Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Семь раз отмерь: в моду входит одежда ручного производства

На карантине россияне занялись пошивом одежды

,
Прослушать новость
Остановить прослушивание
Пандемия COVID-19 постепенно меняет систему производства одежды, разворачивая потребителей от крупных брендов массмаркета в сторону локальных дизайнеров и небольших ручных производств. Стремление к уникальности и участию в разработке одежды побуждает покупателей доверять начинающим дизайнерам и оплачивать вещи еще на этапе изготовления. Вернется ли мода к системе ателье и ручному пошиву одежды, разбиралась «Газета.Ru».

Пандемия COVID-19 создала немало проблем для модной индустрии: невозможность проводить показы и шить коллекции в таком темпе, как раньше, заставила многих дизайнеров задуматься о переходе с системы быстрой моды на модель более рационального производства. В то же время среди потребителей появилось желание поддержать локальные бренды, работающие по системе предзаказа и ателье.

Для некоторых формат ручного пошива по их индивидуальным меркам стал своеобразным развлечением на карантине, когда онлайн-шоппинг наскучил, а кто-то и вовсе обзавелся швейной машинкой и стал шить одежду, а также варить мыло и мастерить бижутерию самостоятельно.

«Пандемия, которая длится уже почти год, дала возможность каждому человеку переосмыслить свои потребительские ценности, — считает Александр Шумский, президент Национальной палаты моды и Mercedes-Benz Fashion Week Russia. — У людей было достаточно времени, чтобы обдумать, как более рационально тратить деньги на одежду и отказаться от покупки десятков одинаковых вещей». По мнению Шумского, сейчас для многих потребителей важной становится уникальность вещи, сделанной своими руками либо сшитой на заказ, в противовес массмаркету.

На сэкономленные деньги люди стали поддерживать знакомых дизайнеров, которые не имеют шоурумов и распространяют свои изделия через соцсети. На карантине такие производства оказались особо уязвимыми, но приток клиентов в некоторых случаях только увеличился.

«Очень много людей, у которых есть какая-то финансовая возможность, стали поддерживать локальные производства — поддерживать своих на карантине, — отмечает дизайнер Настя Скударь, которая запустила свой бренд Shikoza.Project еще до пандемии, в 2019 году. — Те клиенты, которые появились именно на карантине, нашли меня как раз потому, что хотели поддержать кого-то своего».

По словам Скударь, люди начали искать дизайнеров в Instagram и Avito, когда возможность посещать какие-то крупные магазины пропала, а заказывать онлайн надоело. «Сначала все выбирали вещи в каких-то обычных магазинах, но потом проснулся интерес к нишевым брендам и маленьким магазинчикам товаров именно ручного производства», — поясняет дизайнер.

Причем желание получить какую-то уникальную обновку, по словам Скударь, сопровождалось стремлением рисковать и заказывать вещь онлайн у портных дистанционно, без примерки. «Многие доверились мне, увидев какую-то красивую картинку в интернете — в феврале-марте, когда все закрылось, началось много продаж, я отправляла вещи через доставку разным людям», — добавляет дизайнер.

В подобных ателье ручного пошива можно заказывать готовые вещи по своим меркам, а также придумывать вещи вместе с дизайнером, что является дополнительным бонусом для клиентов. По мнению Скударь,

именно общение с дизайнером и возможность участия в процессе разработки и производства вещи на всех этапах добавляет ей дополнительную стоимость.

Заручившись доверием небольшой, но лояльной аудитории, независимые дизайнеры еще до карантина начали переходить на систему предзаказа и индивидуального пошива, тем самым улучшая качество создаваемых изделий и снижая вредное для экологии перепроизводство.

«В результате — отсутствие перепроизводства и идеальная посадка по меркам клиента, — отмечает Шумский. — Хорошая новость в том, что бренды, которые ранее не являлись этичными и экологичными, также снижают в разы производство одежды, тем самым органически вливаются в течение устойчивой моды».

По мнению Шумского, создание вещей по индивидуальным меркам у локальных брендов вряд ли сильно скажется на цене: «у них нет необходимости глобально переходить от фабричного производства к индивидуальному, — поясняет эксперт. — А вот у бренда класса люкс придется оставить немалую сумму, чтобы получить желанную вещь, созданную по собственным меркам».

