Пенсионный советник

«Грузия вступит в НАТО, этот процесс необратим»

«Газета.Ru» о перспективах сотрудничества Грузии с Россией и НАТО

Irakli Gedenidze/Reuters

В Грузии завершилась неделя «Дней НАТО», во время которых по всей стране прошли мероприятия, связанные с информированием о военном и политическом блоке. Сегодня вступление в НАТО поддерживает большинство граждан страны, которая в то же время надеется на улучшение отношений с Россией и старается забыть о событиях российско-грузинской войны.

За несколько лет Грузия стала самым активным партнером НАТО. Согласно недавнему опросу Международного республиканского института США (IRI), вступление Грузии в НАТО поддерживают 82% населения страны.

В 2015 году в Грузии был открыт учебно-тренировочный центр НАТО, где будут проходить тренировки не только грузинских, но и иностранных военных. В то же время грузинский воинский контингент принимает активное участие в операциях альянса. Например, в Афганистане находились 850 военных из Грузии — это второй по величине иностранный контингент.

На этой неделе было объявлено, что Грузия собирается потратить на строительство центра боевой подготовки около $4 млн, а сам центр станет аналогом того, который имеется в распоряжении европейского командования США.

Министр обороны страны Леван Изория назвал строительство центра «амбициозным планом». По данным агентства «Новости-Грузия», часть средств на эти цели выделят США, однако точная сумма пока неизвестна.

Активное участие Грузии во всех операциях альянса продолжится, рассказал «Газете.Ru» грузинский политолог Георги Канашвили, исполнительный директор просветительской организации «Кавказский дом».

При этом Канашвили отмечает, что вопрос членства Грузии в НАТО для новой американской администрации сегодня отошел на второй план. «Если не произойдет каких-либо событий», — осторожно оговаривается эксперт.

Под «событиями» он имеет в виду ситуацию, аналогичную кратковременному военному конфликту между Россией и Грузией в 2008 году в республике Южная Осетия.

С того конфликта прошло уже почти десять лет, Южная Осетия и Абхазия провозгласили независимость, которая была признана только Россией и еще четырьмя государствами.

«Логика России неприятна, но понятна»

Бывший министр обороны Грузии генерал Давид Тевзадзе считает, что события в Осетии стали ключевыми для Грузии в ее желании вступить в НАТО. «После августа 2008-го мы поняли, что нас никто защищать не будет. А НАТО — это «пятая статья» (Устава НАТО, которая сводится к тому, что нападение на одного из членов альянса воспринимается как нападение на весь альянс. — «Газета.Ru»), это зонтик безопасности, и это нельзя недооценивать.

Грузия вступит в НАТО, и этот процесс необратим», — говорит он.

Генерал принимает корреспондента «Газеты.Ru» в своем небольшом скромном офисе в одном из тбилисских переулков. На стенах — фотографии времен его военной карьеры, на них он изображен вместе с министром обороны США 1975–1977 и 2001–2006 годов Дональдом Рамсфельдом.

Тевзадзе вел переговоры с прежним руководством России и с теплом вспоминает покойного министра обороны России Игоря Сергеева. Тогда, рассказывает он, Москва начала вывод войск из Грузии, но новое руководство страны увидело ситуацию в новом свете. «Абхазия и Южная Осетия России нужны, чтобы держать Кавказ под контролем», — говорит Тевзадзе и напоминает фрагменты из российской истории — «Россия не смогла покорить Кавказ, пока не получила контроль над Грузией».

В то время генерал Тевзадзе активно способствовал сближению Грузии и НАТО, однако о самом альянсе отзывается весьма трезво:

«После окончания «холодной войны» НАТО искала повод для своего существования, а после Карабаха и Осетии она его получила».

Главным препятствием для вступления Грузии в НАТО являются нерешенные территориальные проблемы. Влияние России в Абхазии и Осетии означает, что проблема вступления Грузии в НАТО будет отложена в долгий ящик.

Большинство собеседников «Газеты.Ru» в Грузии отмечают, что, хотя не приемлют логику России, однако понимают, что страна хочет создать собственный пояс безопасности на юге. «Логика России мне неприятна, но понятна. Россия считает Кавказ сферой своего влияния», — говорит политолог Георги Канашвили.

«Россия заинтересована в существовании конфликтных зон», — вторит генерал Тевзадзе. Он считает, что даже при улучшении ситуации абхазы не будут вести каких-то переговоров с грузинами, так как этого не позволит Россия.

Об Абхазии генерал Тевзадзе может говорить долго — он уроженец тех мест и многие годы прожил бок о бок с абхазами.

В Грузии напоминают, что до обретения независимости и до первой войны 1990-х годов большинство населения Абхазии составляли грузины, которые впоследствии были вынуждены покинуть республику после грузино-абхазского конфликта. «То, что было в Абхазии, сегодня с трудом забывается, это был чистый геноцид», — рассказал «Газете.Ru» Тевзадзе.

В свою очередь «геноцидом», но уже со стороны грузин, называют действия первого грузинского президента Грузии Звиада Гамсахурдиа, который развязал военные действия в Южной Осетии.

