Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кроме Саркози

Франция в воскресенье проголосует за нового президента

Александр Артемьев (Париж) 21.04.2012, 12:57
AFP

Франция готовится к воскресным президентским выборам. Действующего президента республики Никола Саркози критикуют одновременно и справа, и слева, что почти гарантирует социалисту Франсуа Олланду победу во втором туре — через две недели. Первый тур Саркози еще может оставить за собой, но только за счет веса своего государственного поста.

Пятница стала последним днем президентской гонки во Франции, в которой принимают участие десять кандидатов во главе с нынешним хозяином Елисейского дворца Никола Саркози и выдвиженцем оппозиционной Социалистической партии Франсуа Олландом. Остальные восемь кандидатов практически гарантированно не пробьются во второй тур.

К последнему дню кампании Олланду удалось сровняться в опросах общественного мнения с Саркози: обоим претендентам на Елисейский дворец дают 26–28%.

Даже если Саркози победит в первом туре, объясняться это будет традиционным преимуществом кандидата от партии власти. Все газеты, вышедшие на этой неделе, напомнили, как в 1981 году первый этап голосования оставил за собой тогдашний президент Валери Жискар-д'Эстен, уступивший затем социалисту Франсуа Миттерану, а в 1995 году в первом туре побеждал Лионель Жоспен, представлявший в соревновании с Жаком Шираком Соцпартию того же Миттерана. Социалистов устраивает нынешний расклад, ведь во втором туре их кандидат гарантированно побеждает — с 55-процентным результатом по версии института IFOP, с 56% согласно исследовательскому центру IPSOS и 53% по данным опроса Harris Interactive.

На этих выборах Олланд опять идет под обновленческим лозунгом «Перемены наступают сейчас». Опять, потому что пять лет назад его тогдашняя гражданская жена, верная соратница по партии и председатель регионального совета департамента Пуату-Шаранта Сеголен Руаяль шла под лозунгом «Перемены. Сеголен Руаяль — президент Франции». Тогда кандидатура социалистов провалилась отчасти из-за внутренних противоречий в партийной бюрократии. Руаяль, своим сильным и независимым характером навязавшую себя социалистам в качестве президентского кандидата, откровенно не любили гранды партии во главе с Домиником Стросс-Каном и Лораном Фабиюсом. Сейчас ряды социалистов крепки как никогда: их программа хоть и не блещет ясностью, но несет очевидные отличия от предложений правых, например введение 75-процентного налога на годовой доход свыше 1 млн евро или разрешение однополых браков.

Французы подсчитывают, сколько уже правые находятся у власти, и многие из них радуются тому, что по итогам референдума 2005 года президентский срок был сокращен с 7 до 5 лет. «Раз в десять лет в демократическом обществе принято менять политические силы у власти, — делится французский дипломат, которому служебная этика не позволяет назвать свое имя. — Саркози — президент пять лет, но различные министерские посты он занимал и до этого. До него президентом с 1995 года был Жак Ширак, а если брать и «сосуществование» 1993–1995 годов (когда президент и премьер представляют разные политические силы. — «Газета.Ru»), то правые у власти уже 19 лет».

Кампания 2012 года следует весьма распространенной нехитрой формуле «за кого угодно, кроме» — в данном случае кроме, естественно, Саркози.

Возможная победа Олланда в ходе второго тура станет «не победой левых сил, а победой антисаркозизма», как это определяет Филипп Тесон из журнала Le Point. Главу государства критикуют со всех сторон. Лидер «Левого фронта» Жан-Люк Меланшон характеризует Саркози «не просто как человека, который испортил нам жизнь». Сокрушить его значит «разрушить в Старом Свете ось Меркози (по именам Саркози и германского канцлера Ангелы Меркель. - «Газета.Ru»), то есть самое сердце Европы жесткой экономии, которая схватила нас за горло», утверждает Меланшон. Троцкистка Натали Арто, идущая от партии «Рабочая борьба», клеймит Саркози как «врага рабочих» и «президента богатых». По мнению вечного кандидата-аутсайдера Жака Шеминада, Саркози ведет «социальную чистку». А кандидат «зеленых» Эва Жоли совершила широко освещавшийся прессой «Сарко-тур» по местам, которые она связывает с коррумпированностью и испорченностью нынешнего правительства, остановившись, в частности, у старой квартиры Саркози в Нейи-сюр-Сен, которую тот якобы приобрел в 1997 году на средства неясного происхождения, а также у домов миллиардеров Лилиан Бетанкур и Мартена Буига, обвинявшихся в теневом финансировании президентской партии «Союз в поддержку народного движения».

