Пенсионный советник

НАТО окружает Сирию

Ближневосточная стратегия НАТО стремится законсервировать ИГ в Сирии

Александр Братерский 23.05.2016, 17:18
Ints Kalnins/Reuters

В Сирии прогремели взрывы, которые унесли жизни более 120 человек. Ответственность за серию терактов взяло террористическое «Исламское государство» (запрещенная организация в России), которое стремится доказать, что его развитие не может остановить даже сирийское присутствие сил России и США. Особенное значение в этом контексте получает стратегия НАТО, которое в самой Сирии не воюет, но стремится заблокировать ИГ в границах страны.

Фоторепортаж: Более 120 человек погибли при взрыве в Сирии

__is_photorep_included8260211: 1

Взрывы прогремели в сирийских городах Джабла и Тартус. Сообщается как минимум о пятерых террористах-смертниках, взорвавших себя. Кроме того, в каждом из городов террористы привели в действие бомбы, заложенные в автомобиль. По последним данным, в терактах погибли более 120 человек. Оба города в провинции Латакия находятся под контролем сил, лояльных президенту Сирии Башару Асаду. Более того, в Тартусе расположена база российских ВМС, а Джабла находится в примерно 30 км от российской военно-воздушной базы.

Ответственность за теракты взяла на себя террористическая организация «Исламское государство» (ИГ), против которого воюют российские ВС в Сирии вместе с войсками официального Дамаска. Кроме того, ВВС России координируют свои действия и с США, которые также регулярно наносят авиаудары по позициям террористов.

Теракт ИГ подчеркнул проблему, которая становится все актуальнее для сирийского конфликта. Несмотря на перемирие, которого достигли представители Дамаска и боевиков умеренной оппозиции, радикальные организации продолжают контролировать часть территории Сирии. Наиболее влиятельная (и известная по всему миру) террористическая группировка страны — ИГ сохраняет возможность проводить теракты на сирийской территории. Более того, есть немало данных о том, что «Исламское государство» стремительно распространяет свое влияние на другие страны исламского мира.

Афганское эхо Сирии

Международного влияния ИГ касалось и заявление президента США Барака Обамы от 23 мая. В ходе своего визита во Вьетнам он объявил о том, что американский беспилотник уничтожил муллу Ахтара Мансура, лидера афганского радикального движения «Талибан». «Мы уничтожили лидера организации, которая проводила тайные операции и открытые атаки против сил США и коалиции НАТО, воевала против афганского народа и вступала в союзы с экстремистскими группировками», — сказал Обама. По словам американского президента, уничтожение Мансура — это крупный успех США и НАТО.

Между тем смерть главы «Талибана» — это еще один успех ИГ. За неделю до того, как США объявили о его гибели, на радикальных исламистских онлайн-форумах появились слухи о том, что Мансур, давний противник ИГ, погиб в перестрелке с талибами-перебежчиками, которые дали клятву верности руководителю «Исламского государства» Абу-Бакру аль-Багдади.

Тем не менее гибель муллы Мансура трудно переоценить для политического будущего Афганистана. Это может облегчить переговоры между официальным Кабулом и умеренными талибами о создании правительства национального примирения. Тем более что обе стороны понимают: если противоречия преодолеть не удастся, инициативу в стране может перехватить ИГ.

К переговорам с правительством Афганистана талибов склоняют действия коалиции НАТО и афганских сил в этой стране. Недавно мирное соглашение с правительством в Кабуле было подписано главой Исламской партии Афганистана Гульбеддином Хекматияром, который также воевал на стороне «Талибана».

В последнее время на проблемы в организационной сфере афганские силы, которые борются как с движением «Талибан», так и с враждебным ему ИГ, научились реагировать достаточно эффективно.

Как отмечает эксперт центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко, обученные инструкторами США и НАТО афганские военные смогли достаточно эффективно действовать против отрядов исламистов, не давая талибам закрепляться на захваченных территориях. Начиная с 2008 года силы НАТО помогли подготовить более 350 тыс. человек для армии и полиции Афганистана.

Однако в альянсе не скрывают, что дальнейшее развитие ситуации в Афганистане будет зависеть от того, останется ли в этой стране американский контингент. «Афганистан — это пока незаконченное дело», — охарактеризовал ситуацию в стране посол США при НАТО Дуглас Лют в беседе с журналистами.

США собираются оставить в стране 5,5 тыс. солдат и офицеров вплоть до 2017 года. Об этом объявит президент США Барак Обама на саммите в Варшаве в июле этого года. В настоящее время общее число военных миссии НАТО в Афганистане составляет более 12 тыс.

Миссия в Ираке

НАТО также собирается отправить миссию специалистов в Ирак для изучения возможностей тренировки местных военных для противостояния той же угрозе ИГ. Для Ирака эта угроза гораздо более серьезная, чем для Афганистана. Боевики ИГ контролируют сирийские и иракские приграничные районы, создав прочную инфраструктуру между ними. О скорой отправке в Ирак миссии специалистов сообщил генсек альянса Йенс Столтенберг по завершении первого дня встречи глав МИД стран альянса, которая прошла в Брюсселе на прошлой неделе. Первые тренировки иракских военных из сил безопасности начались в апреле, и в ближайшие полгода НАТО должно подготовить 350 военных.

Просьба прислать натовских военных для обучения иракских солдат исходит от премьер-министра страны Хайдера аль-Абади. В НАТО объясняют, что с иракским правительством у альянса давно налажены военные связи. 23 мая аль-Абади объявил о начале широкомасштабного наступления на Эль-Фаллуджу, который сейчас считается одним из главных городов под контролем ИГ.

