Пенсионный советник

«Все понимают, что с судами надо что-то делать»

Эксперты проанализировали состав судейского корпуса

Андрей Винокуров 26.05.2016, 08:31
Shutterstock

Положение судей в России исследовали эксперты Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина. Сейчас представители судейского сообщества слишком зависимы от вышестоящих инстанций, а на их кадровое продвижение может влиять комиссия при президенте РФ. Это работает в ущерб их самостоятельности и независимости при принятии решений, уверены в КГИ.

Эксперты Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина совместно с юридической компанией «Пепеляев Групп» и Институтом проблем правоприменения провели исследование, посвященное проблемам российской судебной системы и поискам путей ее решения.

По мнению авторов доклада, судьи в России во многом зависимы от различных инстанций. Это подтверждается и результатами проведенного КГИ экспертного опроса среди представителей юридического сообщества. Одни из них были опрошены онлайн, другие — на Петербургском международном юридическом форуме.

Практически все опрошенные оказались согласны с тем, что существует проблема кадрового развития судей. По мнению специалистов, даже система отбора судей ориентирована на председателей судов. Дело в том, что сейчас для претендентов на эту должность главным образом необходимы пятилетний юридический стаж и высшее образование. И одним из основных «поставщиков» новых судей становится аппарат суда. По крайней мере, эксперты отмечают, что его роль в этом деле растет с 2007 года.

«Девочка работает секретарем, потом помощником судьи, получает заочное юридическое образование и уже подходит. При этом по сути достаточного опыта работы у нее нет, она перекладывала бумажки, писала протоколы и повестки по шаблонам.

Но судья должен иметь знание жизни», — объясняет научный руководитель Института проблем правоприменения Вадим Волков.

А председателям судов удобны такие вежливые и «хорошо воспитанные люди», которые будут к тому же абсолютно предсказуемы в своих решениях, говорит он.

Чтобы преодолеть эту проблему, авторы исследования предложили выбрать экспертам один из двух вариантов решения проблемы: увеличить необходимый юридический стаж в два раза (до 10 лет) или установить дополнительные требования к опыту работы за пределами судебной и правоохранительной систем.

За первый вариант высказались 17,2% опрошенных онлайн, за второй — 21%. При этом 55,4% считают необходимым одновременно применить обе меры. И только 6,4% уверены, что подобной проблемы нет и ничего менять не надо. Среди экспертов, опрошенных на форуме, соотношение ответов похожее.

«Даже если просто увеличить стаж, это уже может сработать. Ведь все эти аппаратчики уверены, что через пять лет станут судьями, и поэтому готовы потерпеть.

Но выждать 10 лет уже сложнее. Морковка перед их носом исчезнет», — иронизирует Волков.

Следующим важным моментом является карьерное продвижение судей. И здесь опять же есть проблемы, порождающие зависимость судебного сословия от вышестоящего начальства.

В исследовании КГИ говорится, что в настоящее время кадровые перемещения судей в существенной степени зависят от субъективного усмотрения председателя суда, квалификационной коллегии судей и кадровой комиссии при президенте России: «Объективных критериев отбора судей на вышестоящие должности не существует».

45,6% экспертов, опрошенных удаленно, считают, что единственным органом, принимающим решения о последующих кадровых назначениях, должны являться квалификационные коллегии судей, заседания которых должны быть открытыми и публичными. 13,9% полагают, что нужно установить критерии отбора для продвижения судей. 39,9% ратуют за обе меры, и только 0,6% считают, что проблемы нет.

Среди юристов форума соотношение немного другое: 47% — за обе меры, 10% не видят проблемы в сложившейся практике.

Авторы исследования отдельно останавливаются на проблеме влияния кадровой комиссии при президенте на карьерное продвижение судей. Эксперты видят в этом фактическое влияние исполнительной власти на судебную.

«Можно сказать, что такое положение дел нарушает принцип разделения властей. Комиссия фактически выступает неформальным фильтром. Там сидят в том числе и представители силовых ведомств. И какими они пользуется критериями при отборе, мы не знаем. Например, адвокатов вообще перестали брать в судьи. У них около 15% отказов без объяснения причин», — объясняет Волков.

Полностью исключить комиссию из процедуры при назначении судей нельзя, так как, по Конституции, судьи федеральных судов назначаются президентом.

«Раз президент назначает, значит, нужен вспомогательный орган, который поможет выработать позицию. Неважно, будет ли это комиссия или что-то еще.

Но вот влияние ее на продвижение судьи внутри системы может становиться точкой административного давления», — объясняет Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев Групп».

Он также обращает внимание, что и роль председателя суда при карьерном продвижении судей не ведет ни к чему хорошему.

«Например, когда человека двигают из районного суда в областной, нет никаких четких критериев для его продвижения. И в итоге двигают любимчиков и удобных судей», — уверен адвокат.

Авторы исследования также выступают за то, чтобы уменьшить зависимость судей от председателя суда в текущей работе.

60% экспертов, опрошенных онлайн, и 62%, опрошенных лично, считают, что для этого необходимо одновременно ввести процедуру выборов председателя суда на общем собрании судей, а также обеспечить обязательную ротацию председателей каждые три года.

В исследовании также предлагается создать в судах общей юрисдикции систему самостоятельных апелляционных и кассационных судов, как это сделано в арбитражной системе. Дело в том, что для судов общей юрисдикции апелляционной инстанцией является областной суд. Это уже ставит судей в зависимость от него. А областной суд, в свою очередь, может быть зависим от региональных властей. Авторы считают, что апелляционная инстанция не должна совпадать с границами регионов, как это сделано в арбитраже.

Старший партнер юридического бюро «Байбуз и партнеры» Вадим Байбуз в целом согласен с выводами исследования. Он считает, что главная проблема российских судов — это унаследованная советская система административной подчиненности.

«Это отличается, например, от подхода США. Там судья — это самодостаточная фигура, которая может допросить любое лицо в стране. Когда у них убили президента Кеннеди, нового главу государства приводил к присяге обычный местный судья (в США не назначаются досрочные выборы в случае отрешения от должности главы государства. До выборов исполнение его полномочий ложится на вице-президента. — «Газета.Ru»)», — сравнивает адвокат. По его мнению, председатели судов должны быть, но заниматься им следует чисто административными нуждами, как, например, «закупка карандашей и организация помещений», но не решениями по карьерному росту и взысканиями.

Байбуз подтверждает, что сейчас судьями регулярно становятся работники аппарата судов, в то время как раньше, наоборот, существовал негласный мораторий на то, чтобы помощники и помощницы сами становились судьями. Возможно, это было связано с опасениями коррупции.

«А сейчас это поголовная практика. Рассуждать об их профессионализме сложно. С одной стороны, за работу помощниками они хорошо набивают руку в написании судебных решений для однотипных дел. Но вот когда появляются дела, выходящие за рамки, им профессионализма недостает», — говорит юрист.

«Все понимают, что с судами надо что-то делать. Весь опыт показывает, что, когда суды ведут себя как самостоятельный участник игры, это оказывает цивилизующее воздействие и на все остальные процессы», — резюмирует итоги Сергей Пепеляев.