Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Югославская республика Сирия

Сирию, возможно, ждет раздел на несколько государств

Александр Рыбин 06.01.2016, 13:20
Muzaffar Salman/AP

В Новый год мир вступил с неразрешенным конфликтом в Сирии, который длится уже несколько лет. Политологи, эксперты и общественные деятели не могут предсказать, каким будет будущее Сирии, когда война прекратится, и будет ли страна и дальше существовать как единое государство.

Вне зависимости от того, какое место займет в будущей Сирии Башар Асад, он или его преемник уже не будет лидером единого государства. Сегодня, по различным оценкам, сирийское правительство контролирует не больше 30% территории, остальная часть находится в руках боевиков исламистской группировки ИГ, запрещенной в РФ, противостоящих ей повстанцев и курдов.

В результате военных действий страна отчетливо разделилась по религиозному и этническому признаку. Север и северо-восток контролируют курдские формирования. Они уже провозгласили тут свою автономию Рожава. Районы, населенные алавитами и другими шиитами, христианами и друзами, подконтрольны правительству Башара Асада.

В суннитских районах власть в руках у различных антиправительственных группировок от ИГ до совсем микроскопических «бригад», контролирующих одну-две деревни. Узкая полоса территории вдоль границы с Турцией в провинциях Латакия и Идлиб под властью местных туркоманских группировок. Туркоманы, над территорией которых был сбит турецкими ВВС российский Су-24, — это потомки турок-османов, проживавших на этих территориях, то есть местные турки.

Чемодан, самолет, Ливан

Опасаясь, что в случае падения центральной власти алавитов и родственных им мусульман-шиитов ждет гибель от рук суннитов, сотрудники ООН начали эвакуацию жителей и представителей вооруженных формирований из осажденных шиитских анклавов на северо-западе Сирии. Города Эль-Фуа и Кефрая в провинции Идлиб населены преимущественно шиитами.

С лета 2012-го они периодически попадали в осаду антиправительственных сил. Самолеты с шиитскими беженцами отправились в соседний Ливан, их планируется разместить в центрах размещения беженцев. На сегодняшний день уже вывезено 338 человек. Автотранспортом и самолетами их через Турцию и Ливан доставили в «заранее оговоренные пункты назначения».

После того как в марте-апреле 2015-го радикальные группировки «Джабхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам» и бригады Фарука почти полностью захватили провинцию, включая ее административный центр, шиитские города оказались в полной блокаде — их обороняли местные ополченцы и солдаты регулярной армии. Кроме этого, были эвакуированы более сотни жителей и антиправительственных повстанцев из суннитского анклава аз-Забадани на западе провинции Дамаск, у границы с Ливаном.

Их также доставили в «заранее оговоренные пункты назначения».

Что это за пункты, официальные лица пока не разъясняют. Аз-Забадани находился в осаде подразделений, верных Башару Асаду, и отрядов ливанской шиитской группировки «Хезболла» около четырех лет.

Время от времени государственные СМИ Сирии сообщали, что город взят и уже проводятся зачистки отдельных очагов сопротивления. Однако по факту никаких существенных успехов войскам, осаждающим аз-Забадани, добиться не удалось.

Одновременно с этим по согласованию с сирийским правительством международная организация «Красный полумесяц» начала эвакуацию боевиков ИГ из южных пригородов Дамаска и лагеря палестинских беженцев Ярмук (лагерь также находится к югу от столицы), их вывозят в провинции Ракка и районы провинции Хомс, подконтрольные ИГ.

Всего из южных пригородов и Ярмука планируется вывезти 4,5 тыс. боевиков и их сторонников. Это уже вторая эвакуация — в начале декабря была первая: из северного пригорода Хомса Эль-Ваер миссия ООН в Дамаске и «Красный полумесяц» вывезли 720 антиправительственных боевиков. Их доставили в район города Ар-Растан, подконтрольного антиправительственным силам, и провинцию Идлиб.

Слухи среди самих сирийских граждан о том, что шиитские анклавы Эль-Фуа и Кефрая правительство неизбежно обменяет на один из осажденных суннитских анклавов, мне довелось слышать еще летом этого года. В качестве наиболее вероятного варианта называли как раз анклав аз-Забадани — он находится в опасной близости от стратегической автомагистрали Дамаск – Бейрут.

По заявлениям спецпосланика ООН по Сирии Стефано ди Мистуры, подобные «обменные» эвакуации продолжатся. Из аз-Забадани будет вывезено еще около тысячи боевиков, из шиитских анклавов — до 14 тыс. правительственных военных и местных жителей. Таким образом, монолитнее станут территории, подконтрольные Башару Асаду и противостоящим ему группировкам.

Начавшиеся «обменные» эвакуации являются продуктивной подготовкой к мирным январским переговорам между различными сторонами конфликта в Сирии. Примечательно и то, что в эвакуации участвуют, помимо прочих, отряды ИГ и «Джабхат ан-Нусры», которые официально в мирных переговорах участия принимать не будут. Возможно, в итоге и им будет назначен свой «кусок» страны.

Дейтон для нового «Алавистана»?

Расколотой и раздираемой войной Сирии международное сообщество давно предрекает судьбу Югославии, некогда процветавшей европейской стране, которой на протяжении многих лет управлял ее авторитарный лидер Иосип Броз Тито.

Однако если из печального югославского опыта и можно взять что-то положительное, так это то, что сегодня ее бывшие республики – независимые государства живут относительно мирно.

Многие сирийцы уже вслух говорят о том, что международные игроки договорились разделить их страну по типу Боснии или бывшей Югославии в целом и таким способом добиться окончания конфликта. То есть на месте ныне пестрой в религиозном и этническом отношении страны будут монорелигиозные и моноэтнические субъекты, вероятнее всего, Сирийской федерации.

