Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Сразу понятно, что я «хромая утка» — никто не слушается моих указаний»

В прощальной речи Барак Обама назвал Россию и Китай соперниками США

__is_photorep_included10470461: 1

44-й президент Америки Барак Обама, следуя установленной самым первым его предшественником Джорджем Вашингтоном традиции, обратился к стране с прощальной речью. Формально центральной мыслью выступления первого в истории США афроамериканца, занимавшего высший политический пост, стало равенство и участие всех граждан в поддержании и развитии демократии. По сути же Обама говорил о самой актуальной сейчас проблеме — расколе и отчуждении в обществе.

Произнести свою последнюю в статусе президента речь Барак Обама решил не просто из Белого дома, как делали многие его предшественники, а из одного из самых больших в США конгресс-центров в Чикаго, где он и его команда праздновали успех на выборах в ноябре 2008 года. Воспоминания о том счастливом моменте усиливались музыкальным сопровождением — президент вышел на сцену под тот же аккомпанемент, что и в ту победную ночь, — «City Of Blinding Lights» («Город ослепительных огней») группы U2.

Несколько тысяч человек, пришедших послушать уходящего главу государства, довольно долгое время не давали ему начать говорить. Кто-то из толпы выкрикнул: «Оставайся еще на четыре года», на что Обама с улыбкой ответил, что ему нельзя (ранее в интервью CNN он высказал уверенность, что победил бы Дональда Трампа, если бы они противостояли друг другу). В конце концов президенту пришлось напомнить присутствующим, что идет прямая трансляция и надо придерживаться графика.

«Сразу понятно, что я «хромая утка» — никто не слушается моих указаний», — пошутил он.

Когда зал наконец утих, Обама вновь подчеркнул важность Чикаго и штата Иллинойс, сенатором от которого он был до избрания президентом, в его карьере — сюда он приехал, когда ему было чуть за 20, здесь он начал свою политическую карьеру, здесь он понял, что перемены возможны, только когда «обыкновенные люди» осознают их необходимость и объединяются, чтобы их добиваться. Собственно, эта идея перемен и развития, возможных только при активном участии рядовых людей, проходит красной нитью через все послание.

Как бы делая отсылку к началу текстов Декларации независимости и конституции США — краеугольных камней американской государственности, — Обама высказал уверенность, что права, которыми в равной степени наделены все живущие, среди которых права на жизнь, свободу и стремление к счастью, хотя и самоочевидны, но не самореализуемы и что «мы, народ, при помощи механизма нашей демократии можем создать более совершенный союз».

Перечисляя вехи этого процесса создания нации на основе общих ценностей, Обама сразу дернул за пару важных струн. Вспоминая иммиграцию, он сказал не только о прибывших «из-за океана», но и о тех, кто пришел с другой стороны Рио-Гранде, — мексиканцах и латиноамериканцах — зал ответил аплодисментами. Здесь же президент добавил рефрен и для других меньшинств — упомянул важные вехи в борьбе за свои права афроамериканцев и сексуальных меньшинств (в 1960-е), сравнив их готовность умереть в борьбе с той, что была у солдат во время высадки в Нормандии и на Иводзиме (во Вторую мировую войну), в Ираке и Афганистане (в недавнее время).

«Вот что мы имеем в виду, говоря об исключительности Америки. Не то, что наша нация была идеальна изначально, но что мы много раз демонстрировали возможность меняться и делать жизнь лучше для последующих поколений».

Далее Обама изящно перешел к перечислению своих заслуг, сказав, что если бы восемь лет назад он бы пообещал, что Америка сможет преодолеть большую рецессию, перезапустить свою автоиндустрию, инициировать самый длительный рост количества рабочих мест в истории (экономика); начать новую страницу отношений с кубинским народом, остановить иранскую ядерную программу без единого выстрела, уничтожить вдохновителя атак 11 сентября 2001 года (внешняя политика); добиться равенства в браке и обеспечить медицинским страхованиям 20 миллионов сограждан (социальная политика), то его бы обвинили в завышении планок. «Но мы сделали это. Вы это сделали. Вы стали переменами», — разделил заслуги со своими избирателями президент.

Следующим пунктом Обама отметил важность институтов, напомнив, что через 10 дней он передаст власть (здесь ему пришлось заглушать негативный шум толпы). С точки зрения уходящего президента, огромный потенциал Америки можно реализовать, только если демократия продолжает работать, «только если все мы, независимо от партийных пристрастий или личного интереса, поможем восстановить чувство общей цели, в котором мы так сильно сейчас нуждаемся».

