Гаагский суд добрался до России

Международный уголовный суд санкционировал расследование конфликта в Южной Осетии

Игорь Крючков, Владимир Дергачев 28.01.2016, 00:51
Южная Осетия. 10 августа 2008 года ТАСС
Южная Осетия. 10 августа 2008 года

Международный уголовный суд одобрил начало расследования военных преступлений, которые могли совершаться в ходе южноосетинского конфликта в 2008 году. Это первое гаагское расследование, в котором будут фигурировать российские вооруженные силы. Впрочем, для Москвы судебный процесс гораздо менее опасен, чем для Тбилиси.

27 января палата предварительного производства I Международного уголовного суда (МУС) одобрила начало расследования военных преступлений, которые, возможно, были совершены в ходе вооруженного конфликта в Южной Осетии в 2008 году. Запрос о начале расследования подала прокурор МУС Фату Бенсуда.

Теперь в Гааге начнутся слушания по делу о конфликте, в котором, по данным ЕС, погибли около 850 человек и более 100 тыс. человек были вынуждены покинуть свои дома. Временные рамки событий, которые МУС собирается расследовать: с 7 августа 2008 года (когда началось наступление ВС Грузии на Южную Осетию) по 10 октября 2008 года (когда из Южной Осетии были выведены российские войска в соответствии с мирным соглашением от 8 сентября).

Это будет первое расследование МУС, в котором будут фигурировать российские вооруженные силы. Дело в том, что сближающаяся с ЕС Грузия ратифицировала Римский статут, который юридически обязывает сотрудничать с гаагским правосудием. Россия — не ратифицировала. МУС же имеет право расследовать военные преступления, которые происходят только на территории стран, где Римский статут действует. Зайдя на территорию Грузии, таким образом, российские военнослужащие впервые с 1998 года подпали под действие статута.

На данный момент главным субъектом еще не сформулированного обвинения МУС считаются южноосетинские вооруженные силы.

Прокурор Бенсуда сформулировала свои предварительные выводы еще в октябре, в письменном запросе, на основе которого МУС и принял решения начать расследования 27 января. Согласно запросу, «существует достаточно оснований полагать», что югоосетинские вооруженные силы совершали военные преступления (преднамеренное убийство, уничтожение имущества неприятеля и разграбление), нападения на миротворцев и преступления против человечности (убийство, депортация или насильственное перемещение населения, преследование группы или общности по этническим мотивам). Есть даже намек на этнические чистки со стороны Южной Осетии. Текст запроса Бенсуда гласит: «Обвинение оценивает, что население этнических грузин, проживающее в зоне конфликта, сократилось на 75%».

Грузинские военные, в свою очередь, подозреваются в совершении военных преступлений и нападениях на миротворцев. Самое серьезное из них, как предполагается, — это целенаправленный обстрел российских миротворцев 9 и 10 октября.

Российские военные также подозреваются в совершении военных преступлений. Впрочем, «исходя из имеющейся информации, на данном этапе нет оснований считать, что военнослужащие российских вооруженных сил были среди тех, кто наиболее ответствен за совершение подобных преступлений», гласит текст документа прокуратуры МУС.

Эти выводы были сделаны на основе данных, полученных МУС от Грузии и России. Между тем в документах прокуратуры МУС не упоминаются 162 мирных осетина, которые, как утверждал текст заключения Следственного комитета при прокуратуре РФ от 2008 года, погибли с 8 по 12 августа.

Как утверждал ранее в статье на сайте Московского центра Карнеги эксперт по Грузии Давид Гамцемлидзе, по документам, представленным грузинской генпрокуратурой МУС, 160 из 162 упомянутых погибших «на самом деле были не мирными жителями, а бойцами югоосетинских вооруженных формирований».

«Поскольку у непризнанной Южной Осетии официально не могло быть своей армии (хотя она неоднократно проводила парады в Цхинвали до 2008 года), все бойцы считаются членами «ополчения», якобы возникшего уже после начала боевых действий, — утверждал эксперт в публикации. — Россия за все прошедшие годы не смогла представить опровержение и список мирных жителей (не ополченцев), погибших в ходе августовского конфликта».

Гаага переходит на личности

На данный момент единственный политик, который упоминается в документах МУС, — это «де-факто президент» Южной Осетии Эдуард Кокойты. «Предполагаемые преступления, связанные с насильственным перемещением этнических грузин, были совершены югоосетинскими силами» под его командованием, утверждается в резюме МУС от 13 октября 2015 года. Очевидно, именно Кокойты, который сегодня возглавляет местную партию «Единство», может стать наиболее высокопоставленным подозреваемым в югоосетинском процессе.

Впрочем, МУС имеет право пригласить на слушания и премьера России Дмитрия Медведева, и губернатора Одесской области Украины Михаила Саакашвили. На момент конфликта Медведев был президентом России, Саакашвили — Грузии, оба отдавали приказы вооруженным силам и поэтому могут вызвать интерес судебного процесса.

«Главная проблема в другом. МУС может пригласить кого угодно, но в случае с Россией и Украиной у суда нет никаких формальных инструментов принудить их к сотрудничеству», — рассказал «Газете.Ru» адвокат Илья Новиков. Украина, гражданином которой является ныне Саакашвили, как и Россия, не ратифицировала Римский статут, который обязывает страну сотрудничать с гаагским правосудием.

Таким образом, ничто не мешает Москве или Киеву проигнорировать приглашения на суд, не опасаясь никаких последствий.

Впрочем, по словам Новикова, на Украине вопрос о ратификации Римского статута обсуждается очень активно, и есть шансы, что он решится положительно еще до того, как судьи МУС пришлют запрос насчет Саакашвили.

В случае с Южной Осетией ситуация отличается формально, но не отличается фактически. МУС продолжает считать ее частью Грузии. Однако власти Тбилиси не контролируют Южную Осетию, так что они не могут гарантировать МУС, что обеспечат появление Кокойты в Гааге.

Риск Саакашвили

Для Михаила Саакашвили ехать в Гаагу видится большим риском, считает Андрей Арешев, эксперт Центра изучения Кавказа, Центральной Азии и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН. В Грузии действует ордер на арест бывшего грузинского президента. Саакашвили обвиняется в мошенничестве, злоупотреблении должностными полномочиями и подготовке госпереворота.

«Я считаю, что Саакашвили не надо будет уговаривать поехать на заседание МУС. С точки зрения практики международного правосудия ему будет гораздо проще отстаивать свою позиции, чем условному Медведеву, — считает Илья Новиков. — Дело в том, что факт вхождения российских войск в Грузию доказать гораздо легче, чем доказать любые преступления грузинских военных на территории своей страны». Кроме того, эмоциональный характер губернатора Одесской области может подтолкнуть его пойти ва-банк и лично отстаивать свою правоту в Гааге, считает собеседник «Газеты.Ru».

Если Саакашвили решится поехать, он может не бояться грузинского ордера и призывов Тбилиси к международному сообществу о выдаче политика.

По словам Новикова, любому человеку, который принимает приглашение на суд в Гааге, гарантируется временный иммунитет, чтобы добраться до МУС без затруднений.

Жернова Гааги

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Александр Крылов считает, что вне зависимости от присутствия видных политиков на процессе общая тональность расследования будет не в пользу России. По его мнению, МУС, пребывая под сильным влиянием Европы и США, политизирует процесс, в ходе которого Россию попытаются выставить агрессором, решившим напасть на «беззащитную Грузию».

Впрочем, есть документ, противоречащий такому восприятию ситуации. Это доклад международной комиссии по расследованию обстоятельств войны на Южном Кавказе, которую возглавляла влиятельный швейцарский дипломат Хайди Тальявини. Комиссия из более чем 30 экспертов работала с 2008 по 2009 год и опубликовала доклад по результатам расследования.

Согласно этим выводам, обстрел столицы Южной Осетии грузинскими вооруженными силами ночью на 8 августа 2008 года не был оправданным с точки зрения международного права. Россия в докладе, впрочем, также упоминалась как нарушитель. По мнению международной комиссии, ее военные действия были несоразмерны «угрозе в отношении российских миротворцев в Южной Осетии».

По словам Крылова, МУС не сможет игнорировать выводы комиссии Тальявини, иначе это приведет к дискредитации европейского правосудия.

Согласно статье Давида Гамцемлидзе, для России и Южной Осетии, которой покровительствует Москва, приговор МУС не влечет за собой никаких реальных последствий. Между тем для признающей юрисдикцию Гааги Грузии процесс может завершиться тюремным сроком для многих кадровых офицеров, которые выполняли приказы в 2008 году и продолжают служить до сих пор.

«Армия — это могучая корпорация, которая основана на замешенной на крови этике. Отдать своих она не позволит. Во всяком случае без боя», — утверждает Гамцемлидзе.

По его мнению, недовольство внутри армии с радостью поддержит оппозиция, где осталось немало бывших соратников Михаила Саакашвили. Эта «смычка», в свою очередь, может привести к военному перевороту в Грузии.