Слушать новости

Выборы в Германии: Меркель потеснили популисты

Альянс Меркель лидирует на выборах в Бундестаг

Выборы в Германии впервые в современной истории страны привели к власти крайне правую силу — «Альтернативу для Германии». Ангела Меркель, которая останется канцлером страны на очередной срок, дала понять, что не боится конкурировать с правыми популистами в новом парламенте, которые уже пообещали начать расследование ее миграционной политики.

Успех «Альтернативы для Германии» (АдГ), которая, по предварительным данным, получила около 13,2% голосов избирателей и заняла третье место по числу кресел в Бундестаге, стал главным итогом выборов в стране. Никогда раньше в истории Германии в парламент не проходила сила, откровенно использующая популистсткие крайне правые лозунги в своей риторике.

Канцлер Германии Ангела Меркель, сохранившая за собой этот пост, уже прокомментировала новые политические реалии. Она холодно отозвалась на объявление «охоты на новое правительство», которую объявил вице-председатель АдГ Александр Гауланд. Среди этих угроз — создание комитета по расследованию миграционной политики Меркель, которая, по словам АдГ, в 2015 году обрушила на Германию волну нелегалов из стран Ближнего Востока и Северой Африки.

«Я не боюсь расследования в рамках какого-либо комитета», — заявила Меркель в эфире канала ARD.

В конце концов, ее консервативный Христианско-демократический союз (ХДС-ХСС) остается преобладающей силой в Бундестаге. Эта политическая сила получила, по данным на ночь с 24 на 25 сентября, 34%.

Рекордсвумен

Победу коалиции ХДС-ХСС предсказывали все эксперты. Даже самым завзятым любителям сенсаций было ясно, что германские выборы едва ли породят сенсацию вроде референдума по выходу Великобритании из ЕС или победы Дональда Трампа в США в 2016 году.

Немецкая политическая система стабильна, а электорат в массе своей имеет действенную прививку от экстремизма: неприятие правого популизма продолжает сказываться, спустя 72 года после краха нацистского режима. Да и Ангела Меркель, правящая Германией с 2005 года, явно не собирается на пенсию. Очевидно, она готовится побить рекорд своего однопартийца и наставника Гельмута Коля, находившегося у власти 16 лет.

Тем не менее, за выборами пристально следили. Интерес подогревали несколько обстоятельств. Во-первых, итоговый результат ХДС-ХСС оставался неизвестен.

Опросы общественного мнения показывали, что партия канцлера наберет примерно на 5-10% меньше голосов, чем на выборах 2013 года, и это создавало интригу.

В этом случае Меркель волей-неволей пришлось бы снова формировать парламентскую коалицию, а здесь имелись свои варианты. Социал-демократы из СДПГ, четыре года состоявшие в большой коалиции с ХДС-ХСС, от этого не столько выиграли, сколько проиграли. В глазах избирателя они настолько «срослись» с христианскими демократами, что становилось все менее понятно, зачем за них голосовать.

Остальные варианты были не менее спорными. Либеральная свободная демократическая партия Германии, партнер Меркель по коалиции в 2009-2013 годах, не попавший в предыдущий состав нижней палаты парламента, ставила перед собой не столько задачу вхождения во власть, сколько цель завоевания популярности.

Новый лидер либералов Кристиан Линдер явно вдохновлен примером Эммануэля Макрона: он создает партию «нового типа», во многом критикуя существующую политическую систему.

«Зеленые» со своими 9% расколоты и серьезно потеряли в популярности после того, как большую часть их лозунгов (построение экологически чистой экономики, равенство меньшинств) взял на вооружение все тот же союз ХДС-ХСС. «Левые», традиционно имеющие около 10% депутатских мандатов, слишком оппозиционны в отношении действующей власти, чтобы идти с ней на компромиссы.

Альтернатива есть

Рост популярности евроскептиков из «Альтернативы для Германии» был еще одной интригой германских выборов. Ее заранее объявили парией почти все политические партии. Руководство ХДС-ХСС отказалось от самой возможности переговоров с ней.

При этом социологи с очевидностью доказывали, что более чем двукратный рост АдГ по сравнению с выборами 2013 года был обеспечен в основном за счет бывших избирателей партии Меркель.

Отсюда особое внимание итоговому результату евроскептиков. Если бы он остался в районе 10%, то его можно было бы назвать конъюнктурным колебанием и списать на недовольство немцев иммиграционной политикой действующего правительства. Однако более высокий показатель создавал ситуацию, имеющую более глубокие предпосылки.

Сейчас уже можно сказать, что итоги выборов удовлетворили тех, кто, с поправкой на всю предсказуемость основного результата, надеялся на интригу. Результат ХДС-ХСС оказался на 10% меньше того, чего союз добился в 2013 году.

С 34% депутатских мандатов Меркель гораздо менее свободна в ведении переговоров о будущей коалиции.

СДПГ получила худший результат в истории ФРГ, то есть с 1949 года — всего 20 % мест в нижней палате парламента. Либералы из Свободной демократической партии смогли добиться главного — вернулись в парламент с 10% мест. «Зеленые» и «Левые», получившие по 9 % депутатских мандатов, сохранили свои позиции.

Однако главная сенсация — это результат «Альтернативы для Германии». Вместо обещанных ей 10% она получила почти 14%, впервые попав в германский парламент.

Для политической жизни Германии победа АдГ означает, что положение дел гораздо менее устойчиво, чем четыре года назад.

СДПГ устами своего лидера Мартина Шульца уже отказалась от сохранения большой коалиции, а следовательно — от министерских постов в будущем правительстве. Это решение логично с точки зрения партийных интересов социал-демократов: дальнейшее сосуществование с ХДС-ХСС не сулит им ничего хорошего.

Но перед Меркель оно ставит достаточно сложный выбор. Теперь ей придется вести сложные переговоры сразу с двумя партиями — Свободной демократической и «Зелеными». Причем понятно, что возможная коалиция, которую острые на язык немецкие журналисты уже успели окрестить «ямайской» (цвета трех партий вместе формируют сочетание красок флага Ямайки), будет менее стабильной. Канцлеру придется выходить из непростых ситуаций, связанных, к примеру, с тем, что либералы выступают категорически против реформы еврозоны, на которой настаивает президент Франции Макрон, главный партнер Меркель в ЕС.

Радикальные политические силы в принципе переживают очевидный подъем в 2017 года. «Левые» и АдГ вместе набрали более 22% голосов, — при явке в 75%.

Едва ли это серьезно повлияет на политические расклады в парламенте: правительственная коалиция сможет легко блокировать инициативы крайней оппозиции. Однако речь идет о важном факте общественной поляризации, которая после Великобритании, США и Франции не миновала и Германию.

Ее первый тревожный симптом — разгневанная толпа, собравшаяся вечером в воскресенье, 24 сентября, перед штаб-квартирой АдГ на Александр-плац в Берлине. Выкрикиваемые ей лозунги в духе «Нацизм не пройдет» направлены не только против конкретной партии, но и против тех 3 миллионов немцев, проголосовавших за правых евроскептиков.

Автор — эксперт Центра изучения кризисного общества

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть