Избирательное право до и после урны

Конституционный суд в четверг уточнит, где заканчивается право избирателя — сможет ли он, так же как партия и кандидат, оспаривать итоги выборов



Конституционный суд в четверг рассмотрит право избирателей оспаривать результаты выборов

Конституционный суд в четверг рассмотрит право избирателей оспаривать результаты выборов

Алексей Куденко/РИА «Новости»
Конституционный суд в четверг рассмотрит право избирателей оспаривать результаты выборов. До сих пор суды всех инстанций отказывали им в этом на том основании, что активное избирательное право заканчивается в тот момент, когда гражданин опускает бюллетень в урну. Суды принимают к рассмотрению только жалобы кандидатов и выдвинувших их партий, но и им еще ни разу в истории не удавалось повлиять на исход федеральных и региональных выборов через суд. Те, кто сумел довести до суда дела о фальсификациях итогов голосования, рассказали «Газете.Ru», что ждет избирателей в судах.

В Конституционном суде в четверг состоится открытый процесс по проверке права избирателей обжаловать фальсификации итогов выборов в судах. Материалы дела объединяют беспрецедентное количество жалоб избирателей из Санкт-Петербурга и Воронежской области, а также воронежского отделения «Справедливой России» и омбудсмена Владимира Лукина, поддержавшего жалобу физика испанского университета Сантьяго-де-Компостела Андрея Заякина, больше известного как doctor-z (автор расследования о недвижимости в Майами экс-депутата Владимира Пехтина). Заявителями также выступают члены избирательных комиссий с правом решающего голоса на выборах в Госдуму 2011 года от «Справедливой России» и КПРФ, наблюдатели и избиратели.

Суды всех инстанций отказались рассматривать их жалобы, ссылаясь на то, что активное избирательное право гражданина заканчивается, как только он опустил бюллетень в урну.

Такой же позиции придерживается Центризбирком, Генпрокуратура, Минюст, Госдума, Совет федерации — их заключения также есть в материалах дела. Никто из них не отрицает данного Конституцией высшего выражения власти народа — референдумов и свободных выборов, права выбирать и быть избранным. Но глава ЦИК Владимир Чуров в своем официальном заявлении пишет, что «реализация гражданином своего активного избирательного права завершается актом его тайного голосования на избирательном участке». Поскольку голосование тайное, оно не позволяет идентифицировать бюллетень, как принадлежащий конкретному избирателю, а значит, невозможно выяснить были ли нарушены права конкретного волеизъявления, считает глава ЦИК.

«Нарушение прав политических партий, осуществленное в ходе подсчета голосов и повлекшее неправильное определение результатов выборов, само по себе не влечет обязательного нарушения активного избирательного права», — отмечает и первый замгенпрокурора Александр Буксман.

Полномочный представитель Госдумы в КС Дмитрий Вяткин также отрицает право избирателя обжаловать итоги выборов и указывает на то, что

жаловаться на неправильное определение итогов голосования на выборах могут только кандидаты и выдвинувшие их политические партии.

До декабря 2011 года в России существовала практика, когда политические партии собирали жалобы избирателей и наблюдателей и подавали единый иск. Но по итогам последних выборов в Госдуму, прошедших по пропорциональной системе (мандаты распределяются пропорционально голосам, поданным за списки кандидатов), ни одна из политических партии не стала обжаловать в Верховном суде итоги выборов в Госдуму, из-за чего дела о нарушении избирательного законодательства не дошли до Европейского суда по правам человека.

КПРФ впервые за 10 лет отказалась от обращения в ВС по итогам выборов. «Мы до последнего момента ждали, что КПРФ направит свой иск в ВС и тогда мы сможем присоединить свои жалобы к их иску. После того как они соскочили, нам не остается ничего, кроме как написать его самим», — напоминает ответственный секретарь движения «Солидарность» Михаил Шнейдер. Он и еще четверо граждан собрали 13 117 подписей в поддержку и обратились в ВС. В верховной инстанции им отказали по той же причине, решение ВС также есть в материалах дела.

«Вопрос о праве избирателя обжаловать итоги выборов встал остро после выборов в Госдуму 2011 года, когда многие избиратели работали наблюдателями на участках, а другие следили за голосованием по через вебкамеры. Но многолетняя практика обжалования итогов выборов через политические партий показала, что многие партии обращаются в суд ради ритуала, за их исками не стоит ничего, кроме популизма», — сказал «Газете.Ru» Григорий Мельконьянц, исполнительный директор ассоциации «Голос».

Мельконьянц и Шнейдер считают, что если КС подтвердит право избирателя на обжалование итогов выборов, то это сможет переломить ситуацию и усовершенствовать избирательное право. «Это важный шаг на пути демократизации избирательного процесса, и людям это даст стимул для роста гражданской активности, но, что будет на самом деле, непонятно, поскольку у нас нет правосудия в цивилизованном его понимании», — говорит Шнейдер.

