Пенсионный советник

Новый хозяин Ближнего Востока

Саудовский наследник намерен противостоять Ирану и развивать торговлю с Россией

Мухаммед бен Салман аль-Сауд Сергей Гунеев/РИА «Новости»
Мухаммед бен Салман аль-Сауд

На прошлой неделе король Саудовской Аравии Салман бен Абдель аль-Сауд сменил наследного принца. Им стал его 31-летний сын Мухаммед бен Салман аль-Сауд, планирующий к 2030 году избавить страну от нефтяной зависимости. Однако этот план диверсификации экономики напрямую зависит от того, как будут формироваться цены на нефть.

На прошлой неделе стало известно, что король Саудовской Аравии Салман бен Абдель Азиз аль-Сауд принял решение сменить наследного принца. Раньше им был племянник короля Мухаммед бен Наиф, воспринимавшийся на Западе как достаточно открытый по саудовским меркам человек. Принц учился в Америке, хотя и не завершил свое образование в университете. В то же время он посещал курсы ФБР, а также стажировался в британском Скотленд-Ярде.

Свою карьеру бен Наиф начал задолго до восхождения своего отца на трон. В 1999 году он был назначен помощником министра внутренних дел. На этом посту он получил многочисленные похвалы за успешную реализацию антитеррористической программы министерства. Также Мухаммед бен Наиф был известен как автор правительственной программы по борьбе с мятежниками.

Теперь же наследным принцем стал 31-летний сын короля Мухаммед бен Салман аль-Сауд.

С 2006 года решения короля недостаточно для назначения наследника, его должен одобрить Совет присяги, состоящий из сыновей первого короля Саудовской Аравии Абдул-Азиза аль-Сауда и их старших наследников. Решение короля из 34 членов королевской семьи поддержал 31.

Реклама

Новый наследный принц Мухаммед бен Салман родился в 1985 году от третьей жены своего отца. В отличие от своего старшего брата Мухаммеда бен Наифа, новый наследный принц учился у себя на родине и получил степень бакалавра по праву в Университете короля Сауда. Какое-то время он работал в частном секторе.

Свою политическую деятельность принц начал в 2009 году, заняв пост специального советника отца. Затем он был губернатором провинции Эр-Рияд.

В последнее время новый наследный принц возглавлял Совет по делам экономики и развития Саудовской Аравии — основной орган экономического планирования в государстве, который, помимо прочего, курирует работу крупнейшей нефтяной компании в мире — Saudi Aramco. Кроме того, Мухаммед бен Салман занимает пост министра обороны страны.

Два последних года молодой Салман был заместителем наследника принца. И за это время он сосредоточил в своих руках рычаги власти в стране.

В декабре 2015 года журнал Forbes включил молодого принца в рейтинг ста самых влиятельных мыслителей мира в категории «лидеры» вместе с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом России Владимиром Путиным.

Ястреб-оппортунист

«Переход власти к молодому Салману мало что поменяет, потому что курс, который ожидается после его прихода, формируется при его участии уже последние год-полтора. Наследный принц Наиф последовательно терял свои позиции, и было все более заметно, что «тройка» постепенно превращалась в «двойку», — рассказывает зампред Ассоциации российских дипломатов, бывший посол России в Саудовской Аравии Андрей Бакланов.

Традиционно в Саудовской Аравии высшие должностные лица властвовали как тандем, состоящий из короля и наследного принца. Однако после смерти Абдуллы бен Абдель Азиза аль-Сауда была использована схема «тройки» — в виде короля, наследного принца и его заместителя.

Нынешний глава династии саудитов возглавил государство после смерти своего брата Абдаллы бен Абдель Азиз аль-Сауда, правившего страной с 1996 по 2015 год. Вскоре после своего прихода к власти король радикально изменил порядок наследования престола в королевстве.

Первоначально принцип наследования заключался в передаче трона и титула «хранителя и защитника двух священных мечетей» (официальный титул саудовского короля) от брата к брату, а не от отца к сыну. Согласно этому принципу, королем должен был стать каждый из сыновей основателя Саудовской Аравии Абдулазиза.

Однако реформа лишила младшего брата короля и последнего сына Абдулазиза Мукрина бен Абдель Азиза возможности занять трон Саудовской Аравии. Король назначил наследниками своих сыновей, тем самым омолодив правящую династию.

Помимо изменения порядка престолонаследия принцы также были назначены на министерские посты. 55-летний принц Мухаммед бен Наиф стал главой МВД, а 30-летний Мухаммед бен Салман — главой минобороны.

По словам Бакланова, в последние несколько месяцев произошли очень важные перестановки, оставшиеся вне поля зрения прессы. Они касались, например, юридических органов и других наиболее чувствительных институтов государственного управления. И там, по словам собеседника «Газеты.Ru», упрочились позиции людей, которые как раз на стороне молодого Салмана.

Считается, что Мухаммед бен Салман аль-Сауд стоял за решением Саудовской Аравии начать войну в Йемене против хуситов — в момент начала операции «Буря решимости» против повстанцев он занимал пост министра обороны. Обострение саудовско-иранских отношений также принято связывать с его именем.

Йеменская война, продолжающаяся с начала нулевых, — основной региональный конфликт, в который втянута Саудовская Аравия. Эр-Рияд вступил в нее в марте 2015 года в качестве главы арабской суннитской коалиции. В операциях участвуют ВВС Бахрейна, Катара (до недавнего времени), Кувейта и ОАЭ. К коалиции также примкнули Египет, Иордания, Марокко и Судан.

