Рыдал в кресле: что спасло от депрессии брата Кейт Миддлтон

Джеймс Миддлтон основал компанию в честь своей собаки

Джеймс Миддлтон, младший брат герцогини Кембриджской Кэтрин, рассказал в своем Instagram, что собака Элла спасла его от клинической депрессии, от которой он страдал три года. Из-за недуга ему пришлось уйти из своей компании, которая терпела убытки, — однако благодаря своим собакам он снова начал чувствовать вкус к жизни. «Газета.Ru» — о тайных страданиях брата Кейт.

Брат герцогини Кембриджской Кэтрин, 33-летний Джеймс Миддлтон, рассказал в Instagram, как пережил клиническую депрессию, из-за которой лишился работы. Предприниматель, который в 2013 году основал компанию Boomf, создающую персонализированные поздравительные открытки и сувениры, признался, что рыдал, когда на приеме у психотерапевта согласился отказаться от работы и заняться своим психическим здоровьем. «Что я теперь буду делать?» — задавался вопросом брат жены будущего короля Великобритании.

По словам Джеймса Миддлтона, он полностью потерял уверенность в себе и чувствовал себя полнейшим неудачником. Однако его спасли собаки, одна из которых, черный лабрадор Элла, была рядом с ним на терапии — по совету психотерапевта он посвятил свою жизнь благотворительным проектам, связанным с домашними животными.

Пост Джеймса Миддлтона на самом деле был рекламным объявлением – предприниматель запустил платформу для продажи товаров для животных Ella&Co, название которой посвящено его любимому лабрадору. Помимо Эллы у Миддлтона есть еще золотой ретривер Мейбл, четыре черных спаниеля – Луна, Зулу, Инка и Рафа, — а в конце мая к этой собачьей стае прибавился еще щенок по имени Нала, дочь Луны, о рождении которой Миддлтон с гордостью сообщил в Instagram.

Джеймс Миддлтон давно известен своей любовью к собакам — ее можно прочесть и по его Instagram-аккаунту, в котором четвероногим питомцам отдано почти все внимание. Себя он характеризует в соцсети как «собачьего отца» своих животных.

О том, что именно собаки спасли его от депрессии, Джеймс Миддлтон говорил еще в прошлом году. После того как в январе 2019 года он признался в том, что страдает от этого расстройства, предприниматель рассказал в телешоу «Lorraine» шотландской телеведущей Лоррейн Келли, что без собак ему бы не хватило уверенности «сидеть и говорить здесь» и что животные дали ему «связь с жизнью».

«Каждая ночь ускользала от меня. Какофония воображаемых звуков звенела в моей голове. Казалось, десять разных радиостанций борются за частоту, и этот грохот был неукротим и мучителен, — написал Джеймс Миддлтон о своей депрессии в The Daily Mail. — Днем я тащился на работу и просто таращился там на экран компьютера, желая, чтобы рабочий день поскорее закончился, и я снова мог поехать домой. Изнурительная вялость охватывала меня. Я не мог ответить на простейшее письмо, так что просто не открывал свою почту».

В своей колонке Миддлтон признавал, что понимает: он находится в привилегированном положении. «Однако это не дало мне иммунитета к депрессии. Сложно описать это состояние. Это ни в коем случае не грусть. Это болезнь, рак души».

За три года, с 2015 по 2018-й, его компания Boomf потеряла 3 млн фунтов стерлингов. От полнейшего разорения ее спас Джеймс Мэттьюс, британский гонщик, в 2017 году женившийся на его сестре Пиппе Миддлтон – он выкупил 12800 акций, заплатив за них 110 тыс. евро.

Сам Джеймс Миддлтон, уйдя из компании, начал вместе со своим лабрадором Эллой сотрудничать с благотворительной организацией Pets As Therapy («Питомцы для терапии») — ее волонтеры с 1983 года навещают вместе с собаками и кошками заведения, где не держат домашних животных, в частности, школы и дома престарелых.

Теперь Джеймс Миддлтон – амбассадор этой организации. Он рассказывает, что на личном опыте понял, что животные спасают от депрессии и душевных мук. Недавно в ролике в Instagram, записанном для одного из производителей кормов, Миддлтон рассказал:

«Прежде всего, собаки – невоспетые герои наших жизней. По моему опыту борьбы с душевным расстройством, депрессией, тревожностью, которая продолжалась около трех лет, я по-настоящему понял, насколько животные мне помогали».

Миддлтон добавил, что понял это не сразу, а лишь после того, как Элла начала сопровождать его на сеансы психотерапии. «Она была тем, с кем я могу говорить и не бояться, что меня осудят. Она была отличным слушателем и отвлекала меня от многих вещей». Он заключил, что «животные – это лекарство, и они по-настоящему нужны для нашего хорошего самочувствия».