Слушать новости

Голубович вернулся в ЮКОС

Голубович в суде по ЮКОСу

В деле Михаила Ходорковского и Платона Лебедева появился Алексей Голубович, который был вызван в суд как свидетель обвинения. Бизнесмен, который несколько лет жил за рубежом, давал интервью против бывших соратников и вернулся в Россию на условиях сотрудничества со следствием, встал на сторону бывших топ-менеджеров ЮКОСа.

В Хамовническом суде, где рассматривается дело в отношении бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и экс-руководителя МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева, во вторник прокуроры приступили к допросу бывшего директора по стратегическому развитию ЮКОСа Алексея Голубовича. Свидетель обвинения, который сейчас находится под программой защиты свидетелей, в первый же день участия в судебном процессе заявил, что обмен акций «Томскнефти» и Ачинского НПЗ, принадлежавших ОАО «Восточная нефтяная компания» (ВНК), на акции ЮКОСа был законными. Сделки совершались из желания обезопасить активы ВНК в интересах акционеров и государства, объявил он.

«Было принято решение о защите активов ВНК от судебных приставов и служб в ходе решений выигранных (компанией) «Биркенхольц» судов», — рассказал Голубович на процессе. В конце 90-х годов финдирекция ВНК создала фиктивный долг компании перед другими «дружественными» офшорными компаниями. Одним из способов создания долга, по информации защитников Ходорковского и Лебедева, было обязательство ВНК выкупить 6% акций Ачинского НПЗ за $22 млн у компании «Биркенхольц», сумма была установлена выше рыночной в 4,5 раза. Сделка в 2001 году была признана недействительной, однако «Биркенхольц» на основании этого обратилась в Высший арбитражный суд с иском о взыскании средств. После этого было принято решение обменять акции, в том числе и в интересах государства, которое тогда владело 36% акций компании, «Томскнефти» и Ачинского НПЗ, на акции ЮКОСа. При этом занижения стоимости акций в сделке мены не было. Кроме того, решение об обмене имело временный характер, а эквивалентность обмена подтверждали независимые оценщики.

«Ни я, ни мои сотрудники не ставили целью занизить стоимость акций», — заверил Голубович. Он отметил, что события происходили после дефолта в 1998 год и акции «Ачинского НПЗ» и «Томскнефти» «на рынке были как мусор ― что ЮКОСа, но те немного выше». «Менять акции примерно одинаковой стоимости по рыночным котировкам — это справедливый обмен», — объяснил он, отвечая на вопросы прокурора.

Прокурор Валерий Лахтин, который вел допрос Голубовича, поинтересовался, почему же вообще возник вопрос о неравноценности обмена. «Следователи начали вызывать всех подряд, причем вопрос сначала возник не по акциям, а потому, что кто-то заказал расследовать это дело», — объяснил свидетель.

В ходе допроса Голубович дал разъяснения и по другим эпизодам дела, однако ни одно из действий, совершенных Ходорковским и Лебедевым, незаконными он не называл.

Голубович, который ныне занимает пост председателя совета директоров компании «Арбат капитал», обвинялся российскими следователями в мошенничестве в рамках «дела ЮКОСа». В 2003 году он уехал в Великобританию, в России в 2004 году его объявили в розыск, а также Генпрокуратура отправила запрос на экстрадицию ряда топ-менеджеров ЮКОСа. Но в 2005 году Лондонский магистратский суд отказался выдать всех лиц, которых требовали российские власти.

Позже Голубович перебрался в Италию, где в 2006 году его снова задержали, однако вскоре отпустили под подписку о невыезде. Спустя несколько месяцев после задержания бизнесмен дал интервью «Московскому комсомольцу», «Известиям», которое также было показано по Первому каналу и другим прогосударственным СМИ. В нем он сообщил, что на его семью несколько раз покушались, и это было похоже на акции устрашения против еще одной бывшей сотрудницы компании Ольги Костиной. Виновными в этих акциях были названы один из акционеров группы МЕНАТЕП Леонид Невзлин, а также бывший сотрудник ЮКОСа Алексей Пичугин, приговоренный к пожизненному сроку заключения.

Позже Голубович объяснил, что дал это интервью по рекомендации неких петербургских адвокатов, которые пообещали урегулировать его взаимоотношения с Генпрокуратурой.

Недавно свидетель вернулся обратно в Россию, и во вторник Лахтин интересовался у Голубовича, что заставило его это сделать. Он ответил, что «семья, дети», а вот уехать в 2003 году он решил по настоянию юристов. «Когда звонят и говорят, что если не явишься — арестуют… Такие идиотские разговоры возникают, когда дело заказное. Может, я неправильно понимаю…» — рассказал он. Сейчас Голубович находится под программой защиты свидетелей, а при условии сотрудничества со следствием были отменены постановления об объявлении его в розыск и заочном аресте, вынесенные еще в 2004 году в России.

Допрос Голубовича продолжится в Хамовническом суду в четверг, 21 января, в 10.30

По утвержденному Генпрокуратурой обвинительному заключению предприниматели обвиняются в совершении в 1998–2003 годах в составе организованной группы хищения путем присвоения крупных объемов нефти дочерних нефтедобывающих акционерных обществ ОАО НК ЮКОС — ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть-ВНК» — на сумму более 892 млрд рублей, а также в легализации в крупном размере денежных средств, полученных от реализации похищенной в указанный период нефти на общую сумму, превышающую 487 млрд рублей и $7,5 млрд. Эта сумма равна стоимости всей нефти, которую качал и продавал ЮКОС за свою историю. Обвиняемые, которым, по подсчетам адвокатов, грозит до 22 лет тюрьмы, ни по одному из пунктов себя виновными не признают, называя обвинения «абсурдными».

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть