Кипр вышел из офшора

Россия и Кипр подписали протокол, ужесточающий условия для офшорных российских компаний

Ольга Танас 07.10.2010, 19:22
kipra

Кипрская налоговая гавань для российских компаний закрывается, соответствующий протокол подписали президенты Дмитрий Медведев и Димитрис Христофиас. Действие правильное, но оно было предсказуемо, поэтому налогоплательщики успели свести риски на нет, говорят эксперты. Те же компании, которые только намеревались уйти на Кипр, смогут зарегистрироваться в других офшорных зонах, например, в Дубае, Сейшелах, Британских Виргинских островах.

Россия и Кипр подписали протокол к соглашению об избежании двойного налогообложения между двумя странами в отношении налогов на доходы и капитал. Всего во время визита на Кипр президент Дмитрий Медведев и Димитрис Христофиас заключили 15 соглашений о сотрудничестве, в том числе совместную программу действий на 2010–2013 годы в области туризма, декларацию о сотрудничестве в целях модернизации экономики.

Внесенные изменения касаются правил налогообложения и расширяют обмен информацией, что позволит уменьшить возможность уклонения от уплаты налогов в России «кипрскими компаниями», которые зачастую принадлежат россиянам,

отмечается в справочных материалах. Кипр давно считается налоговой гаванью для российских бизнесменов: регистрация компании в этой стране позволяет оптимизировать налоги. Так, всего на Кипре насчитывается от 60 до 80 тыс. компаний, зарегистрированных гражданами России. Но несмотря на то, что такая схема приводит к сокращению налоговых поступлений в бюджет, российские власти ничего не могли сделать, поскольку закон не нарушается. Дело в том, что Налоговый кодекс устанавливает приоритет международных соглашений об исключении двойного налогообложения по отношению к российским нормам.

Медведев подчеркнул, что общий объем накопленных инвестиций с использованием кипрской юрисдикции составляет более $50 млрд: «Именно поэтому мы заинтересованы в том, чтобы отношения в этой сфере были понятными, прозрачными, потому что деньги действительно бывают разные». «Поэтому мы оба озаботились тем, чтобы те возможности, которые могли бы бросить тень на чистоту денег, были уничтожены», — согласился Христофиас. Кипр является одним из лидеров по объему инвестиций в Россию: в первом полугодии с острова в российскую экономику пришло $3,12 млрд, что составило десятую часть всех иностранных инвестиций ($30,4 млрд). За этот же период Россия вложила в Кипр $16,6 млрд, что составило 23% российских инвестиций за рубеж.

О борьбе с офшорами говорили давно, но к войне с ними правительства подтолкнул мировой финансовый кризис, обернувшийся увеличением расходов на поддержку экономики и сокращением доходов из-за падения прибыли предприятий. Так, в конце 2008 года кипрские власти внесли изменения в национальное законодательство: налоговые органы могут предоставлять информацию властям других стран, даже пренебрегая положениями о банковской и коммерческой тайне. Это не означает, что сведения предоставляются автоматически: прежде необходимо добиться санкции генпрокурора республики, отправив запрос со всеми обоснованиями и декларацией того, что все другие возможности получения информации по официальным каналам исчерпаны. Раньше получать эту информацию можно было только по решению суда. Кроме того,

компании, которые считаются кипрскими только на бумаге и действуют по доверенности, а на самом деле не являются резидентами острова, лишатся налоговых льгот.

Если будет установлено, что «выгодоприобретателем» зарегистрированного на Кипре бизнеса является резидент России, то платить налоги он будет по российским законам.

Протокол облегчит взаимодействие между налоговыми службами, а значит, сокращаются риски появления недобросовестных участников торговой и финансовой деятельности, уверен ведущий аналитик ИФ «Олма» Антон Старцев. Кипр сам по себе не является офшором: его налоговое законодательство соответствует европейским и международным нормам и стандартам. «Но если брать более широкий аспект, то

Кипр представляет очень удобную «промежуточную» юрисдикцию, которую часто использовали для вывода денежных средств в настоящие офшоры и те государства, с которыми у России нет соглашений в области налогообложения: Британские Виргинские острова, Белиз, Панама и другие. Подписанный протокол как раз и направлен на то, чтобы уменьшить роль Кипра в качества такого «мостика»,

— говорит старший юрист группы налогового консалтинга и арбитража юридической фирмы Vegas Lex Степан Гузей.

Однако от нововведений может пострадать экономика Кипра. «Значительную долю доходов кипрская банковская система получает от обслуживания российских и других офшорных компаний, находящихся на территории этого государства. В результате кипрские банки ждет уменьшение доходов», — считает заместитель председателя правления «АБ Финанс Банк» Леонид Морозовский. Что касается российских компаний, то они не пострадают, считают эксперты. «С вопросом о раскрытии информации этот протокол запоздал лет на 5–10, принятие этих положений не принесет значительного эффекта для правоприменительных органов, оно было предсказуемо, поэтому большинство налогоплательщиков уже смогли свести свои риски на нет», — старший юрист департамента юридической фирмы Sameta Николай Пятницкий.

«Представляется, что российские компании, работающие через Кипр, уже поделились на две категории: тех, кто нашел новое место для управления российскими активами из менее открытых офшоров, и тех, кто осознанно останется в кипрской юрисдикции и будет использовать только налоговые льготы, не опасаясь раскрытия конечного бенефициара», — говорит ведущий консультант компании «ФинЭкспертиза» Дмитрий Ширяев. По словам эксперта департамента оценки «2К Аудит – Деловые консультации» Ирины Воробьевой, подписанный договор отразится на тех компаниях, которые только намеревались уйти на Кипр: «Теперь они будут искать другие офшорные зоны, каких достаточно, — это Дубай, Сейшелы, Британские Виргинские острова».