем, Олег Бондаренко считает некорректным даже саму постановку вопроса о реинтеграции и выборах. «Украина не сможет вернуть контроль над Донбассом, если не получит одобрения со стороны других участников минского процесса, — объясняет эксперт. — На те условия, на которых сейчас Порошенко предлагает «реинтегрировать» Донбасс, не согласится ни самопровозглашенные республики, ни Россия, ни Европа».

Согласно минским договоренностям, Киев должен провести реформу конституции, гарантировать Донбассу широкую автономию, а также провести амнистию для всех участников боевых действий на востоке Украины. Петр Порошенко до сих пор не мог гарантировать взятые на себя обязательства.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть