Пенсионный советник

России огласили состав сирийских преступлений

В числе санкций против РФ обсуждается блокировка проекта «Северный поток – 2»

Игорь Крючков, Алексей Топалов 07.10.2016, 23:02
Летчик в кабине российского транспортно-штурмового вертолета МИ-8АМШТ на аэродроме... Дмитрий Виноградов/РИА «Новости»
Летчик в кабине российского транспортно-штурмового вертолета МИ-8АМШТ на аэродроме «Хмеймим» в Сирии

Госсекретарь США Джон Керри заявил, что российские авиаудары на территории Сирии нужно расследовать как военные преступления. Критика России и ее действий в Сирии со стороны США и стран ЕС в течение этой недели достигла новой высоты: ряд высокопоставленных немецких политиков уже обсуждают новый пакет санкций против РФ, среди которых блокировка проекта «Северный поток – 2».

«Прошлой ночью сирийский режим нанес удар по очередной больнице, погибло 20 человек, было ранено еще 100 человек. Мир ждет от России и сирийского режима больше, чем простого объяснения, почему они продолжают бомбить больницы и медпункты с детьми и женщинами внутри», — заявил Керри 7 октября.

По мнению американского госсекретаря, эти авиаудары наводят на мысль о военных преступлениях, и эти инциденты необходимо расследовать как можно быстрее, но в то же время тщательно. «Виновные в этом должны понести всю полноту ответственности», — добавил Керри.

Официальный Дамаск и Москва отвергают обвинения в авиаударах по гражданским объектам. По их данным, мирные жители в Сирии становятся жертвами радикальных антиправительственных групп, и часть из них пользуются покровительством США.

Расследовать под пулями

Большинство сообщений о подобных инцидентах исходит из Алеппо. Восточную часть города удерживают группировки радикальных исламистов, в том числе террористические, а также боевики сирийской «умеренной» оппозиции. Эти районы уже несколько недель удерживают в кольце силы, лояльные президенту Сирии Башару Асаду, которого Кремль поддерживает и политически, и в военном отношении.

По мнению Алексея Арбатова, руководителя Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, сегодня расследование военных преступлений в Алеппо видится практически нереальной задачей. «Расследование может провести специально созданная комиссия ООН или следственная группа международного суда по правам человека, — рассказал собеседник «Газеты.Ru». — Однако для полноценного расследования существует немало препятствий практического характера — учитывая, что удары по городу наносятся со всех сторон».

Арбатов считает, что международные экспертные группы еще долго не смогут получить полный доступ к местам, где происходили потенциальные военные преступления. Кроме того, в нынешних условиях военного конфликта сбор вещественных доказательств становится практически невыполнимой задачей.

Яркий пример сложности подобных инициатив — расследование Международного уголовного суда (МУС) в Гааге относительно конфликта в Южной Осетии 2008 года, в котором принимали участие в том числе российские ВС. Для того чтобы этот юридический процесс начался, потребовалось восемь лет: МУС санкционировал его только в январе 2016 года. Более того, Россия не ратифицировала Римский статут, который обязывает страну сотрудничать с МУС.

По мнению Арбатова, реакция госсекретаря США отражает общий политический запрос в США на ужесточение критики в отношении Москвы. «Керри — один из немногих американских политиков, который долгое время пытался достичь соглашения с Россией, тогда как бóльшая часть американской элиты была настроена против потепления климата во взаимоотношениях двух стран», — добавил эксперт.

Сегодня, в разгар американской предвыборной гонки, кандидат от Демократической партии Хиллари Клинтон все жестче высказывается о России, противопоставляя себя республиканцу Дональду Трампу. Действующий президент США Барак Обама — тоже демократ и заинтересован в том, чтобы его партия сохранила контроль над Белым домом после 2016 года.

3 октября США объявили о том, что разрывают двусторонние контакты с Россией по мирному урегулированию сирийского кризиса. Это обрушило важнейшую дипломатическую инициативу, которой глава МИД России и его американский коллега Керри занимались с прошлого года.

Санкции на холоде

Волна критики в отношении действий России в Сирии поднялась и в Европе. Канцлер Германии Ангела Меркель призвала Москву повлиять на сирийским режим Асада и заставить его прекратить бомбардировки мирных объектов. Комментарии ее коллеги из правящей германской коалиции были жестче.

7 октября немецкие СМИ опубликовали интервью двух политиков, влияющих на внешнеполитический курс Германии и ЕС. Глава комитета бундестага по международным делам Норберт Реттген заявил изданию Sueddeutsche Zeitung: «Не реагировать на жесточайшую военную эскалацию ответными шагами и санкциями было бы скандалом». Речь шла о санкциях в адрес России.

