Газета.Ru в Telegram

Голубович взял показания обратно

Алексей Голубович изменил показания по поводу ЮКОСа

Бывший топ-менеджер ЮКОСа Алексей Голубович, выступающий на процессе Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, изменил показания. Он оценил как неравноценную сделку, которую во вторник назвал «справедливой». Раньше его показания усиливали позицию защиты, теперь играют на руку обвинению.

В четверг в Хамовническом суде Москвы на процессе по второму уголовному делу экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева продолжился допрос бывшего сотрудника обеих этих компаний Алексея Голубовича. Во вторник бывший директор по стратегическому планированию и корпоративным финансам ЮКОСа обнадежил своими показаниями сторону защиты, подтвердив, что одна из интересующих обвинение сделок ― мена акций дочерних предприятий Восточной нефтяной компании (ВНК) на 36 млн акций ЮКОСа в 1998 году ― была справедливой и вынужденной: таким образом ЮКОС защищал акции ВНК от притязаний швейцарской компании «Биркенхольц», добившейся в суде ареста акций. В суде не раз отмечалось, что эта компания связана с еще одним свидетелем обвинения Евгением Рыбиным, допрошенным в самом начале процесса. Обвинение настаивает на том, что обмен акций между дочками ВНК и ЮКОСа не был эквивалентным: ВНК, по мнению обвинителей, стоила гораздо дороже пакета ЮКОСа.

В четверг Голубович пришел в суд совсем в другом настроении. Встав на трибуну и беспомощно оглядев правый угол зала, где сидит пресса, свидетель попросил у суда время для заявления. Продемонстрировав газету «Ведомости», Голубович сообщил, что адвокат Ходорковского Вадим Клювгант неверно интерпретировал его вторничные показания, и попросил защиту «воздержаться от комментариев», по крайней мере на то время, пока он дает показания. Ранее Клювгант сказал журналистам, что Голубович расценил сделку как законную и необходимую.

«Я не делал таких признаний», ― заверил Голубович слушателей, часть из которых присутствовали на предыдущем заседании и записывали его показания на диктофоны. Там была его фраза: «На тот момент у меня не возникало сомнений, я полагал, что это справедливый обмен (акциями)».

Кроме того, Голубович заявил, что распространяемые СМИ сведения о том, что он и его семья находятся под программой о защите свидетелей, а также о том, что он проходил обвиняемым по делу об обмене акций дочек ВНК на акции ЮКОСа, не соответствуют действительности и наносят ему «ощутимый ущерб».

Защита Ходорковского и Лебедева комментировать выступление свидетеля не стала ни в ходе заседания, ни по окончании. Зато Голубовича горячо поддержал прокурор Валерий Лахтин, немало натерпевшийся от Лебедева и адвокатов, не упускающих случая указать обвинителю на многочисленные упущения в работе. Прокурор обиженно отметил, что просьба Голубовича соответствует закону, который предписывает уважать личность свидетеля, а защита не права, когда комментирует обстоятельства процесса до его завершения.

Лахтин принялся задавать Голубовичу те же вопросы, что и во вторник. Свидетель отвечал на них иначе, чем раньше.

Он, в частности, рассказал, что, со слов бывшего главы правового управления Дмитрия Гололобова, решение совета директоров о сделке мены не было единогласным. Сообщил, что по поводу этой сделки его вызывали к прежнему министру экономического развития Герману Грефу, который хотел услышать разъяснения о ее обстоятельствах. После того как было возбуждено уголовное дело по факту сделки, стало ясно, что кто-то из участников совета директоров не только голосовал против сделки, но и жаловался на решение в правоохранительные органы. Грефу, по воспоминаниям Голубовича, он сказал, что сделка предусматривает обратный обмен акций. На вопрос, почему акции не были возвращены ВНК ни в 99-м, ни в 2000 годах, когда угроза со стороны «Биркенхольц» миновала, Голубович ответил предположением о том, что для этого «могли быть какие-то экономические причины». Нехотя подтвердил подозрения Лахтина о том, что, пока акции дочек ВНК находились у ЮКОСа, сами эти дочки находились у ЮКОСа «в подчинении», а также о том, что «36 млн акций ЮКОСа не могли стоить столько же, сколько все активы ВНК», отметив, впрочем, что документов оценки не видел.

Наконец, Лахтин задал «контрольный» вопрос: «Был ли эквивалентным обмен акций дочек ВНК на акции ЮКОСа в 98-м году?» «По моему мнению, не был. Но нужно оценку посмотреть», ― с каким-то даже облегчением ответил Голубович.

В пятницу допрос Голубовича продолжится.

Новости и материалы
Столтенберг намекнул, что Украина сможет наносить удары по территории РФ самолетами F-16
Стала известна дата парада физкультурников на Красной площади
Звезда «Кухни» четыре года скрывала своего сына
Медведев заявил, что США пытаются сохранить мировое господство, но их силы убывают
Жители Германии высказались по поводу обладания страной ядерным оружием
Медведев не исключил начала ядерной войны
В Евросовете оценили идею о создании поста комиссара по обороне
Называны смартфоны Samsung, которые в марте получат ИИ Galaxy AI
В Томске спасатели достали кота, застрявшего в ванной
Медведев предположил, куда оседает финансовая помощь США Украине
Школьница ударила учительницу телефоном, который она отобрала у нее во время урока
Капитан судна из Петербурга выплатил пассажирке миллион рублей за выбитые на прогулке зубы
В Белоруссии пообещали «не церемониться» при нарушении воздушного пространства
Стало известно, где в России сильнее всего подорожал квадратный метр «вторички»
Даванков внес в Госдуму законопроект об отзыве мэров
Шойгу вручил госнаграды участникам СВО
Солист Hi-Fi об отношениях с женой: «Опытный подкаблучник»
Муцениеце показала пресс на видео после обвинений в фотошопе: «Я каждый день его качаю»
Все новости