«По отношению к осетинам во времена Гамсахурдиа были допущены катастрофические ошибки, и сегодня в Грузии идет медленное переосмысление доли собственной вины», — говорит Канашвили.

События войны августа 2008 года тоже вызывают неоднозначную реакцию. Часть собеседников считают, что президент Грузии Михаил Саакашвили не должен был начинать военную операцию.

При этом в Грузии внимательно следят за тем, что происходит в Абхазии и Осетии, и отмечают разницу между подходами обеих республик к отношениям с Россией. В то время как Абхазия, хотя и живет на российские дотации, все же хочет сохранять свою независимость. Южной Осетии независимость не нужна. «Мне это напоминает человека, который сидит в зале ожидания транзитной зоны», — говорит Канашвили.

Словно в подтверждение его слов избранный президент Южной Осетии Анатолий Бибилов во время предвыборной кампании активно использовал лозунг о присоединении к России.

В самой Грузии не скрывают, что не отказались от возвращения территорий под свою юрисдикцию, однако демонстрируют готовность к долгому процессу. «Грузия рассчитывает свою политику на долговременный результат», — подчеркнул Канашвили.

Мягкая сила печенья «Юбилейного»

Многие в Грузии уверены, что в случае улучшения экономической ситуации в стране и сближения с Европейским союзом можно будет убедить абхазов, что с Грузией им может быть лучше, чем с Россией. Однако убеждать придется долго. Несмотря на то что при президенте Михаиле Саакашвили в Грузии произошли определенные экономические улучшения — исчезла полицейская коррупция, а за час можно получить любой документ, — Грузия остается бедной страной.

Несмотря на рост ВВП в 2016 году на 2,7%, этот же показатель в пересчете на душу населения остается достаточно низким. Согласно недавнему опросу IRI, 70% опрошенных граждан страны считают, что экономическая ситуация в Грузии ухудшилась.

Черты этой бедности видны за фасадами роскошных зданий, уютных ресторанов и многочисленных кафе и заставляют вспомнить о позитивных сторонах жизни канувшей в Лету Грузинской ССР. На многих станциях метро можно увидеть просящих милостыню бедняков, и это не грязные спившиеся бомжи, а благородные опрятные старички и бабушки.

В поисках лучшей доли из Грузии уезжает молодежь, многие, не найдя лучших возможностей, садятся за баранку многочисленных такси. «Половина населения уехала, половина — таксует», — говорит житель Тбилиси Дмитрий, который сам несколько лет прожил за границей, но вернулся в Грузию, чтобы открыть собственный бизнес.

Последняя перепись населения 2014 года показала, что численность населения страны с начала 2000-х годов уменьшилась.

После получения Грузией безвизового режима с ЕС есть опасения, что за туризмом последует и миграция грузин в страны ЕС в поисках лучшей доли.

Жители европейских стран давно ездят в Грузию без виз, это касается и россиян, для которых Грузия стала одним из популярных туристических маршрутов. В прошлом году, по данным грузинских властей, страну посетило более 1 млн граждан России.

Кратковременная августовская война между Россией и Грузией была почти 10 лет назад, о ней стараются забыть. Прохожие на улице говорят по-русски, и это не только старшее поколение, но и работающая в ресторанах и банках молодежь, у многих чистая, с небольшим акцентом, «советская речь», хотя СССР уже давно канул в Лету.

Один из собеседников, несколько лет проживший в России, рассказывает, как, сидя в коробке танка Т-54 во время службы в Советской армии, он считал тогдашнюю страну своей: «Я пел все эти песни про танкистов, я радовался, когда поднимался красный флаг, но потом русские сказали мне, что это «наши» песни, и я почувствовал себя чужим».

Приметы СССР остались на многочисленных книжных развалах, где туристы и местные жители рассматривают старые советские книги.

От запыленных «литературных памятников» в коричневом переплете до Нодара Думбадзе и обязательного Шота Руставели. Попадаются и советские пропагандистские книги об истории ВКП(б) и работы Сталина о национальном вопросе.

Отношение к Сталину здесь противоречиво: диктатор, в то же время знаменитый грузин, и поэтому его усатое лицо украшает туристические магнитики. «Здесь не любят Сталина, но это туристический бренд», — говорит один из продавцов.

Грузины всячески подчеркивают, что они православная нация, и с гордостью демонстрируют могилы великого русского писателя и дипломата Александра Грибоедова и его грузинской супруги Нино Чавчавадзе. Открывая перед корреспондентом «Газеты.Ru» дверь усыпальницы Грибоедова, пожилой смотритель наизусть произносит знаменитые слова на гробе «…Но для чего пережила тебя любовь моя?»

Дипломатических отношений между Россией и Грузией нет, хотя торговые отношения мало-помалу возвращаются.

На полках российских магазинов — вина и «Боржоми», на грузинских — российские конфеты и печенье «Юбилейное», и это на сегодня самая главная «мягкая сила».

«Отношения между Россией и Грузией начали восстанавливаться. Грузинская культура и история показывает, что Грузия никогда не выживала без определенной мягкости», — говорит политолог Канашвили.

Эксперт считает, что Россия могла бы сделать шаг для улучшения отношений, отменив визы для грузин, как это сделала Грузия: «Россия могла бы обернуть это в свою пользу».