Память на двоих: Уильям и Гарри поделили Фонд принцессы Дианы

Принц Уильям и принц Гарри разделили фонд своей матери

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Сыновья принцессы Дианы разделили деньги благотворительного фонда, основанного в память об их матери. Принцы Гарри и Уильям распоряжаются средствами организации по отдельности — это следует из отчета, попавшего в распоряжение британских журналистов. Это еще один знак того, что братья, которые когда-то были очень дружны, не ведут больше никаких совместных дел, и размолвка между ними — не просто слухи.

Принц Уильям и принц Гарри продолжают все отдаляться друг от друга. Как стало известно британским СМИ, сейчас их не связывает даже общая память о матери, в виде основанного после ее гибели в 1997 году благотворительного Фонда памяти Дианы, принцессы Уэльской. Согласно отчету организации Royal Foundation за 2019 год, средства фонда имени принцессы Дианы уже разделены между благотворительными организациями двух братьев, которые вплоть до прошлого года действовали совместно.

Фондом принцессы Дианы принц Уильям и принц Гарри начали распоряжаться в 2013 году, когда организацию взяла под крыло их Royal Foundation. Дело в том, что средства для него активно не собираются, однако в него время от времени все равно поступают пожертвования, которые нужно направлять на благие дела. С тех пор, как принц Гарри женился, Royal Foundation управляла «великолепная четверка» — Уильям, Кейт, Гарри и Меган.

Однако эта компания быстро развалилась — в июне 2019 года Гарри и Меган объявили, что хотят основать собственную организацию SussexRoyal.

Действовала она в итоге меньше года — после ухода из семьи Гарри и Меган больше не имеют право использовать в названиях своих проектов слово «королевский». Теперь они занимаются основанием фонда, названного в честь их сына Archiewell — без поддержки из Великобритании.

Тем не менее, часть денег Фонда принцессы Дианы все же осталась у принца Гарри — хотя SussexRoyal уже не существует, ему предложили направить средства на нужды организации, которую он выберет. Как сообщает The Guardian, он решил, что это будет фонд Centebale, организация, которая поддерживает людей, живущих с ВИЧ или больных СПИДом в Лесото, Ботсване и Малави. Впрочем, денег у Фонда Дианы не слишком много — как отмечает издание, с 2018 по 2019 год в него поступила 21 тыс. фунтов стерлингов.

Сейчас у братьев практически нет ничего общего — две семьи, которые, как казалось сразу после свадьбы принца Гарри в 2018 году, подружились, оказались полностью разобщены и формально, и физически.

О том, что братья перестали ладить между собой, заговорили в конце 2018 года. Тогда репортер королевского пула Кейти Николл рассказала СМИ, что принцы крепко поссорились в канун Рождества — Гарри сказал Уильяму, что тот не делает ничего, чтобы Меган Маркл чувствовала себя своей в новой семье. «Гарри чувствовал, что Уильям не расстилает перед Меган красную ковровую дорожку», — цитировала журналистка слова источника. По ее словам, из-за этого разгорелась ссора, прекратить которую смог лишь их отце принц Чарльз, велевший старшему сыну приложить немного усилий и сгладить напряжение.

Примирение, однако, оказалось лишь формальным — позже в СМИ попало видео с рождественской прогулки в Сандрингеме, на котором видно, как Меган пытается заговорить с Уильямом, но тот игнорирует ее, поглощенный борьбой с собственным шарфом.

Тогда королевские репортеры объясняли: Уильям был недоволен тем, что отношения Гарри и Меган развились так быстро — они поженились через два года после первой встречи. Младший брат при этом воспринимал это болезненно и бросался на защиту супруги.

В апреле 2019-го на видео с пасхальной службы было уже видно, что Уильям и Гарри не разговаривают друг с другом.

Итогом этого стало формальное отделение герцогов Сассекских от Кембриджских — в июне 2019 года было объявлено, что принц Гарри и Меган Маркл больше не занимаются делами общего фонда братьев Royal Foundation и основывают собственный благотворительный фонд SussexRoyal. Мало кто тогда мог предположить, что дело закончится разрывом семей до такой степени, что герцоги Сассекские полностью откажутся от своих королевских обязанностей и уедут в США.