Йеменские хуситы воюют под антиамериканскими и антиизраильскими лозунгами и получают помощь от шиитского Ирана и от ливанского движения «Хезболла».

«Действительно, молодой Салман в значительной мере несет ответственность за целый ряд жестких акций, которые делала Саудовская Аравия. Но, безусловно, это были не только его решения. Он просто сориентировался и поддержал ту сторону, которая продвигала курс на ужесточение конфликта с Ираном, чтобы показать, что в регионе саудовцам принадлежат лидирующие роли», — говорит Бакланов.

По словам собеседника «Газеты.Ru», у Эр-Рияда было два подхода к иранской проблеме. Сдержанный, направленный на то, чтобы не расширять и не углублять противоречия, и жесткий, провоцирующий конфронтацию. Первую линию поддерживала группировка Наифа.

«Они даже в свое время подготовили проект сотрудничества в сфере безопасности с Ираном. Но сейчас он отодвинут, и превалирует линия жесткого противостояния молодого Салмана», — отмечает Бакланов.

Один из самых амбициозных проектов наследного принца — «Видение-2030». Это масштабный план диверсификации сырьевой экономики Саудовской Аравии. Однако выглядит он пока расплывчато.

«Видение» предлагает проекты развития в разных секторах экономики, в том числе смежных с нефтяным, локализацию производства, приватизацию госкомпаний и снижение уровня безработицы до 7% (сейчас он составляет примерно 12%).

«Однако есть определенные противоречия. Например, этот план диверсификации рассчитан за счет нефтяных доходов», — отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» Бакланов.

Логично, что, раз инициатива поставлена в зависимость от доходов нефтяного сектора, ее реализация, в свою очередь, зависит от цен на нефть. Эффективным способом повлиять на стоимость барреля может быть в том числе и развязанная в регионе война.

Общие интересы с Трампом

По мнению Бакланова, от Саудовской Аравии при молодом Салмане следует ожидать сохранения внешнеполитического курса.

«Будет развиваться стратегическое партнерство с США как главным гарантом безопасности», — констатирует основной тренд эксперт. Примечательно, что одним из итогов недавнего визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию стало заключение контрактов на поставку вооружений: Эр-Рияд купит у Вашингтона оружие почти на $110 млрд.

Кроме того, почти враждебное отношение Трампа к Ирану позволяет говорить о том, что с его приходом к власти конфигурация сил в регионе изменилась в пользу Эр-Рияда. А в сочетании с амбициями молодого Салмана и его готовностью действовать решительно и жестко результат такого партнерства может повлиять на расклад сил в регионе в целом.

По мнению Бакланова, в скором времени можно ожидать и расширения финансово-экономического партнерства между Вашингтоном и Эр-Рядом. Дело в том, что в 2018 году ожидается первичное размещение акций (5%) крупнейшей в мире нефтяной компании Saudi Aramco. Объем привлеченных Эр-Риядом средств может составить, по разным прогнозам, от $70 до $100 млрд.

Нефтяной крючок для России

«Мухаммед бен Салман аль-Сауд неоднократно высказывался публично о многовекторности политики Саудовской Аравии. И здесь найдется место и развитию российско-саудовских отношений», — высказал надежду Бакланов.

По словам эксперта, несколько лет назад Москва и Эр-Рияд выработали формат переговоров, при котором «минимизируется влияние раздражающих факторов». В первую очередь речь идет о сирийском конфликте, в котором Саудовская Аравия поддерживает оппозицию. В Эр-Рияде базируется одна из наиболее влиятельных сирийских оппозиционных платформ, участвующих в женевских переговорах по Сирии, — Высший комитет по переговорам.

Россия, напротив, выступает союзником Асада и вместе с Ираном и Турцией является гарантом перемирия в Сирии. Это не помешало в конце мая президенту России Владимиру Путину провести переговоры в Кремле с будущим наследным принцем.

Согласно сообщению канцелярии королевского двора Саудовской Аравии, Мухаммед бен Сальман приехал с официальным визитом в Москву «в ответ на приглашение президента России Владимира Путина и по указанию Хранителя двух святых мечетей, короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза аль-Сауда».

До начала переговоров Путин отметил, что отношения между странами развиваются успешно.

«Мы договорились с саудовцами, что постараемся выделить два-три раздражающих фактора в отдельное досье, которое будет вынесено за рамки переговорной повестки, и сделаем так, чтобы это не мешало нам продвигать комплекс отношений и сотрудничество в сфере нефтедобычи, сельскохозяйственной и высоких технологий, — рассказал «Газете.Ru» Бакланов. — Многое будет зависеть от кризисных ситуаций. От того, по какому сценарию они будут развиваться».

«Что касается экономических связей, то был определенный спад, но в начале года рост уже составил 130%», — заявил Путин. В первом квартале этого года, по данным ФТС, товарооборот между странами составил $124 млн. Большое значение как для России, так и для Саудовской Аравии имеют договоренности в области энергетики, отметил российский президент.

«Мы благодарны вам за идеи и за совместную работу по действиям между странами ОПЕК и странами, которые не входят в картель. Наши согласованные действия позволяют стабилизировать ситуацию на мировых рынках углеводородов», — заявил Путин.

Принц согласился, что двусторонние отношения переживают один из лучших моментов, так как существует «много точек взаимопонимания».

25 мая ОПЕК и присоединившиеся к картелю нефтедобывающие страны, включая Россию, договорились продлить действовавшее с 1 января этого года соглашение о сокращении добычи нефти еще на девять месяцев, до конца первого квартала 2018 года.