Евродепутат Элмар Брок, глава комитета Европарламента по иностранным делам, в свою очередь, конкретизировал вероятные санкции в комментарии телеканалу ARD. По его словам, нужно сосредоточиться на сокращении промышленного сотрудничества между Россией и Германией, «прежде всего в тех сферах, которые касаются военных программ». Брок добавил, что пора приступать к санкциям «времен холодной войны».

Герхард Манготт, профессор кафедры политологии Университета Инсбрука (Австрия), эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай», рассказал «Газете.Ru», что Брок известен как сторонник жесткого курса в отношениях России и ЕС, в особенности после украинского кризиса.

«В принципе, его позицию разделяют в Европарламенте, кроме того, он принадлежит к правящей партии Германии ХДС, — добавил эксперт. — Сейчас верхи немецкого парламента ведут оживленную дискуссию совместно с коллегами из Италии, Франции, Великобритании и США о том, нужно ли вводить дополнительные санкции против России из-за ее действий в Сирии. Лично я не думаю, что в ЕС большинство выступит за ужесточение санкций, в особенности в такой чувствительной сфере, как технологическая. Это действительно стало бы возвращением к прошлому, к «холодной войне».

Впрочем, по мнению Александра Храмчихина, заместителя директора Института политического и военного анализа, военное сотрудничество между Россией и ЕС было число формальным и не расширялось по своей сути со времен той же «холодной войны». «Поэтому в реальности российско-европейское сотрудничество в военной сфере не изменится», — рассказал он в беседе в «Газетой.Ru».

7 октября официальный представитель правительства Германии Штеффен Зайберт также заявил, что руководство страны рассматривает все возможности воздействия на Россию, включая введение новых санкций.

«Поток» утонул в критике

Тем временем в Европарламенте «Газете.Ru» подтвердили, что в новый пакет санкций ЕС против России может войти блокировка проекта Nord Stream 2. Об этом заявил Педро Лопес де Пабло, глава пресс-службы евродепутата Манфреда Вебера.

По словам собеседника «Газеты.Ru», Вебер, глава фракции Европейской народной партии, выступил с этим предложением на пленарном заседании Европарламента 5 октября. Текст его выступления на немецком языке доступен на официальном сайте.

«Как вы знаете, Европейский парламент обсуждает санкции России в рамках общих политических дискуссий, — добавил Лопес де Пабло. — Но финальное решение о санкциях будет принято только Советом Евросоюза на уровне глав МИДов».

«Северный поток – 2» — две ветки газопровода общей мощностью 55 млрд кубометров. Газопровод должен быть проложен по дну Балтийского моря до побережья Германии. Труба пройдет параллельно уже действующему «Северному потоку», мощность которого составляет также 55 млрд кубометров. Основной задачей СП-2 является замещение украинского транзита, от которого Россия намерена отказаться к 2020 году.

Акционерное соглашение по «Северному потоку – 2» было подписано 4 сентября прошлого года. В проекте приняли участие германские E.On и BASF, австрийская OMV, британо-нидерландская Royal Dutch Shell и французская ENGIE (бывшая Gaz de France). Предполагалось, что для реализации проекта будет создано совместное предприятие, в котором «Газпрому» будет принадлежать контрольный пакет (51%). Остальные акционеры, кроме французов, получат по 10%, ENGIE — 9%. Однако против такого сценария выступило антимонопольное ведомство Польши, заявив, что слияние шести компаний может нести угрозу польским потребителям.

В результате партнеры по второму «Северному потоку» отказались от создания СП, но заявили, что на реализацию проекта это никак не повлияет. Как сообщалось, в настоящее время компании рассматривают варианты совместной работы.

«Северный поток – 2» вызвал очень много протестов. Несколько стран Европы направили в Еврокомиссию два письма, в которых выступили против проекта. Обращения подписали первые лица Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии, Хорватии и Греции. Но больше всех протестовала Украина, которую запуск СП-2 лишит около $2 млрд транзитных доходов в год (именно такую сумму называл украинский экс-премьер Арсений Яценюк).

Представители Nord Stream 2 и Wintershall не смогли оперативно ответить на запросы «Газеты.Ru».

«Неприятие со стороны восточноевропейских стран, в особенности прибалтийских, а также ряда чиновников Еврокомиссии в отношении Nord Stream 2 давно известно, — рассказал «Газете.Ru» Герхард Манготт. — Позиция немецкого парламента в том, что это частное предприятие. Это означает, что заморозка Nord Stream 2 не очень вероятна как ответ Германии на происходящее в Сирии».

По мнению австрийского эксперта, санкции против «Северного потока – 2» противоречат нынешней позиции Меркель и членов ее коалиции. Вопрос в том, как поведет себя весь Евросоюз.