Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Безупречная ночь

27.06.2012, 16:31

Божена Рынска о гала-приеме «Белые ночи»

Торжественный гала-прием Валерия Гергиева «Белые ночи» официально не имеет отношения к Петербургскому экономическому форуму, но проходит в последний день ПМЭФ, и потому самые заметные гости форума стараются получить приглашения на этот вечер. Мероприятие делается для друзей и партнеров Валерия Гергиева, покровителей Мариинского театра и спонсоров музыкального фестиваля «Звезды Белых ночей», политиков, банкиров и звезд театра.

Если бы приемам, как отелям, выдавались звезды, то по уровню и внешнему виду приглашенных, качеству программы, амбиянсу и организации этому гала можно было бы присвоить как минимум пять звезд с плюсом: прием можно назвать практически безупречным. Правда, в этот раз слегка подгадила погода. Гости подъезжали к Екатерининскому дворцу в дождь, и, вместо того чтобы наслаждаться обществом друг друга на пленэре, приглашенным пришлось топтаться в узком холле и угощаться суховатыми оладушками с черной икрой. Одними из первых во дворец прибыли Авдотья Смирнова и Анатолий Чубайс, балетмейстер Борис Эйфман и первый зампред ВТБ Василий Титов, вслед за ними Эльвира Набиуллина и Алексей Кудрин. Хедлайнером приема стал Генри Киссинджер.

Когда остальные гости — балерины Диана Вишнева и Ирма Ниорадзе, миллиардер Борис Зингаревич, а также иностранные покровители театра — собрались, всем было предложено осмотреть Екатерининский дворец, и господа, быстро пройдясь по основным залам, застряли в Янтарной комнате. Дважды лауреату премии «Коммерсант года» Давиду Якобашвили эта экскурсия разбередила душу: оказалось, он заказывал у тех же реставраторов копию янтарной комнаты себе в музей, и реставраторы его надули — подсунули панели из янтарной крошки вместо янтаря, о чем господин Якобашвили и поведал всем собравшимся. «Кстати, — добавил он, — в этом дворце есть мой столик. Столик-бобик. Они его у меня взяли взаймы». «А в Эрмитаже твоих вещей нет?» — спросили его гости. «Нет, в Эрмитаже пока нет», — опять погрустнел миллиардер.

Дав гостям вдоволь поохать над Янтарной комнатой, их препроводили в Тронный зал, где всех ждал сидячий ужин. Угощали добротно и затейливо. В перерыве между лобстером с гречей по-царски и телятиной гости опять вспомнили про Янтарную комнату, и президент компании «Биоэнергия» Ян Яновский стал уговаривать окружающих пойти полюбоваться еще раз. Его идею подхватило несколько столов. Комнату к тому времени уже поставили на сигнализацию, но тяга гостей к прекрасному была столь велика, что им пошли навстречу, и глава порта Усть-Луга Валерий Израйлит, миллионер Алексей Федорычев и светская дама Ульяна Цейтлина, нефтяники и банкиры, ведомые господином Яновским и топ-менеджером «ЛУКойла», опять отправились созерцать янтарные панели и сопереживать Давиду Якобашвили, у которого почти такие же панели теперь лежат без дела, счастья не приносят, а деньги потрачены.

Господа могли бы зависать в Янтарной комнате до ночи. Разговор пошел деловой: как красят янтарь, почем некая семья продала дворцу слитки. Одна из дам стала горячо убеждать собравшихся, что следы настоящей Янтарной комнаты ведут в Америку. Но тут возвестили о начале концерта, и гости поспешили вернуться в Тронный Зал.

Под прекрасное сопрано Виктории Ястребовой все расслабились, лица собравшихся просветлели. Но на смену ей пришла виолончелистка и выпилила всю душу тревожным Прокофьевым. Концерт был коротким: его завершил гениальный Денис Мацуев. Creme de la creme бизнеса были достойны и дворца, и исполнителя — музыку слушали чутко и тихо, и лишь один восточный человек, кстати манкировавший и дресс-кодом, все время разговаривал с соседней блондинкой.

В конце вечера Валерий Гергиев объявил, что сегодня день рождения телепродюсера Александра Любимова, и продирижировал поздравительным маршем в его честь. Кстати, господин Любимов в этот раз помогал организовывать прием.

После концерта гости собрались было возвращаться в Петербург, но организаторы упросили всех остаться, пообещав феерию в Камероновой галерее. Пресыщенные впечатлениями гости прошли через мокрый двор, нехотя по винтовой лестнице поднялись в галерею и зависли там еще часа на два как минимум. Представление называлось «Сон в летнюю ночь». «Они хотят, чтобы мы уснули?» — риторически вопросил банкир Василий Титов. Многие из гостей к тому времени действительно были готовы задремать с сигарой. И лишь Алексею Кудрину было не до сна: барышни продолжали терзать его вопросами «что будет?». Кстати, на гала у Гергиева господин Кудрин был не один: он привел свою дочку, русую барышню с гимназическим воротничком.

С галереи открывалась темная, несмотря на белые ночи, перспектива парка. Небо заволокло дымом. Затем дым прорезали лучи. В лучах заплясали эльфы и бабочки. Затем из мглы стали выступать лики рыжеволосых барышень. Гости встрепенулись, столпились у края галереи и тщетно пытались сфотографировать хотя бы одну картину, расцветающую во мгле.