Убийцу Евлоева накажут дома

Убийце Евлоева еще смягчили приговор

Андрей Стенин/Коммерсантъ
Убийце ингушского оппозиционера Магомеда Евлоева смягчили наказание. Два года колонии-поселения Верховный суд Ингушетии заменил Ибрагиму Евлоеву на два года домашнего ареста. Семья погибшего оппозиционера безуспешно добивается ужесточения наказания.

Во вторник Верховный суд Ингушетии переквалифицировал уголовное дело в отношении Ибрагима Евлоева, убийцы известного ингушского оппозиционера Магомеда Евлоева, с части 2 ст 109 УК (убийство по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) на часть 1 ст 109 УК (убийство по неосторожности).

Это дало возможность суду отменить приговор первой инстанции о двухлетнем заключении Евлоева в колонии-поселении и назначить новое, более легкое — два года ограничения свободы.

Такая мера наказания начала применяться в России с 10 января 2010 года. Ее применение инициировал президент Дмитрий Медведев. Ограничение свободы заключается в установлении судом осужденному ограничений на изменение места жительства или пребывания и места работы или учебы, на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования, на нахождение вне места жительства в течение определенного времени суток, на посещение определенных мест, в том числе мест проведения массовых мероприятий, а также в возложении судом на осужденного определенных обязанностей.

Это наказание может назначаться на срок от двух месяцев до четырех лет в качестве основного вида наказания за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, а также на срок от шести месяцев до двух лет в качестве дополнительного вида наказания за совершение отдельных тяжких и особо тяжких преступлений.

Переквалифицировав дело Ибрагима Евлоева, Верховный суд выполнил просьбу его адвоката.

По словам Яхьи Евлоева, отца убитого Магомеда Евлоева, адвокат убийцы нашел массу смягчающих обстоятельств для своего подзащитного: он указал, что у однофамильца погибшего оппозиционера родился второй ребенок, а его мать — инвалид и т. д. В декабре, когда суд первой инстанции выносил приговор по этому делу, никаких таких обстоятельств у подсудимого не было, сказал Яхья Евлоев.

Жалобу семьи Магомеда Евлоева, которая требовала ужесточить приговор, Верховный суд не удовлетворил. «И все это сделано на фоне заявлений президента Дмитрия Медведева о том, что совершение преступлений милиционерами должно стать отягчающим обстоятельством», — отметил Яхья Евлоев.

По словам адвоката семьи Магомеда Евлоева Мусы Плиева, на этом правовые возможности добиться ужесточения приговора для убийцы внутри России исчерпаны.

Жалоба родственников Евлоева уже находится в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), и Плиев ожидает, что ЕСПЧ примет решение о ее преемлемости.

К российскому суду у Плиева претензий нет: «Суд рассматривает то, что ему дает следствие. Так что прямая вина (как за первый, так и за второй приговор «Газета.Ru») Следственного комитета РФ. Я с самого начала говорил, что следствие сделало все, чтобы завести расследование этого дела в тупик», — считает Плиев. Он также отметил, что следователи не назвали ни заказчика, ни организатора убийства Евлоева, хотя родственники убеждены, что в этом преступлении были и тот и другой.

Магомед Евлоев погиб 31 августа 2008 года. Он был задержан в аэропорту ингушского Магаса, куда прилетел из Москвы в одном самолете с экс-президентом Ингушетии Муратом Зязиковым. Милиция, встречавшая Зязикова, забрала и Евлоева. Это видели его родственники и друзья, встречавшие его в аэропорту. Их попытки освободить Евлоева, результата не дали: прямо в милицейской машине оппозиционеру выстрелили в висок. Врачи назрановской больницы пытались его спасти, но не смогли.

Человеком, выстрелившим в Евлоева, оказался однофамилец оппозиционера Ибрагим Евлоев — глава охраны и племянник бывшего министра внутренних дел Ингушетии Мусы Медова. Его имя в первые же дни выяснили и назвали родственники и друзья Магомеда. По версии милиции, оппозиционер был задержан для привода на допрос по делу, где он проходил свидетелем, но в автомобиле начал сопротивляться, попытался вырвать из рук Ибрагима Евлоева оружие, которое случайно выстрелило ему в голову. В результате дело было возбуждено по статье об убийстве по неосторожности.

В Ингушетии в «случайный выстрел в висок» никто не поверил. Следователь, подписавший вызов Евлоева на допрос, признался, что сделал это по распоряжению начальства уже после того, как оппозиционер погиб.

По словам Яхьи Евлоева, результаты экспертизы опровергают выводы следствия: на автомате, который якобы выхватывал у милиционеров Магомед Евлоев, отсутствуют его отпечатки пальцев, а про пистолет, который якобы случайно выстрелил в оппозиционера, сказано, что он этого сделать не мог без нажатия на спусковой крючок. Судьи в Назрани один за другим отказывались слушать это дело, ссылаясь на родственные отношения либо с подсудимым, либо с потерпевшими. В результате дело оказалось в Карабулакском суде, который не сумел добиться вызова в суд всех свидетелей происшедшего, включая подсудимого, который все это время находился под подпиской о невыезде.

Родственники и друзья Магомеда Евлоева настаивают на переквалификации дела об убийстве оппозиционера. Они убеждены, что Евлоев был убит умышленно, по приказу Зязикова, который был отправлен в отставку вскоре после трагедии. После того как в декабре был вынесен приговор Ибрагиму Евлову, Яхья Евлоев рассказал, что судья Тумгоев признался ему, что не наказывать Ибрагима Евлоева строго его просил Медов.