ДНР назвала убийцу Моторолы

Задержанный в ЛНР диверсант назвал имя вероятного убийцы донбасского комбата Моторолы

Власти ДНР сообщили имя человека, который предположительно стоит за гибелью в Донецке командира батальона «Спарта» Арсена Павлова (Моторолы). По версии, которую высказал на распространенной видеозаписи задержанный украинский военный, в убийстве Моторолы ему лично сознался начальник разведки 8-го полка спецназа ВС Украины майор Балов.

«Могу подтвердить то, что я находился в Хмельницком в 8-м полку спецназа Украины в части. Что слышал, как майор Балов, начальник разведки, хвастался, будто бы убийство Моторолы — это его рук дело», — рассказывает на записи человек, который представляется бойцом 8-го полка Иваном Деевым.

Таким образом министерство госбезопасности (МГБ) самопровозглашенной Луганской народной республики (ЛНР) становится центром раскрытия всех резонансных убийств в Донбассе последнего года. Накануне было объявлено о задержании диверсантов, причастных к ликвидации начальника управления народной милиции ЛНР полковника Олега Анащенко.

10 марта сообщалось, что задержанные признались в убийстве в Донецке комбата «Сомали» Гиви. 11 марта было раскрыто имя убийцы Моторолы.

Олег Анащенко был местным луганским офицером-отставником, бывшим депутатом Каменнобродского районного совета города Луганска. Несмотря на заметную должность во 2-м армейском корпусе ДНР, особой медийной активностью во время «русской весны» и после он не отличался.

Военный специалист пришелся ко двору весной 2014 года и затем сделал неплохую карьеру в вооруженных формированиях ДНР. Утром 4 февраля 2017 года его машина взорвалась в Луганске в микрорайоне Мирный.

Сообщения о захвате групп спецназа, уничтожении террористов, «установлении личности нападавших» звучат в Донбассе после каждого громкого убийства героев «русской весны». К ним принято относиться с осторожным скептицизмом: как к части информационной войны, которая сопровождает войну гибридную.

Но по прошествии месяца после покушения на Анащенко источники «Газеты.Ru» в ВС Украины и в среде бывших участников неформальных партизанских групп сообщили о том, что в Луганске в начале февраля действительно исчезли как минимум две группы армейского спецназа.

Были ли они из 8-го полка специального назначения, неизвестно.

Украина имеет два полка спецназа: 3-й и 8-й, которые располагаются соответственно в Кропивницком (бывший Кировоград) и Хмельницком. В Кировограде находилась база подготовки спецназа ГРУ во времена СССР. На Западной Украине традиционно возле границы располагались части и соединения спецназа СССР, которые потом достались в наследство Украине после развала Советского Союза.

Подготовленные кадры в этих частях сохранились и к 2014 году. Эти два полка были главной силой «антитеррористической операции» ВС Украины в 2014 году, используясь на самых важных направлениях — например, на защите аэропортов Краматорска, Донецка и Луганска в апреле – мае.

К 2016 году спецназ начал заниматься своей непосредственной деятельностью — рейдами в тыл. Зачем использовать армейских спецов для убийства Анащенко, не самого знаменитого военного специалиста в Луганске, — неясно. Впрочем, источники «Газеты.Ru» в Киеве считают, что задержанные военнослужащие 8-го полка спецназа ВС Украины могут повторить судьбу фигурантов «дела Александрова».

В 2015 году украинская сторона задержала российских офицеров ГРУ Александра Александрова и Евгения Ерофеева. Их осудили за террористическую деятельность, но впоследствии обменяли на Надежду Савченко, которая находилась в российском заключении.

«Мы знаем, что кто-то из группы захвачен живым и подвергался допросам. Ждем откровений по телевизору», — прокомментировал ситуацию источник в ВС Украины.

В этой связи информация о раскрытии убийства Анащенко выглядит достоверной. Больше вопросов вызывает версия, согласно которой та же украинская боевая группа «работала» в ДНР и могла убить командира батальона «Сомали» Михаила Толстых (Гиви).

Источники в правительстве ДНР утверждают, что труба от ручного огнемета «Шмель» не была найдена, равно как и не определена точка, откуда был произведен выстрел по кабинету Гиви.

Единственной защитой Толстых, впрочем, был его батальон, который располагался в здании военного проектного НИИ в Макеевке. Перед этим зданием нет никаких заграждений, окна выходят на улицу, а обгорелый фасад здания демонстрирует последствия большого пожара.

Комбат Моторола, в свою очередь, погиб вместе с двумя вооруженными охранниками в лифте собственного бетонного дома от мины, установленной в соседней с лифтом дворницкой. Он и охранники прибыли с фронта в бронежилетах и касках, со всем оружием. Взрыв мины был точно рассчитан: убил всех в лифте, но не разрушил никаких конструкций в жилом доме.

Дом находится в центре города, рядом с самым охраняемым после годичной давности попытки демонстративного подрыва памятника местом Донецка — площадью Ленина. У здания было внешнее кольцо охраны, а также гражданский консьерж внутри. Взорвать комбата невозможно было бы без человека внутри его личного «периметра».

Был ли способен на такую операцию 8-й полк ВС Украины, предстоит еще выяснить.