Смерть за смерть

Теракты в Волгограде дали повод парламентариям вспомнить о смертной казни

,
__is_photorep_included5824625: 1
После серии терактов в Волгограде депутаты Госдумы заговорили о необходимости отменить мораторий на смертную казнь. Правозащитники считают, что подобные инициативы носят популистский характер.

После трагедии в Волгограде депутат Госдумы Роман Худяков (ЛДПР) внес проект обращения нижней палаты парламента к президенту об отмене моратория на применение смертной казни. «Я рассчитываю, что обращение к главе государства «О необходимости отмены моратория на применение смертной казни за отдельные виды преступлений» поддержат не только фракции КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», но и отдельные депутаты из «Единой России», — сказал Худяков «Интерфаксу».

Некоторые представители партии власти уже поддержали эту идею. «Не только в связи с этим случаем (терактами в Волгограде. — «Газета.Ru»), но последовательно придерживаюсь позиции, что за такие преступления, как терроризм, преступления против детей, связанные с их гибелью, должна быть смертная казнь», — заявила глава комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая в эфире телеканала «Россия 24».

Впрочем, председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству единоросс Владимир Плигин считает, что действующее законодательство предусматривает достаточно эффективные меры борьбы с терроризмом и важно все их использовать.

По мнению зампреда комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству от КПРФ Вадима Соловьева,

менять антиэкстремистское и антитеррористическое законодательство в связи с событиями в Волгограде не следует, за исключением снятия моратория на смертную казнь для террористов.

«Это было бы актом гуманизма по отношению ко всем членам общества. Террористов можно сравнить с фашистами, которые объявили войну всему народу, не власти, не силовикам. Смертная казнь должна быть введена для тех, кто довел до гибели большое количество людей. Мы говорим не только о смертниках, это конечная цепочка большой инфраструктуры: есть финансисты, есть те, кто обеспечивает транспорт, питание, предоставляет жилье. Это тоже террористы», — заявил «Газете.Ru» Соловьев.

По мнению коммуниста, необходимо вносить изменения и в работу полиции.

«Генералов меньше не стало, а участковых осталось по два на район. Этого недостаточно, до сокращения участки были меньше, полицейские знали территорию, общались с жителями, знали о чужаках. Большие деньги идут на содержание ОМОНа,

ума и средств на борьбу с Болотной хватает, а на борьбу с террористами — уже нет», —

заключил коммунист.

«Только ждем несчастий»

Директор автономной некоммерческой организации «Бюро по правам человека», член СПЧ Александр Брод уверен, что ответственность за происшедшее лежит на властях.

«Надо срочно совершенствовать работу российских спецслужб, проводить необходимые мероприятия по профилактике подобных нарушений. В Москве после терактов в метро тоже много чего обещали сделать (установить камеры, специальные рамки, ввести патрули с собаками), но ничего этого до сих пор нет», — говорит правозащитник.

По мнению Брода,

проблема заключается еще и в том, что Россия не учится у спецслужб других стран.

«Я сам лично обсуждал с аппаратом полпреда на Северном Кавказе возможность изучения опыта Израиля по предотвращению терактов. Я говорю не о полном копировании, а вот меры Израиля по охране объектов, по досмотрам, по использованию агентурной сети достойны изучения», — говорит правозащитник. В ближайшее время, отмечает Брод, возможен очередной всплеск исламофобии, участятся нападения на представителей Кавказа.

«Сейчас активно будут выступать и сторонники смертной казни, ужесточения наказаний. Но это чистой воды популизм. Смертная казнь приведет лишь к тому, что будут уничтожать ни в чем не повинных людей», —

уверен глава «Бюро по правам человека».

В свою очередь коллега Брода по СПЧ, директор Института прав человека Валентин Гефтер полагает, что подобные трагедии требуют не «правовой политики, устрожающей всякие кары и наказания», а участия в их предотвращении гражданского общества, особенно граждан из таких «взрывоопасных регионов».

«В такие минуты очень трудно давать какие-то оценки. Мне кажется, что в первую очередь здесь недорабатывают сами граждане тех регионов, откуда идет эта опасность. То, что сами граждане допускают возможность вот такого превращения этих регионов в очаги общей беды, — это нельзя сваливать только на власти или на то, что творят только боевики, силовики. А хочется увидеть инициативу людей именно оттуда, с юга, из таких вот взрывоопасных мест.

А пока получается, что мы вот такое пассивное болото, которое само по себе не может проявить никаких гражданских инициатив, а только все ждем инструкций сверху или каких-то несчастий», —

говорит правозащитник.

Нет другого защитника

По мнению вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина, трагедия в Волгограде вряд ли будет иметь какие-либо политические последствия. «Возможны какие-то точечные увольнения — силовиков, может быть, губернатора, начнут говорить об усилении работы. Давление на оппозицию и так сильное, сегодня был подписан закон о внесудебной блокировке сайтов, усиливаться здесь особенно нечему», — заключает Макаркин.

«В такой ситуации большинство пытается прислониться к власти, так как видит в ней единственно возможного защитника, может быть, очень плохого, но единственного. Вряд ли кто-то считает, что Зюганов или Жириновский сможет защитить его от террористов», — рассуждает эксперт.

Политолог не ожидает отмены моратория на смертную казнь: «После терактов всегда начинаются разговоры о нем, но они ничем не кончаются, на первом этапе такой шаг может понравиться обществу, но по опыту других стран смертная казнь не является ограничителем для фанатиков».