Вот именно на состоянии демократии, в которой неизбежны постоянные разногласия и споры, но при этом должна сохраняться базовая солидарность, и решил сосредоточиться в своей речи Обама. С его точки зрения, сейчас существуют три основные угрозы для ее существования и развития. Во-первых, это экономика и благосостояние. Тут президент вновь перечислил заслуги своего президентства, но также и подчеркнул в рамках своей фирменной «социалистической» повестки необходимость борьбы с экономическим неравенством: рабочие, официантки или работники медицины, постоянно думающие, как им оплатить счета, и уверенные, что правила игры против них, становятся источником цинизма и поляризации в политике. Здесь Обама признался, что не имеет универсального решения, но считает, что выход в современном образовании, поскольку «новое поколение появится не из-за моря, а от нескончаемого процесса автоматизации, превращающего множество хороших профессий среднего класса в устаревшие».

Вторая угроза демократии, традиционная для США по мысли ее президента, — вопрос расовых взаимоотношений, который в результате может привести к еще большей поляризации в обществе. Здесь Обама вновь упомянул статистику, согласно которой в этом направлении все значительно улучшилось, а благосостояние росло для всех групп населения. Но одними только законами и социальной политикой положение дел не поправить — «нужны перемены в сердцах». Здесь Обама процитировал персонажа классического произведения американской литературы «Убить пересмешника» Аттикуса Финча:

«Ты никогда по-настоящему не поймешь человека, пока не начнешь оценивать вещи с его точки зрения... пока не заберешься в его шкуру и не походишь в ней».

«Для чернокожих и других меньшинств это означает сопоставление наших собственных проблем с вызовами, с которыми сталкиваются многие в этой стране — беженцы, иммигранты, сельские бедняки, трансгендеры, но вместе с ними и белые мужчины среднего возраста, которые со стороны могут казаться в привилегированном положении, но чей мир был перевернут экономическими, культурными и технологическими изменениями», — Обама сделал реверанс избирателям Трампа.

Президент США особо подчеркнул важную социальную тенденцию последних лет: «Мы чувствуем себя в безопасности в своих социальных пузырях и принимаем только информацию из них, независимо от ее правдивости, вместо того чтобы опираться на факты извне». Здесь, с точки зрения главы государства, кроется третья угроза демократии, напрямую связанная с внешними угрозами Америки, — неспособность принимать чужую точку зрения. И тут в одном предложении президент упомянул и «кровожадных фанатиков, претендующих на право говорить за ислам», и недавно появившихся «автократов в столицах иностранных государств, рассматривающих свободные рынки, открытые демократии и гражданское общество как угрозу своей власти».

Обе эти опасности чрезвычайно серьезны, считает президент. «Это угроза страха перемен; страха тех, кто выглядит, говорит и молится иначе; презрения верховенства закона, который держит политиков под контролем; нетерпимости несогласия и свободы мысли; веры в то, что меч или ружье, или бомба, или машина пропаганды являются окончательным решением в споре о правильности и истине». И здесь, вдаваясь в подробности о способах борьбы с таким явлением, вместе с запрещенным в РФ «Исламским государством» президент аккуратно упомянул Россию и Китай как соперников, которым никогда не выиграть, до тех пор, пока Америка придерживается своих идеалов.

Перечислив три угрозы демократии, упомянув об успехах своей администрации в борьбе с ними и рассказав о своем видении того, как дальше действовать в этом направлении, Обама вернулся к своему начальному тезису о том, что демократию можно сохранить только постоянным личным участием.

«Устали спорить с незнакомцем в интернете — попробуйте поговорить с ним в реальной жизни. Если что-то не работает — засучите рукава и займитесь делом. Если вас не устраивает ваш выбранный представитель или чиновник, то берите в руки блокнот, соберите подписи и выдвигайтесь сами».

К финалу своего выступления Барак Обама обратился по очереди со словами благодарности к своей жене Мишель (здесь зал утонул в овациях, а сам президент не смог сдержать слезу), дочерям, вице-президенту Джо Байдену, сотрудникам своего аппарата и всем американцам. «Да, мы можем. Да, мы смогли. Да, мы сможем», — завершил лозунгом своей первой предвыборной кампании свое президентство Обама.