Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

В Луганск пришли 90-е

Как новые власти делят сферы влияния в ЛНР

Анатолий Азаренко (Луганск) 29.12.2014, 16:22
Повседневная жизнь в Луганской народной республике Станислав Красильников/ТАСС
Повседневная жизнь в Луганской народной республике

Накануне Нового года в Луганской народной республике обострилась политическая борьба. В руководстве самопровозглашенной республики оказалось немало людей, связанных с бывшим губернатором области Ефремовым, а между первыми лицами идет борьба за раздел сфер влияния. А избранный глава ЛНР Игорь Плотницкий в последние недели проводит больше времени в Москве, чем в «народной республике» — приходится отчитываться за постоянные коррупционные скандалы.

«Знаешь, во время войны лучше было. Тогда хоть понятно, где враг. А сейчас один бедлам», — рассказывает таксист Юрий, везущий меня в Луганск от «Изварино».

Летом в его иномарку, дежурившую возле центрального рынка, попал осколок — в крыше до сих пор небольшая дырка, через которую в салон залетают снежинки.

«Попало неслабо, лобовое стекло менял, — объясняет водитель. — И так денег нет, люди уже на пределе, никакого праздника не хочется. За день зарабатываю 300–400 гривен (около 1 тыс. руб.). Из них минимум 200 (620 руб.) отдаю за бензин. Остается на пачку сигарет и полкило сосисок. Получается, за сосиски работаю?»

Говорит, что похожая ситуация во многих семьях — зарплату пока получают только в администрации, ополчении и на некоторых заводах.

Например, недавно выплатили рабочим «Великого Октября» — известного в прошлом на весь Союз тепловозостроительного предприятия. Работает он на полную мощность, локомотивы заказала Россия.

Несколько дней назад Юрия остановила новая милиция («проехал на мигающий зеленый»). Отвезли «на подвал», стали требовать 1 тыс. гривен (3,1 тыс. руб.) «благотворительными». Нет, деньги берут не себе — предлагают поехать в детский сад или больницу, отдать их директору и позвонить оттуда. От «штрафа» спасла знакомая сотрудница, случайно заглянувшая в кабинет.

С момента избрания главы и парламента ЛНР прошло почти два месяца. Сама республика существует более полугода. Но до сих пор здесь нет правового поля — отсутствует судебная власть, Уголовный кодекс, даже конституция временная.

Как признаются собеседники, близкие к руководству ЛНР, между тремя первыми лицами: главой Игорем Плотницким, спикером народного совета Алексеем Корякиным и премьер-министром Геннадием Ципкаловым — крайне напряженные отношения. Конкурируя в переделе сфер влияния, политики пытаются «подставить» друг друга перед Москвой, куда регулярно выезжают в администрацию президента.

«Плотницкий — очень недалекий и недальновидный человек, — утверждает источник «Газеты.Ru». — Его уровень — инспектор по защите прав потребителей, в обычных обстоятельствах он бы выше никогда не поднялся. А здесь, представьте, приходят люди и предлагают за решение вопроса, скажем, $1 млн. Он таких денег никогда в руках не держал, при этом окружение его успокаивает — проведем все в лучшем виде, никто ничего не узнает».

Речь идет об «отжиме» крупного бизнеса, распиле имущества заводов, нелегальной продаже угля на украинскую сторону и торговле гуманитарной помощью. В причастности к этим схемам, по словам собеседника «Газеты.Ru», подозревают ранее неоднократно судимого 49-летнего предпринимателя Виктора Пеннера. Делец, в 1990-е крутившийся вокруг «крестного отца» Луганска криминального авторитета Валерия Доброславского, сегодня носит звание «советника главы ЛНР по экономическим вопросам».

Виктор Георгиевич присутствует в президиуме на ключевых совещаниях, и знающие люди понимают: стоит обращаться напрямую к нему. Правда, и на Пеннера бывает проруха. Например, некоторое время назад влиятельные российские «товарищи» потребовали от него вернуть проданное на Украину оборудование завода «Поли-Пак» — одного из крупнейших в СНГ предприятий по производству колбасной оболочки и гибких материалов. Как поступит в этой ситуации советник главы ЛНР, пока неизвестно.

