Пенсионный советник

Военно-грузинская дорога в НАТО

Грузия и НАТО объединятся в силах быстрого реагирования

Александр Братерский, Ирина Барамидзе (Тбилиси) 12.02.2014, 21:05
ИТАР-ТАСС

Министр обороны Грузии Ираклий Аласания заявил, что грузинские военные станут частью сил быстрого реагирования НАТО, США поддержат их финансово. Эксперты отмечают, что США будут продвигать интеграцию Грузии в военные структуры НАТО, чтобы иметь еще один рычаг воздействия на Россию.

О том, что грузинские военные уже с 2015 года будут участвовать в операциях сил быстрого реагирования Североатлантического альянса, глава военного ведомства Ираклий Аласания заявил в среду в Тбилиси на совместной пресс-конференции с председателем военного комитета НАТО генералом Кнудом Бартелсом. По словам министра, сотрудничество Грузии с Североатлантическим альянсом «перешло на новый уровень».

Силы быстрого реагирования НАТО — это соединения, которые, как предполагается, могут быть задействованы в ликвидации последствий стихийных бедствий, в контртеррористических операциях, а также в военных конфликтах высокой интенсивности. Они могут быть использованы как на территории стран — членов НАТО, так и за их пределами. В силы быстрого реагирования входят военнослужащие разных стран — членов блока, они подчиняются командованию НАТО в Европе.

Новое руководство Грузии ранее подчеркивало, что курс страны на вступление в НАТО остается прежним. При этом в Тбилиси настроены и на улучшение отношений с Россией. Несмотря на отсутствие дипломатических отношений, команда грузинских спортсменов приехала на Олимпийские игры в Сочи.

По словам Ираклия Аласании, финансировать участие грузинских военных в силах быстрого реагирования будут США. Планируется, что в Грузии будет сформирована одна рота примерно из 150 военнослужащих, которые в случае необходимости будут участвовать в спецоперациях НАТО.

Председатель комитета парламента Грузии по обороне и национальной безопасности Ираклий Сесиашвили пояснил «Газете.Ru», что вступление грузинских военных подразделений в данную структуру демонстрирует необратимость процесса интеграции Грузии в НАТО.

«Когда страну приглашают участвовать в силах быстрого реагирования НАТО, это означает, что альянс признает соответствие вооруженных сил этой страны, их военнослужащих стандартам НАТО

в плане технической, оперативной подготовки. Это означает также признание успешности проведенных в минобороны Грузии реформ», — заметил парламентарий.

Что касается помощи, которую должны будут оказать грузинским военным их американские коллеги, то это «США и Грузия будут обсуждать в формате рабочих групп», сказал Сесиашвили. По информации грузинских военных экспертов, США будут спонсировать разного рода тренинги грузинских военных.

Эксперт Георгий Тавдгеридзе считает, что участие в силах быстрого реагирования даст местным военным ценный опыт. «Грузия будет включена в ежедневную практическую деятельность, работу альянса. Для страны, не являющейся членом НАТО, это очень важный шаг», — сказал он «Газете.Ru». При этом Тавдгеридзе обращает внимание на связь между службой грузинских военных в миссии НАТО в Афганистане и участием страны в силах быстрого реагирования.

Напомним, что в Афганистане служат почти 1,7 тыс. грузинских военных. По их численности Грузия лидирует среди стран, не являющихся членами альянса. В Афганистане Грузия потеряла убитыми 29 солдат и офицеров.

По мнению Тавдгеридзе, от вовлечения Грузии в силы быстрого реагирования польза взаимная. С одной стороны, Грузия будет еще активнее участвовать в создании системы глобальной безопасности, с другой — если она окажется перед определенными рисками, то сможет надеяться на то, что натовская помощь будет более действенной. «Мы, конечно, не можем рассчитывать на пятую статью устава НАТО (о необходимости коллективного отпора, если одна из стран — членов альянса подверглась внешней агрессии. – «Газета.Ru»), однако военная поддержка может иметь и другие формы — это не обязательно переброска военных подразделений», — отмечает эксперт.

По мнению члена Ассоциации военных политологов Василия Белозерова,

США будут продвигать интеграцию Грузии в военные структуры НАТО, «чтобы иметь еще один рычаг воздействия на Россию».

Однако он отметил, что хотя в случае вступления Грузии в структуры сил быстрого реагирования грузинские военные могут стать «одной из сторон вооруженного конфликта», НАТО этого не допустит:

«Скорее всего, грузинские военные будут выполнять вспомогательные функции», — отметил эксперт.

Сотрудничество Грузии с США, одними из столпов НАТО, началось в 2002 году программой «Оснасти и обучи», которая подразумевала, что американские инструкторы помогут грузинским военным в противодействии террористическим группам в Панкисском ущелье. Программа длилась 18 месяцев и обошлась в $64 млн.

Значительный контингент грузинских военных — 2300 человек — принимал также участие в военной операции США в Ираке. Эти военнослужащие, имеющие лучшую боевую подготовку, также участвовали и в военном конфликте с Россией в августе 2008 года.

В начале этой недели группа из 42 конгрессменов обратилась к госсекретарю США Джону Керри с требованием поддержать «План действий по членству для Грузии» (ПДЧ) — своего рода первый шаг для вступления в альянс. В обращении конгрессменов было отмечено, что «США и союзники достигли уже критической точки, когда необходимо задействовать механизмы, обеспечивающие будущую высокую жизнеспособность НАТО».

По мнению доктора политических наук специалиста в области международной безопасности Игоря Зевелева, возможное присоединение к силам быстрого реагирования стоит воспринимать как серьезный шаг в контексте дискуссии о возможном предоставлении этой стране «Плана действий по членству» на саммите НАТО осенью этого года.

«Грузинское руководство хочет показать необратимость интеграции в евроатлантические структуры, и этот шаг важен с точки зрения внешней и внутренней политики,

так как показывает преемственность в этой сфере между курсом Михаила Саакашвили и курсом нового руководства страны», — отмечает политолог.

По мнению эксперта, НАТО демонстрирует, что в будущем для Грузии «дверь открыта», но стране не стоит ждать ПДЧ на будущем саммите НАТО. «Страны — члены НАТО традиционно настороженно относятся к государствам, у которых есть неурегулированные территориальные проблемы», — говорит политолог.

С Зевелевым соглашается и заведующий сектором внешней и внутренней политики центра Североамериканских исследований ИМЭМО РАН Федор Войтоловский: «Пока территориальные вопросы не решены — это невозможно. Но как только Грузия признает независимость Абхазии и Южной Осетии, она может отправиться прямиком в НАТО».