Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Верхняя палата одобрения

Совет федерации одобрил скандальные законопроекты об НКО и о криминализации «клеветы»

Совет федерации разом одобрил пакет скандальных законов — о некоммерческих организациях, о клевете и об ограничении интернет-контента. На заседании главе президентского совета по правам человека предложили учить Конституцию, заметив, что его мнение, если оно не совпадает с мнением президента, может не учитываться.

Последнее в эту сессию заседание Совета федерации выдалось довольно эмоциональным: верхней палате парламента предстояло за несколько часов одобрить все законы, которые оппозиция, а равно и многие эксперты считают жестким ответом власти на массовые акции протеста: о выделении особых некоммерческих организаций, получающих статус «иностранного агента», и о возвращении статьи «клевета» в Уголовный кодекс.

Об интернет-контенте

Буквально в течение нескольких месяцев ставшая одним из голосов если не оппозиции, то публичного скептицизма в Совете федерации брянский сенатор Людмила Нарусова на этот раз выступила в защиту одного из плодов думского законотворчества — поправок в закон «О защите детей от вредной информации». Поправки предусматривают в том числе создание особого государственного реестра сайтов, публикующих порнографию с участием несовершеннолетних, пропаганду наркотиков и суицида. При попадании в такой реестр сайт закрывают еще до решения суда. Закон вызвал волну возмущения в интернете - блогосфера опасалась, что закон будет трактоваться расширительно, фактически вводя интернет-цензуру, а русскоязычная Wikipedia даже прекратила свою работу на один день в знак протеста, что не помешало Госдуме одобрить законопроект, причем поддержали его все без исключения фракции.

«Нас упрекают чуть ли не во введении цензуры в интернете, хотя подобная практика есть во всех демократических странах — в Великобритании, Канаде, Франции, Германии, — говорила Нарусова. — Будут закрывать сайты, только содержащие информацию трех видов, поэтому обвинения необоснованны».

В подтверждение своих слов Нарусова привела статистику, согласно которой, Россия занимает шестое место в мире по размеру интернет-аудитории, из которой 18% — это дети до 14 лет.

— Из этих 18% почти половина хоть раз подвергалась домогательствам в сети со стороны других лиц. При этом Россия находится в топ-тройке стран по распространенности детской порнографии, — возмущенно говорила Нарусова.

Эмоциональное выступление сенатора нашло отклик у коллег: критика закона практически не звучала с трибуны Совета федерации. Сенатор от Калмыкии Михаил Капура усомнился в том, что закон будет реально работать, на что Нарусова сообщила, что по окончании заседания пройдет совещание специальной рабочей группы по техническим аспектам реализации закона.

— Чем вам не угодила судебная процедура закрытия сайтов? Что если во главе органа, уполномоченного вносить интернет-ресурсы в реестр, поставят педофила? — интересовался представитель Красноярского края Вячеслав Новиков, на что Нарусова возразила: решение этого уполномоченного органа можно оспорить в суде.

Просьбу отложить принятие законов, которую накануне направил глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов на адрес спикера Совфеда Валентины Матвиенко, сенаторы проигнорировали. В документе, в котором Федотов просил членов палаты повременить с принятием всего пакета законов, он высказывал всего лишь собственную точку зрения, успокоил представитель президента в палате Александр Котенков.

«Обращение и те аргументы, которые высказаны господином Федотовым, предложившим верхней палате не принимать эти проекты, является исключительно личным мнением самого Федотова и не имеет никакого отношения к мнению главы государства», — заявил президентский представитель на заседании.

В начале июня Федотов также обращался к Матвиенко по поводу другого скандального закона — о митингах, но в тот раз аппарат спикера объявил, что никаких документов от главы СПЧ не получал, хотя тот утверждал, что направлял письмо одновременно по факсу и фельдъегерской почтой. На этот раз обращение Федотова было получено, но исхода дела это не изменило. Коллегам письмо обещала представить Нарусова, покинувшая в июне в знак протеста заседание Совфеда во время голосования по закону о митингах.

Наконец сенатор Руслан Гаттаров предложил взять исполнение нового закона под особый контроль Совета федерации, что верхнюю палату устроило, и, единогласно проголосовав за закон, она перешла к следующему вопросу.

Об «иностранных агентах»

Закон, согласно которому НКО, получающие финансирование из-за рубежа, должны будут встать на особый учет в Минюсте в качестве «иностранных агентов», представлял коллегам руководитель комитета Совфеда по конституционному законодательству, правовым, судебным вопросам и вопросам развития гражданского общества Андрей Клишас. В своем выступлении сенатор делал акцент на то, что в законе учтены поправки представителей Общественной палаты, многие из которых сами руководят НКО. При этом он сослался на Иосифа Дискина, главу комиссии палаты по развитию институтов гражданского общества, которого закон в нынешней редакции вполне устраивает.

Фронду представляла Нарусова. Мать Ксении Собчак, вышедшей на передний план в оппозиционном движении, заметила, что использование наименование «иностранные агенты» «вызвано с устрашающей целью, чтобы иностранный агентов обозначить как наймитов импереализма».

Нарусова заявила, что считает нужным создать равные условия для всех НКО, и ввести тогда понятие «правительственные агенты» для тех организаций, которые получают финансирование от российского правительства. В качестве примера она назвала «Молодую гвардию Единой России».

— В чем цель такого регулирования? В чем цель называть их агентами? — обратился к ней Клишас.

— Для единообразия, — ответила сенатор от Брянской области.

Дискуссию членов палаты не без ехидства прокомментировал главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов: «Сенатор Клишас, который сегодня (говорил) про иностранных агентов, в официальной декларации указал дом и дачный участок в Швейцарии. Иностранный агент он?» Согласно официальной декларации члена верхней палаты, бывшему экс-президенту «Норникеля» принадлежат в Швейцарии жилой дом площадью 432 кв. м и дачный участок площадью 543 кв. м.

Другие выступающие новые правила для НКО поддержали, в результате закон был принят 146 голосами за при одном против.

О клевете

Непротивление верхней палаты встретило и возвращение в Уголовный кодекс статьи «клевета». Сенатор Анатолий Лысков, докладывавший о содержании закона от имени комитета, вспомнил о письме главы совета по правам человека Михаила Федотова и помянул того недобрым словом. «В письме говорится о «законопроекте», однако законопроекты принимает Госдума, Совет федерации принимает законы. Пожалуйста, помогите главе совета изучить Конституцию», — иронично заметил Лысаков.

Клишас в разговоре с «Интерфаксом» накануне также жаловался на письмо Федотова: «Никаких юридических и правовых аргументов в обращении Федотова я не увидел. И все ссылки, которые господин Федотов дает на нормативные акты, все они не к месту».

Особой дискуссии вокруг понятия «клевета» не возникло, был принят и этот закон. За его одобрение выступили 143 сенатора, против — один, еще один член палаты воздержался.