Красная свадьба по-советски: 100 лет ЗАГСам

Как женились после революции



Кадр из фильма «Дело было в Пенькове» (1957)

Кадр из фильма «Дело было в Пенькове» (1957)

Студия Горького
Российским ЗАГСам исполнилось 100 лет – 18 декабря 1917 года в России приятная обязанность женить людей перешла от церкви к гражданским службам. С этого момента венчание стало личным делом тех, кто вступал в брак, а для того, чтобы становиться супругами перед лицом закона они стали отправляться в органы записи актов гражданского состояния. «Газета.Ru» о том, как провалилась попытка разрушить традиции.

Декрет «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния» был подписан 18 декабря 17-го. Уже 14 января 1918 года эти учреждения взяли на себя и другие функции, которые раньше выполняла церковь – помимо браков, там начали регистрировать еще и рождение детей и смерти. Этот факт означал, скорее, разрушение традиции, чем рождение новой.

В 20-е новые власти попытались ввести новый обычай – «красной свадьбы». Никаких белых платьев, обрядов, благословения родителей и караваев — только стол для регистрации, покрытый красной тканью: семья становилась ячейкой общества, оформленной согласно декрету от 18 декабря 1917 года «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния». Первой красной свадьбой стало бракосочетание наркома социального обеспечения Александры Коллонтай и Павла Дыбенко, наркома военно-морского флота. (Коллонтай на тот момент было 45, ее мужу – 28.) Брак продлился с 1917 по 1923 год, позднее Коллонтай уехала послом в Швецию, а Дыбенко расстреляли во время сталинских репрессий.

Тогда же, в конце 1917-го, вышел декрет о расторжении брака и о гражданском браке, устанавливающем гражданское и моральное равенство супругов (опубликован 19 декабря 1917 г.), а также об уравнении в правах внебрачных детей с законнорожденными (опубликован 20 декабря 1917 г.). Почти год спустя, 19 ноября 1918 года, Ленин, выступая на I Всероссийском съезде работни «Задача Советской республики — в первую голову уничтожить все ограничения прав женщин...Скоро год, как существует совершенно свободное законодательство о разводе. Мы издали декрет, который уничтожил разницу и положение брачного и внебрачного ребенка и целый ряд политических стеснений; нигде так полно не осуществлены равенство и свобода трудящихся женщин».

Брак переставал быть союзом двоих перед Богом, его становилось так же просто оформить, как и расторгнуть.

Абрам Штеренберг/РИА «Новости»

Никто никому ничего не должен – эта формулировка сегодняшнего дня вполне подходит тем первым годам после революции, когда свадьбы проходили в присутствии партийных деятелей, а не священнослужителей.

«В исторических источниках феномен «красных свадеб» фиксируется как некое сугубо политизированное действо», - пишет в доктор исторических наук Наталия Лебина в статье «Черно-белая красная свадьба», опубликованной в журнале «Теория моды» в 2014 году. «После избрания президиума, в который вошли и новобрачные, секретарь ячейки РКП. делает доклад о значении красной свадьбы в новом быту, — цитирует она «Юношескую правду» 1924 года. — После доклада новобрачные, взяв­шись за руки, выходят вперед — на край сцены, за ними развевается комсомольское знамя. Читают договор, из которого видно, что она — беспартийная работница… и он — технический секретарь ячейки РКП, коммунист… вступают в союз по взаимному согласию и обязуются жить честно, воспитывая детей честными гражданами СССР. Последнее сло­во покрывается рокотом аплодисментов. Здесь же подарки: от женотдела — одеяло, от заводоуправления — отрез сукна, от культкомиссии — три книжечки — «Азбука коммунизма», «Дочь революции», «Вопросы быта». После торжественной части спектакль — «Драма летчика», сильно взволновавшая рабочих».

Разумеется, в Советской России далеко не все одобряли новые правила: людям по-прежнему хотелось праздника, поэтому многие все-таки настаивали на венчании в церкви – потому что это просто красиво.

После войны люди все-таки захотели праздника, а что может быть лучшим поводом нарядиться и устроить застолье, чем свадьба? Первую попытку вернуться к свадебным обрядам и уйти от казенной атмосферы органов записи актов гражданского состояния Наталия Лебина видит в популярности фильма-спектакля «Свадьба с приданым», вышедшего на экраны в 1953 году – невеста там была в белом платье и тонком шелковом шарфе, напоминавшем фату, а жених – в черном костюме и белой рубашке с галстуком. Начиная с конца 50-х, комсомольская организация стала настаивать на том, что людям нужны красивые свадьбы, в кино стали появляться сцены бракосочетаний, а в прессе начали рекомендовать будущим молодоженам, как одеваться в этот ответственный день.

Первый Дворец бракосочетания в СССР был открыт в Ленинграде – это случилось в 1959 году. Год спустя он появился в Москве.

С этого момента советские люди стали жениться в костюмах и белых платьях, прослушивать в пышных интерьерах проникновенную речь работника ЗАГСа, обмениваться кольцами и поцелуями. Свадьбам вернулась атмосфера торжественности. Такая же, как на Западе. Правда, там всегда на организацию уходило много сил и денег (об этом можно судить по фильмам — взять хотя бы выходящий 1 января в кинотеатрах французский »«Праздничный переполох», не говоря уже об американских картинах). А вот нашему человеку для организации свадьбы нужны были талоны: в открывшихся салонах для новобрачных (в Ленинграде он появился в 1961-м в Москве в 1962-м) атрибуты для свадебного торжества с их помощью покупали атрибуты для свадебного торжества. К концу 60-х в ЗАГСах окончательно закрепились обряды, позволявшие почувствовать торжественность момента. Впрочем, красный цвет остался. Он и сейчас местами присутствует — в интерьерах, цветах обоев и штор. А идеология ушла. Сегодня свадьба — это красиво.