К слову, это не единственная сделка с «хунтой»: ежедневно на украинскую сторону идут десятки 40-тонных большегрузов с углем.

Только с одной из шахт, ранее принадлежавших луганскому бизнесмену Вадиму Овчаренко, в день отправляется до полусотни машин. Любопытно, что караваны с углем спокойно проезжают даже самые горячие точки фронта, их пропускают как блокпосты ополченцев, так и украинская армия.

По слухам, за торговлю углем из ЛНР «выдернут» в Москву атаман Николай Козицын. Одни говорят, что он сейчас «на Лубянке», при этом подчиненные донского атамана, сохранившие позиции в Перевальске и других районах самопровозглашенной республики, уверяют, что регулярно с ним созваниваются.

Конфликт луганской администрации и Казакии — районов, занятых Казачьей национальной гвардией, — продолжается и после исчезновения бравого Батьки. Официальная газета ЛНР «XXI век», например, на днях писала: казачество в Красном Луче запретило сотрудникам электросетей брать плату за свет. За электроэнергию весь Красный Луч перечислил всего 139 гривен 11 копеек (меньше 500 руб.), второй город в списке должников, Свердловск, заплатил 27 тыс. гривен. Казаки под угрозой расправы выставили представителей электросетей, мотивировав это тем, что люди по нескольку месяцев не получали деньги, поэтому им просто нечем платить.

В руководстве «народной республики» немало людей бывшего губернатора, видного члена Партии регионов Александра Ефремова.

К ним можно отнести главу Луганска Манолиса Пилавова, при Ефремове занимавшегося переговорами с подрядчиками муниципальных заказов и директорами предприятий — распорядителей бюджетных средств.

Манолис Васильевич играл роль «серого казначея», проводя обналичивание и переводы миллионов гривен, выделенных на коммунальную сеть области. Еще одним человеком «из бывших», сегодня поднятым на политический пьедестал ЛНР, стал Родион Мирошник — журналист, бывший пресс-секретарь Виктора Януковича и заместитель главы Луганской областной администрации. Сегодня Мирошник является советником Игоря Плотницкого по внутренней политике.

«Есть подзабытый афоризм о революции, которую задумывают мечтатели, делают фанатики, а пользуются ее плодами мерзавцы, — продолжает источник в руководстве Новороссии. — Именно поэтому на задний план отодвинуты те, кто летом стоял на передовой: Стрелков, Безлер, Мозговой. На административных постах мародером, наверное, обречен стать каждый. Потому что полностью отсутствует контроль, нет банковской системы и отчетности, деньги только «налом». Если у тебя есть карманы и они не зашиты, как в казино, рано или поздно там окажется крупная пачка».

Луганск оказался одновременно и в начале 90-х, и в революционных годах. На улицах много нищих — не профессионалов или алкоголиков, а пожилых женщин с учительской осанкой, которых передергивает при принятии милостыни. Но у них нет другого выхода: за полгода лишь однажды, и то не все, получили от «новой власти» пенсию в 1,8 тыс. гривен (меньше 6 тыс. руб.). Стоят и мамочки, которым нечем кормить детей. Здесь уже не до новогодних подарков, поесть бы досыта.

Мимо них гоняют побитые дорогие внедорожники, «отжать» их сегодня в Луганске даже легче, чем в постперестроечной России. Появляются социальные столовые для тех, кому совсем нечего есть. Полгорода живет на рынке, проводя все крупные сделки только через «у.е». И раньше украинцы из-за слабости местной валюты рассчитывались долларами, а сейчас, когда за доллар просят 20 гривен (62 руб.), а рубль стоит 30 коп., «условные единицы» стали самым надежным вложением.

И на этом фоне происходят истории, достойные Бабеля. Особняк председателя Апелляционного суда Луганской области Леонида Фесенко занял один из министров ЛНР. После заселения соседки судачат: жена и дети «ответственного работника» ходят… в одежде жены и детей бывших хозяев.

Другая история — на одно из предприятий, которое якобы планирует «отжать» Пеннер, грянула проверка из недавно созданной Генеральной прокуратуры ЛНР. «Законов-то нет, что проверять будете?» — «Нам не важно, есть законы или нет. Важно, что есть нарушения».