Российский бренд обуви и аксессуаров ручного производства Duet By Me на карантине перевел производство на модель предзаказа, так как внедрил систему снятия мерок и изготовления под стопу, а также собирается ввести функцию сканирования стопы для более точной посадки. Главную сложность при таком подходе составляет оцифровка всех процессов производства с момента поступления заказа, а также контроль на каждом этапе производства.

«Учитывая эпидемиологическую ситуацию и кризисное состояние, мы отказались от больших коллекций в пользу капсульных, сократили свободный склад, перешли на модель предзаказа, отказались от части штата, — рассказали «Газете.Ru» в пресс-службе российского бренда Math. — Эти меры помогли пережить локдаун и остаться на плаву. Сейчас мы после выпуска капсулы устраиваем распродажу, и если вдруг клиент не успел приобрести нужную модель или нет его размера, мы предлагаем предзаказ с полной предоплатой, но взамен даём скидку порядка 20%». По словам представителей бренда, дискомфорт для клиентов заключается в ожидании до 20 дней, но не в предоплате.

Российский бренд с эстонским названием Hooli запустил модель фабричного производства по индивидуальным меркам еще в ноябре 2019 года, но на карантине активно ее развивал и обновил после первой волны пандемии. Фишка бренда заключается в том, что клиенту предлагается не выбрать из каталога, а самому с помощью виртуального конструктора собрать вещь, которую потом реализуют дизайнеры.

«От нас клиент никогда не уйдет по причине, что не нашел ничего подходящего для себя, все вещи могут стать подходящими, если их правильно настроить», — уверяют в пресс-службе бренда. Выбрать все-таки можно из 40 тысяч модификаций одежды, основываясь на параметрах веса, роста, персонального вкуса и стиля.

«Мы даем клиенту реализовать свой творческий потенциал, выступить в роли дизайнера и создать одну, но действительно подходящую и любимую вещь, которая прослужит ему не один год», — формулирует свою стратегию бренд Hooli.

Тем не менее массовый переход к индивидуальному пошиву пока невозможен по техническим причинам, считает Александр Шумский. «Нужно автоматизировать ряд производственных процессов, тогда персональная мода станет более доступна. Ведь все, что делается сегодня индивидуально по меркам клиентам — это ручная, эксклюзивная работа.

У небольших марок, если модели несложные, это стоит недорого, но у люксовых это может оказаться уровнем «от кутюр», то есть очень дорогим», — резюмировал эксперт.

«Мы одновременно не можем ни взять за основу наработанные шаблоны обычного швейного бизнеса, ни использовать модель ателье, — отмечают в Hooli. — Так, швейные фабрики рентабельны и находятся «в рынке» по себестоимости, когда число повторяющихся моделей одного дизайна в одном размере составляет хотя бы 25-50 штук. Это количество обеспечивает низкую себестоимость раскройных работ и практически полное отсутствие ошибок на этапе пошива, поскольку, чем больше одинаковых изделий делает оператор швейной машинки, тем стабильнее его качество и выше скорость. Каждая новая модель для них — небольшой стресс и увеличение времени на изготовление до 10 раз».

В то же время увлечение хэндмэйдом, которое некоторые приобрели на карантине, по словам стилиста Наталья Плотниковой, нельзя сравнить с одеждой ручного или фабричного производства от дизайнеров.

«Если мы хотим получить действительно классный результат, а мы от ручного пошива ждем именно его, то крайне важно понимать, что только профессионал может сделать это качественно и так, как мы этого ожидаем, — подчеркивает стилист. — Ручной труд прекрасен, и замечательно, когда люди занимаются каким-то творчеством и самовыражением, но носить это очень часто невозможно, это выглядит как какая-то поделка».

По словам стилистов, в интерьере такие самодельные арт-объекты выглядят неплохо, но «как только мы пытаемся надеть это на себя, это превращается в рябиновые бусы, которые дети в школе или в детском садике делают, чтобы маме подарить. В этом есть любовь, тепло рук, но когда на следующий праздник малыш спрашивает: «Мама, а ты наденешь мои бусы, когда пойдешь в гости?», она пытается уйти от ответа и уклончиво что-то там рассказывает, что она их потеряла».