Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Лайнер рухнул на войну

Как будет развиваться конфликт на юго-востоке Украины после авиакатастрофы под Донецком

__is_photorep_included6119045: 1
Гибель малайзийского Boeing окончательно превратила конфликт на востоке Украины в международный. Трагедия могла бы заставить враждующие стороны задуматься о скорейшем мирном урегулировании конфликта, считают эксперты. Однако исторический опыт свидетельствует, что гуманитарные катастрофы в ходе военных противостояний не способствуют миру. На следующий день после крушения самолета в боестолкновениях в Луганске погибли 50 человек.

Западные эксперты и аналитики считают, что катастрофа малайзийского Boeing 777 может привести к «изменению игры» на востоке Украине. По их мнению, мировое сообщество уже не сможет сохранять отстраненность от конфликта.

Обозреватель газеты Washington Post Дэвид Игнатиус считает, что «подобные ужасные моменты могут сподвигнуть западных лидеров отойти от «статус-кво», который по факту ведет только к эскалации конфликта, и подумать, как отойти от зыбкой грани, отделяющей от полномасштабной войны». Эксперт пишет в своей колонке, что трагедия может принести «извращенную пользу», если она заставит Россию пересмотреть последствия своей позиции по Украине.

Тем временем в пятницу лидеры ополченцев в Донецкой области заявили, что гибель самолета не повлияет на ход боев, которые они ведут в Восточной Украине с силами, верными официальному Киеву. Повстанцы уверены, что им удалось одержать верх над силами Киева и окружить «большую группировку противника» к юго-востоку от Донецка в районах, примыкающих к границе с Россией.

То, что ополченцы называют «котлом», силовики квалифицируют как попытку взять Луганск в полную блокады, но признают, что пока попытка неудачна.

Днем в пятницу Луганск, находящийся под контролем сил самопровозглашенной ЛНР, в очередной раз подвергся артобстрелу: восемь человек погибли прямо на пешеходном переходе в результате попадания снаряда. Общее число погибших за день достигло 50 человек. Об этом сообщили украинские СМИ.

Несмотря на намерение продолжать боевые действия, ополченцы согласились предоставить возможность комиссии по расследованию трагедии прибыть к месту падения самолета. По словам одного из руководителей сепаратистов Игоря Гиркина (Стрелков), бои с украинской армией продолжатся «везде, кроме места падения Boeing».

По мнению политолога-международника Игоря Зевелева, трагедия может стать поворотным моментом в международном отношении к конфликту на Украине. «Лидеры западных государств будут искать возможности для прекращения противостояния на Украине: сейчас главная опасность — это полностью валить вину на противоположенные стороны и использовать это в информационной войне».

В свою очередь, ведущий аналитик центра INEGMA в Дубае Теодор Карасик отмечает, что трагедия, произошедшая с самолетом, может спровоцировать развитие ситуации по трем сценариям:

«Первый из них состоит в том, что сам проект Новороссии естественным образом испарится и Россия перестанет за него держаться. Второй — Россия может быть изолирована мировым сообществом. Третий, наиболее благоприятный сценарий состоит в том, что трагедия откроет возможности для переговорного процесса, который постепенно приведет к урегулированию конфликта и привлечет к этому международное сообщество на том уровне, который до сих пор еще не был использован», — говорит эксперт, и добавляет, что в ближайшие месяцы произойдет «заострение позиций сторон», и оно может привести как к еще более жесткой конфронтации, так и к успокоению.

Бывший глава администрации президента Бориса Ельцина Сергей Филатов отмечает, что в продолжающемся конфликте на Украине многое зависит от позиции российского руководства, которое должно воспрепятствовать поставкам тяжелого вооружения в зону конфликта. Филатов подчеркивает, что, хотя трагедия повлияет на «атмосферу конфликта», нужно дождаться результатов расследования.

Специфика ситуации еще в том, что всего несколько дней назад все внешние игроки были, похоже, по умолчанию готовы к тому, что конфликт перейдет в вялотекущую затяжную фазу, поскольку активное вмешательство несло слишком большие потенциальные риски. Теперь же западная общественность может потребовать более решительных действий.

При этом сама ситуация в зоне боевых действий никак не изменилась: у украинской армии по-прежнему нет ресурсов для решительного удара, у повстанцев — для прорыва блокады, а у России и западных стран — оформленного решения открыто вмешиваться в конфликт.

Стоит отметить, что, как показывает исторический опыт, сама по себе гуманитарная катастрофа, подобная случившейся в небе над Украиной, далеко не всегда приводила к немедленному снижению напряженности. Более того, истории известны случаи, когда трагедии с гражданскими самолетами становились поводом для еще большего обострения противостояния. Так, например, было в апреле 1994 года после того, как был сбит самолет, среди пассажиров которого находились президенты Бурунди и Руанды Сиприен Нтарьямира и Жювеналь Хабияримана. Гибель президента, выходца из племени хуту, была возложена на народность тутси, и это стало началом массового геноцида в этой стране. Кто именно совершил роковой запуск ракеты, до сих пор не установлено.

Но чаще всего трагедии такого рода если и оказывали влияние на развитие тлеющих конфликтов, то лишь косвенное.

Так было, в частности, после того, как советские ПВО в 1983 году сбили южнокорейский Boeing 747, зашедший в воздушное пространство СССР: риторика администрации Рональда Рейгана была крайне жесткой, но ситуацию это кардинально не изменило. Гибель иранского Boeing, сбитого в 1988 году американским военным крейсером, также не оказала существенного влияния на международную ситуацию. Тогда вице-президент США Джордж Буш-старший произнес легендарную фразу: «Я никогда не буду извиняться за Соединенные Штаты Америки, факты меня не интересуют».