В связи с этими идеями комментатор Bloomberg View Марк Чемпион отмечает, что в Сирии может быть аналог Дейтонского соглашения, которое было заключено в 1995 году между западными державами и тогдашним президентом Югославии Слободаном Милошевичем. «Соглашение, подобное Дейтону, заключенное с участием внешних игроков, может упростить решение сирийского конфликта, даже если его не удастся разрешить сразу», — пишет Чемпион.

По мнению эксперта, если ополченцы, воюющие с Асадом, мирно произведут с ним размен территорий, им будет легче противостоять исламистам из ИГ.

О том, что страна может превратиться в набор «станов», уже говорили ряд российских экспертов. Редактор альманаха «Искусство войны» Илья Плеханов еще в середине сентября писал, что, возможно, весь смысл военного вмешательства России в войну в Сирии состоит в том, чтобы создать так называемый Алавистан, лояльный России и Ирану. «Алавистан» сможет принять и всех беженцев, которые сейчас идут из Сирии и Ирака потоками в Европу.

В свою очередь, ранее в одной из колонок, опубликованных в «Газете.Ru», глава Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов образно называл новое государство, которое могло бы образоваться на подконтрольной Асаду территории, «Алавитским Израилем»: «Способный на самооборону при внешней поддержке анклава, который служил бы препятствием бесконтрольному распространению ИГ».

«Это устроит уже и европейцев. Тем более если Россия будет строить в новом «Алавистане» лагеря для беженцев, бесперебойно морем и по воздуху снабжать их всем необходимым, охранять от халифата и в целом возьмет на себя все расходы по строительству счастливого нового государства, вкладывая уже свои миллиарды», — в частности, отмечал Плеханов.

Подобное образование — в форме субъекта федерации или независимого государства — усилит влияние России и Ирана в регионе. Ведь возможное местоположение «Алавистана» очень напоминает Ливан — это полоса средиземноморского побережья с портами, сельскохозяйственными угодьями, инфраструктурой, почти не пострадавшей за время четырехлетней войны, и удачно отделенная от остальной Сирии горным хребтом.

Кстати, нечто подобное уже было: с начала 1920-х до середины 1930-х годов в части территории нынешней Сирии существовало Государство Алавитов, подмандатная территория Франции.

По мнению известного русско-израильского политического активиста Исраэля Шамира, свой территориальный «бонус» от передела Сирии получит также Израиль. «Израиль хочет сохранить оккупированный кусок Сирии, Голанские высоты, где найден большой и жирный резервуар нефти», — считает он. В результате дробления Сирии эта часть Голанских высот может официально сменить свою государственную принадлежность. В любом случае получается, что в настоящее время создание монорелигиозных и моноэтнических регионов на территории Сирии выгодно всем сторонам конфликта.

Выхода нет?

Историки считают, что распад Сирии, даже не будь нынешнего военного конфликта, был предопределен. Это во многом искусственное государство, которое, так же как в свое время Югославия Тито, была скреплено железной волей своего многолетнего правителя Хафеза Асада.

Современная Сирия возникла как искусственное государство.

Ее границы стали результатом договоренностей между колониальными державами — Британией и Францией. На конференции в Сан-Ремо в апреле 1920 года решался вопрос о разделе территорий бывшей Османской империи на Ближнем Востоке. Тогда же свой «мандат» — кусок Ближнего Востока — получила Франция. Новые колониальные границы Ближнего Востока были определены ранее — в 1915-м, когда соглашения о послевоенном разделе региона были достигнуты французским дипломатом Франсуа Жорж Пико и его английским коллегой Марком Сайксом.

Само название «Сирия» (по-арабски — Шам) по ходу истории меняло свои территориальные границы. Когда-то под Сирией понимали границы древнего государства Ассирия — то есть современные Ирак, Сирию, Ливан, Палестину, Израиль и Иорданию. Когда на конференции в Сан-Ремо определялся размер французского мандата, в состав Сирии включили современные Сирию, Ливан и турецкую провинцию Хатай.

Это была территория, населенная различными этноконфессиональными группами: шиитской сектой алавитов, суннитами курдами, говорящими на диалекте курманджи, христианами самых разных течений, арабоязычной сектой друзов, племенами бедуинов, а самую большую долю населения составляли арабы-сунниты. В конце 1930-х Турция добилась, чтобы ей был передан Хатай. Франция разделила остальную территорию на Великий Ливан и собственно Сирию. Во время Второй мировой был закреплен статус Ливана и Сирии как новых независимых государств.

То, что в Сирии к нулевым отсутствовали резко выраженные конфликты между этноконфессиональными группами, — заслуга жесткого правления старшего Асада. Гражданский конфликт, который начался при его сыне Башаре в 2011-м, постепенно расчертил Сирию на районы компактного проживания тех или иных этнических и религиозных групп. Деление происходило достаточно медленно. Например, еще летом 2012-го город Ракка, ныне столица «Исламского государства», был совершенно спокойным местом, несмотря на то что абсолютное большинство местных жителей — арабы-сунниты. Здесь действовал Русский культурный центр, в местную мечеть приезжал молиться президент Башар Асад.

Сегодня сирийскому президенту явно не до молитвы: возможно, как президент он еще думает о спасении Сирии, однако понимает, что сирийское единство — это один из давно позабытых лозунгов партии БААС. В таком положении создание Сирийской федерации выглядит как план спасения, однако опыт все той же Боснии напоминает, что, несмотря на прошедшие годы, в этой стране по-прежнему не сняты национально-религиозные противоречия: хорваты, сербы и мусульмане периодически грозятся отделиться от соседей и обвиняют друг друга в экономических проблемах.