«Признаваться, что собираешься голосовать за Саркози, стало неудобным», — говорит многолетний шеф бюро ИТАР-ТАСС в Париже Дмитрий Горохов.

Негативная сфокусированность на личности Саркози была заметна еще на прошлых выборах, когда молодежное отделение Соцпартии «Движение молодых социалистов» заклеивало улицы стикерами со слоганом «Я голосую, ты голосуешь, он голосует, они проваливают» и изображениями Саркози и Ле Пена. На этих выборах этот лозунг перехватил кандидат Филипп Путу из Новой антикапиталистической партии, чьи плакаты украшает надпись «Избавимся от Саркози» с припиской якобы на самоклеющемся листке «Не доверяя и Олланду», прикрепленной к затылку человека, напоминающего президента республики.

Лозунг, под которым Саркози идет на выборы, — «Сильная Франция» — также подвергается осмеянию. В Париже можно встретить изготовленные анонимными активистами предвыборные плакаты Валери Жискар-д'Эстена, который провально пытался переизбраться в 1981 году под похожим лозунгом «Нужна сильная Франция», а также официальные плакаты из президентского штаба с надклеенным противниками призывом «Проваливай, бедный му..к» (с таким выражением четыре года назад Саркози обратился к отказавшемуся пожать ему руку соотечественнику). Правозащитная организация Act Up, борющаяся за права ВИЧ-инфицированных, начала кампанию «Мертвая Франция. Голосуйте за СПИД», протестуя против ряда инициатив правого правительства, которые правозащитники считают дискриминационными. «Мы делаем это не для того, чтобы избрать кого-то конкретного, мы хотим заставить измениться положение дел», — пояснил «Газете.Ru» Дени Годар, один из руководителей парижского отделения Act Up. Правозащитник ставит в вину правым развал системы здравоохранения: программа поддержки районных поликлиник закрыта, мерилом эффективности работы больниц стала рентабельность, больные стали вынуждены возвращать определенную часть затрат на их лечение, что в первую очередь сказалось на «хрониках», таких как больные гепатитом или ВИЧ.

Крест на Саркози ставит и кандидат националистов Марин Ле Пен.

Апеллируя к правому электорату, она всячески подчеркивает, что Саркози уже проиграл или проиграет во втором туре, — так зачем же, следуя логике, поддерживать его в первом?

Делая расчет на правых консерваторов, она не упоминает, что в сходных обстоятельствах в 2002 году, когда французы сочли избрание премьера-социалиста Лионеля Жоспена делом решенным и не пришли на избирательные участки, это в первый и единственный раз дало ее отцу Жану-Мари Ле Пену возможность принять участие во втором туре. Но тогда 82,2% пришедших на участки для переголосования поддержали вовсе не националиста, а Жака Ширака. С тех пор первый тур 21 апреля 2002 года во французском политическом языке называют «днем стыда» или «избирательной катастрофой».

Шансы Ле Пен повторить успех отца невелики: она может рассчитывать на долю от 10% до 14% и практически не имеет шансов на выход в финал, чего так опасаются левые и либералы.

«Это будет по-настоящему неприятным сюрпризом», — посмеивается Годар. Ле Пен смогла за несколько месяцев кампании значительно дистанцироваться от своего отца, отмахивавшегося от постоянных обвинений в расизме и антисемитизме, сохранив при этом оппозиционный драйв и не обуздав свой острый язык, делится впечатлениями Горохов.

Другим кандидатам по большому счету столь же трудно на что-то рассчитывать, хотя левый кандидат Меланшон стал настоящим открытием этой кампании: за него собираются проголосовать 10–14% избирателей. Подтверждениями возросшей популярности стали огромный митинг на площади Бастилии в Париже 18 марта и занятый его сторонниками центр Тулузы 5 апреля. Меланшон призывает к «революции граждан» и созданию Шестой республики, которая порвала бы с нынешним неолиберализмом. Ему удалось частично реанимировать популярность коммунистических идей, особенно у молодых французов.

А вот центрист Франсуа Байру, который в шестой раз выставляет свою кандидатуру, уже не может рассчитывать на свой успех пятилетней давности, когда, выйдя на третье место, он приковал к себе всеобщее внимание, а лидеры гонки бросились в драку за голоса его избирателей. Сейчас лидер «Демократического движения» претендует на 8–10% голосов.

Наконец, хорошо стартовав, кандидат партии «Европа-экология/«зеленые», бывшая судья и подданная Норвегии Жоли к концу кампании вряд ли может рассчитывать даже на то, чтобы перебраться через 5-процентный порог. Оставшиеся кандидаты — Путу, Арто, Шеминад и Никола Дюпон-Эньян — выступают лишь гарниром к главному блюду — противостоянию Саркози и Олланда во втором туре.