Генсек НАТО Столтенбег дал понять, что участие НАТО в укреплении безопасности Ирака для стран альянса — это возможность обезопасить себя от угроз в регионе: «Помогая нашим партнерам укреплять свои силы и обеспечивать безопасность своих стран, мы укрепляем безопасность и собственных государств». «ИГ держит захваченные территории, которые должны быть у него отобраны. Мы должны понять, как мы можем помочь», — обрисовал на встрече с журналистами задачу НАТО в Ираке один из чиновников альянса.

Правда, о планах тренировки иракских солдат непосредственно на территории Ирака натовские военные говорят осторожно. Это трудная задача. Несмотря на затраченные силы и средства, с ней не смогли справиться американцы.

После вторжения в эту страну в 2003 году и свержения диктатора Саддама Хуссейна США потратили огромные средства на тренировку иракских военных. На создание боеспособных сил ушло около $25 млрд, однако США смогли подготовить лишь около 12 тыс. солдат и офицеров из 250 тыс. иракского контингента.

Пока неясно, смогут ли изменить ситуацию инструкторы НАТО, однако положительный фактор в их возможном присутствии все-таки есть. Специалисты из европейских стран могут быть восприняты более положительно, чем военные из США, к которым многие иракцы относятся враждебно после многих лет войны.

Собственно в сирийской операции НАТО как организация не участвует, хотя там «в личном качестве» присутствуют некоторые страны — члены альянса: Великобритания, США, Франция, а также несколько других государств, которые предоставляют различную техническую помощь.

В НАТО подчеркивают, что операция в Сирии никогда не была операцией альянса, однако на прошлой неделе обсуждалась возможность предоставления коалиции в Сирии разведывательных самолетов AWACS. Эти самолеты — единственное военное оборудование, которым обладает НАТО. Вопреки распространенному убеждению, у этой организации практически нет своего вооружения. Его предоставляют в распоряжение НАТО страны — члены альянса в рамках каждой кампании.

Вменяемый противник

Кроме Ирака и Афганистана другой ближневосточной страной, ситуация в которой беспокоит альянс, является Ливия, где тоже присутствуют боевики-исламисты. Столтенберг уверяет, что альянс не собирается воевать в Ливии, однако также собирается оказывать военную и политическую поддержку недавно сформированному в этой стране правительству. «Мы будем действовать, если будет просьба от правительства страны», — сказал генсек НАТО. Пока с инициативой послать военных выступили в индивидуальном порядке Италия и Великобритания. США дали понять, что если и присоединятся к новой кампании в Ливии, то точно не на правах лидера. В мае появились первые данные о боях европейских военнослужащих с ливийскими отрядами ИГ.

По иронии судьбы, альянс несет прямую ответственность за происходящее в Ливии: в результате военной операции в этой стране в 2011 году был свергнут диктатор Каддафи, однако вакуум власти породил хаос и гражданскую войну. Последствиями этого хаоса стало усиление позиций ИГ в этой стране. На фоне сирийского конфликта все больше боевиков из этой организации предпочитают перейти западную границу и укрепиться в Ливии, где нет российских бомбардировок, а НАТО пока только разворачивает антитеррористическую миссию.

Кроме того, увеличивается и волна миграции из Ливии в Европу. По данным миграционных служб, к берегам Италии прибывает все больше нелегалов. С последствиями миграционного кризиса приходится сегодня бороться тому же НАТО, которое фактически играет роль «политического МЧС».

Корабли альянса сегодня патрулируют Эгейское море, где пытаются остановить перевозчиков, которые транспортируют нелегальных мигрантов в Европу. Со стороны Сирии поток приостановлен. Совместные усилия ЕС и Турции в этой области увенчались успехом. По данным комиссара ООН по делам беженцев, число нелегальных попыток прорваться в Европу по этому маршруту упало в апреле на 90% по сравнению с мартом. В ближайшее время свой корабль для участия в патрулировании НАТО обещали прислать США, однако что это будет за тип судна, пока неизвестно.

Участие натовских стран в стабилизации Ближнего Востока представляет собой «смешанную картину», отмечает аналитик вашингтонской группы Gulf state Analytics Теодор Карасик. «С одной стороны, НАТО дает Ближнему Востоку модель развития региональной безопасности. С другой — ближневосточная политика превращается в самоцель для альянса, — считает собеседник «Газеты.Ru». — Если опираться на первую идею, тогда в этом может быть здоровое начало. Вторая же концепция вряд ли приведет к хорошему результату».

Офицеры и гражданские союзники НАТО в кулуарах подчеркивают, что ситуация в Афганистане и на Ближнем Востоке беспокоит их гораздо больше вызовов со стороны России.

Россия хотя и видится нарушителем спокойствия на Западе, но этот нарушитель — предсказуемый и «вменяемый» противник в отличие от исламистов. «Это совершенно две разные угрозы», — заявила «Газете.Ru» одна из сотрудниц в штаб-квартире альянса.

В российских дипломатических кругах отмечают, что именно Ближний Восток и Афганистан могут быть полем для сотрудничества. «Именно в борьбе с терроризмом сотрудничество России и НАТО давало свои плоды», — отметил в интервью российским журналистам постпред России при НАТО Александр Грушко.

Россия «может играть конструктивную роль» на Ближнем Востоке, признается, в свою очередь, высокопоставленный чиновник альянса. Однако, как отметил в разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru» генсек НАТО Йенс Столтенберг, никакое практическое сотрудничество альянса с Россией не будет осуществляться до тех пор, пока не улажен конфликт на Украине.