Губернаторы пребывают в стрессе

Арест главы Коми Вячеслава Гайзера стал стрессом для элит



Глава Республики Коми Вячеслав Гайзер перед рассмотрением ходатайства следствия об аресте по делу об...

Глава Республики Коми Вячеслав Гайзер перед рассмотрением ходатайства следствия об аресте по делу об организации преступного сообщества и мошенничестве в Басманном суде

Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Арест главы Коми Вячеслава Гайзера стал стрессом для элит — к такому выводу пришли эксперты фонда «Петербургская политика». Теперь главы других регионов ждут от центра сигнала, который подскажет им, как контролировать ситуацию и при этом не попадать под угрозу демонтажа своей управленческой системы. Эксперты «Газеты.Ru» считают, что новой стратегии в отношении губернаторов не будет, а произошедшее — следствие стечения обстоятельств.

Арест главы Коми Вячеслава Гайзера затмил по своей значимости единый день голосования, пишут эксперты фонда «Петербургская политика» в новом исследовании устойчивости регионов. Сама республика пошла на своеобразный рекорд, оценка ее устойчивости снизилась на три балла за месяц (с 8,1 до 5,1 балла).

Интересно, что предыдущее наиболее заметное снижение этой оценки тоже было связано с возбуждением уголовного дела против главы региона. Вскоре после ареста тогдашнего губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина в марте этого года регион потерял 1,5 балла.

Дело в отношении Вячеслава Гайзера и еще 18 человек было возбуждено в середине сентября по ст. 210 «Организация преступного сообщества» и ст. 159 «Мошенничество» УК России. По делу проходят многие известные политики региона.

Александр Хорошавин был арестован в марте. Его подозревают в получении взятки в размере $5,6 млн.

Согласно исследованию «Петербургской политики», арест Гайзера и группы других высших должностных лиц региона стал серьезным стрессом не только для управленческой системы республики, но и для элит других субъектов и федеральных политиков.

Такой вывод эксперты делают на основании того, что со стороны политического истеблишмента было очень мало комментариев по поводу громких арестов, если не считать заявлений представителей Следственного комитета. Высказывания спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко и губернатора Вологодской области Олега Кувшинникова эксперты «Петербургской политики» оценивают как обтекаемые и не лишенные «оттенка драматизма».

Напомним, председатель верхней палаты парламента призналась, что находилась после ареста главы Коми два дня «просто в шоковом состоянии»: «Ну, невозможно. Уже, казалось бы, времена другие на дворе, требования ужесточились. Каждый чиновник, поверьте, сегодня под микроскопом — каждый его шаг, каждое его действие. Как люди не боятся? Почему идут на это?»

В неменьшей растерянности оказался и Кувшинников: «Уверен, что после таких громких скандалов отношение населения к власти, конечно же, изменится. Руки не опускаются, но работать становится психологически тяжелее».

В пояснительной записке к рейтингу отдельный акцент делается на отсутствии реакции по поводу арестов со стороны Владимира Путина на встрече с новым врио главы Коми Сергеем Гапликовым:

«Интересно также, что информационное обеспечение было в большей степени ориентировано не на формирование общественных ожиданий борьбы с коррупцией, а на подчеркивание обоснованности действий правоохранителей и направление различных «посланий» региональным элитам».

На основании этих фактов эксперты фонда делают вывод, что теперь главы регионов ожидают своеобразного сигнала от федерального центра на тему того, как одновременно контролировать ситуацию на территории и выстраивать коалиции с основными игроками, не оказываясь перед угрозой демонтажа своей управленческой системы.

«Для региональных руководителей одним из инструментов увеличения собственного влияния является его увеличение через экономику. Теперь им приходится сохранять свое положение доминирующего игрока и при этом не вступать в конфликты с правоохранителями», — объясняет глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов дилемму, которая, по его мнению, стоит перед губернаторами.

На его взгляд, произошедшее ясно дало понять главам регионов, что «в табели о рангах» они отныне ниже силовиков.

Прямое оппонирование силовикам может грозить делом об организованной преступной группе, при этом уступки правоохранителям делают глав регионов слабыми в глазах местной элиты.

Однако политолог Аббас Галлямов считает, что Кремль не занимается «передачей сигналов» элитам: «Для этого он слишком уверен в своих силах. А вот элиты, наоборот, по причине абсолютной зависимости от Кремля интерпретируют любой его шаг как сигнал, из которого непременно надо сделать вывод».

В ситуации с Гайзером, по мнению политолога, скорее всего, сыграл и факт того, что за главу Коми просто некому было вступиться. Судя по всему, против его посадки не было серьезных возражений.

Источник «Газеты.Ru», близкий к Кремлю, считает, что и в случае Хорошавина, и в случае Гайзера воедино сложился ряд факторов: «Севшая команда в Коми недооценила местных силовиков и была уверена, что все можно решить из Москвы. Хорошавин же еще привлек к себе внимание тем, что хотел пойти на досрочные выборы. Это стало спусковым крючком для тех, кто этого не желал».

Галлямов считает, что, скорее всего, несколько лет назад силовым структурам была дана определенная свобода в части возбуждения дел в отношении губернаторов и их дальнейшей посадки: «В качестве борьбы с коррупцией единственное, что реально можно предъявить избирателю, — это реальные посадки. При этом не думаю, что губернаторов сортировали по какому-то признаку. Просто силовикам дали возможность максимально разрабатывать глав регионов».

Политолог Леонид Давыдов уверен, что силовики были сильны всегда. К каждой региональной администрации есть ряд претензий, предписаний, и открыты дела: «Это их работа. Если ты идешь на эту должность, то получаешь все в комплекте. Поэтому главы регионов — люди с достаточно наработанной психикой». Давыдов подчеркивает, что если кто-то от громких арестов глав регионов «впадает в нервный срыв», то это уже сигнал сменить род деятельности.

Какой-то общей стратегии «борьбы по губернаторам» нет, продолжает эксперт: «Я бы не делал из этого случая (ареста Гайзера. — «Газета.Ru») конспирологических выводов. Глубоко убежден, что произошедшее с Хорошавиным и Гайзером не объединено единой линией и это не означает, что теперь кто-то в большей или меньшей опасности».

«Конечно, неуверенно должны себя чувствовать все.

Но это не способ приструнить губернатора. Это просто незачем, они давно уже не представляют собой никакой угрозы для Кремля.

Это, скорее, демонстрация борьбы с коррупцией», — заключает Галлямов.