Многолетняя практика оспаривания фальсификаций итогов голосования в судах ни разу не приводила к пересмотру итогов федеральных и региональных выборов. Многие, кто когда-либо пробовал это делать, считают, что повлиять на итоговые результаты голосования де-факто невозможно.

Как показал опыт кандидата в мэры Барнаула Сергея Мамаева в 2008 году, возможность, как того требует закон, собрать жалобы по такому числу УИКов, чтобы на них проголосовало 25% списочного состава избирателей, стремится к нулю.

Согласно ст. 70, п. 9, «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», избирательная комиссия признает выборы не состоявшимися, если «они признаны недействительными на части избирательных участков, участков референдума, списки избирателей, участников референдума на которых на момент окончания голосования в совокупности включают не менее чем одну четвертую часть от общего числа избирателей, участников референдума, внесенных в списки избирателей, участников референдума на момент окончания голосования в соответствующем избирательном округе, округе референдума».

В 2008 году трое кандидатов в мэры Барнаула, в том числе Сергей Мамаев, опротестовали в суде результаты выборов мэра, согласно которым победителем был признан единоросс Владимир Колганов. «Суд первой инстанции после нескольких месяцев разбирательства признал итоги голосования по 83 избирательным участкам недействительными, так как допущенные нарушения не позволяли с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей. Судья, принявший это решение, вскоре был отправлен в отставку, а Колганов обратился в краевой суд, который посчитал недостаточным количество участков с нарушениями для отмены итогов выборов в городе. Правда, краевой суд признал итоги в нескольких десятках участков из тех 83 (всего в Барануле в 2008 году на выборах мэра работали 250 УИКов). Ничего в результате доказать не удалось», — рассказывает Мамаев.

Не смог повлиять на результат выборов и лидер «Яблока» Сергей Митрохин — эта история в 2009 году имела более широкий резонанс. Политик оспорил результаты подсчета голосов на участке № 192, где 11 октября он голосовал вместе со своей семьей, но комиссия на этом участке при подсчете голосов не засчитала за «Яблоко» ни одного голоса. Хамовнический суд Москвы постановил пересчитать голоса на участке, что это никак не отразилось на присутствии партии в московском парламенте.

Представитель партии РПР-ПАРНАС в Саратовской области Виталий Павлов, который смог обжаловать на одном из участков итоги выборов в местную облдуму, прошедших в октябре прошлого года, считает, что судебное разбирательство слишком трудоемкий процесс для одного избирателя.

«В процессе участвовали несколько юристов, у меня были все документы по нескольким участкам, где были зафиксированы «карусели» и вбросы. Но в суде мы смогли доказать нарушения только на участке № 35, этого, конечно, не хватило, чтобы оспорить результаты выборов хотя бы по району. Избиратель, даже если их будет много, вряд ли сможет отстоять в суде свою правоту, это очень сложная работа», — говорит Павлов.

Депутат Госдумы, глава юридической службы КПРФ Вадим Соловьев, который оспаривает в судах итоги выборов со времен Бориса Ельцина, считает, что самая серьезная проблема — добиться, чтобы суд принял жалобу к рассмотрению.

«Даже если КС признает право избирателей, которым они и так обладают, это не значит, что судьи примут к рассмотрению жалобы, причин для отказа находятся сотни. По итогам выборов в Госдуму по Москве мы подали 800 жалоб, ни одна не была принята судом», — говорит Соловьев.

Бывают случаи, когда избиркомы самостоятельно отменяют результаты выборов на УИКах, что решает исход выборов. Последующие судебные процессы превращают истца в популярного политика.

Так случилось и в подмосковном Жуковском, где по итогам выборов мэра 2008 года, по данным копий протоколов с каждого из 34 избирательных участков, победу с отрывом в 1655 голосов одержал бизнесмен, бывший руководитель авиасалонов МАКС Игорь Новиков. Протоколы были заверены в избиркоме сразу после подсчета голосов. Но в итоге результаты голосования на семи избирательных участках были аннулированы, а победителем с преимуществом в 318 голосов объявлен бывший мэр Жуковского Александр Бобовников. Новиков несколько лет безрезультатно оспаривал решение избиркома по отмене итогов голосования на этих семи участках. «Это отняло очень много времени, зато мне кажется, отчасти из-за этого судебного процесса в городе возросла гражданская активность», — говорит Новиков. Сейчас Новиков снова баллотируется на выборах мэра Жуковского, которые пройдут 31 марта, его считают основным оппонентом кандидата от власти Андрея Войтюка.