G20

Советует Москва

Россия предлагает «большой двадцатке» создать наднациональную резервную валюту вместо доллара

Павел Сморщков, Сюзанна Камара 16.03.2009, 17:42
ИТАР-ТАСС

Россия предлагает «двадцатке» создать наднациональную суперрезервную валюту, выработать стандарты экономической политики и обязать ведущие экономики их соблюдать.

Россия сформулировала официальные предложения по борьбе с мировым экономическим кризисом для саммита глав государств «группы двадцати» («большой двадцатки», G20), который со 2 по 4 апреля пройдёт в Лондоне. В качестве основного рычага для этой борьбы рассматривается мировая финансовая система, поэтому предложения охватывают несколько направлений её реформирования. Это повышение роли международных финансовых институтов, диверсификация системы мировых валют и финансовых центров, усиление контроля над рисками и создание стимулов для «рационального поведения» участников финансовых рынков.

Во-первых, как следует из публикации на официальном кремлёвском сайте, «необходимо разработать и принять международно признанные стандарты в области макроэкономической и бюджетной политики, соблюдение которых являлось бы обязательным для ведущих мировых экономик, в том числе и стран — эмитентов резервных валют».

Это камешек в огород прежде всего США, которые российские власти неоднократно представляли в качестве причины мирового кризиса из-за излишне «вольной» валютной и бюджетной политики.

Во-вторых, Россия предупреждает, что попытки мировых правительств «завести» свои экономики путём накачки их деньгами для стимулирования внутреннего спроса не должны вступать «в противоречие с задачами обеспечения средне- и долгосрочной макроэкономической устойчивости, выраженной в низкой инфляции, приемлемом бюджетном дефиците и уровне государственного долга». Россия сейчас демонстрирует пример этому: в отличие от правительств экономически развитых стран Центробанк РФ повышает учётную ставку, в последние недели снижает уровень кредитования банковского сектора. Впрочем, дефицита бюджета и нашей стране избежать не удастся.

В-третьих, должна быть реформирована вся мировая валютно-финансовая система. Как уже предлагали и Россия, и другие страны, роль Международного валютного фонда (МВФ) в контроле над мировыми финансами должна быть усилена, а его кредитные ресурсы увеличены. Более того,

под эгидой МВФ следовало бы расширить список резервных валют и создать новую «суперрезервную» валюту, например, на основе СДР (расчётной «квазивалюты» МВФ).

Это Россия предлагает сделать «с целью укрепления стабильности» всей системы, но очевидно, что предложения лежат в русле идей отказа от «особого положения» доллара и превращение рубля в одну из региональных резервных валют, а Москвы — в один из финансовых центров.

Кроме того, Россия в список своих предложений внесла финансирование развития стран, в наибольшей степени пострадавших от кризиса, увеличение финансовой грамотности населения, необходимость «энергоэффективного роста» в посткризисную эпоху.

Новым предложением России можно считать идею о создании глобальных стандартов регулирования и надзора в финансовом секторе, которые должны включать в себя, в частности, стандарты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), единый стандарт финансовой и бухгалтерской отчётности, деятельности рейтинговых агентств, правила обмена информацией о финансовых институтах и сделках.

«Большинство предлагаемых мер выражают общие принципы, которые неоднократно озвучивались, — замечает аналитик компании «Атон» Роман Паплинов. — В частности, изменение подхода к оценке рисков, повышение финансовой грамотности населения, поддержка отечественных производителей, но в то же время отсутствие протекционизма в будущем». «Весь каркас этих предложений повторяет повсеместную истину кооперации финансовой системы и монетарной политики центробанков различных стран», — добавляет старший аналитик ИФК «Метрополь» Марк Рубинштейн.

Конечно,

Россия выдвигает предложения, которые ей выгодны. «Явно прослеживается, что меры направлены на продолжение процесса интеграции России в мировое финансовое сообщество»,

— отмечает Паплинов. Они также подразумевают снижение волатильности на валютных и сырьевых рынках, что выгодно для всех экспортоориентированных стран. Правда, идеи России о создании сразу нескольких мировых финансовых центров «вызывают откровенную улыбку», говорит Рубинштейн: «Финансовые центры — это производные от финансовой активности». И недостаточно просто наклеить табличку: «Здесь финансовый центр». Впрочем, похвально, если наши финансовые власти возьмутся за реализацию этой идеи, признаёт аналитик.

Но с позиций собственных интересов будет выступать любая страна. Поэтому аналитики предвидят множество разногласий участников встречи. «Складывается впечатление, что каждая сторона пытается использовать текущую непростую ситуация в свою пользу, — опасается руководитель аналитического департамента ИК «Совлинк» Михаил Армяков. — Описанные в документе

мероприятия представляются разумными, но нет уверенности, что они будут поддержаны остальными участниками встречи, у которых может быть несколько иное видение путей выхода из сложившейся кризисной ситуации».

Как уже отмечала «Газета.Ru», намечается раскол участников саммита на два лагеря. «Сегодня в инвестиционном сегменте война психологий — двух лагерей, один из которых заинтересован в спекулятивных операциях на кризисе, а другой заинтересован в стабильном развитии экономики», — отмечает главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин. Армяков обращает внимание на подпункт российских предложений о «сдерживании спекулятивных сделок», под которыми, по сути, подразумеваются «так называемые короткие продажи, иные необеспеченные и маржинальные сделки». «Пресловутые операции коротких продаж очень хорошо иллюстрируют различные подходы сторон к понятиям фондового рынка, — подчёркивает аналитик. — Если в России подобные сделки рассматриваются как одна из причин серьезного давления на рынок и поэтому подобные операции запрещены, то в западных странах это элемент управления риском, поэтому запреты если и вводятся, то на короткий период. Боюсь, что сблизить различные позиции сторон будет достаточно сложно».

Но основные споры возникнут по поводу мер реформирования международной валютно-финансовой системы и её институтов.

Участники встречи будут пытаться снизить роль и влияние США в международных финансовых институтах, а также потеснить доллар в его статусе основной мировой резервной валюты, но, очевидно, так просто американцы своих позиций не отдадут,

говорит Армяков. К тому же, отмечают аналитики ФК «Калита-Финанс», создание «супервалюты» на основе СДР не сможет разрешить «парадокса Триффина», согласно которому страна — эмитент резервной валюты (США) обречена на хронический дефицит бюджета, что подрывает доверие к доллару. Американцы обладают контролем над СДР согласно своей квоте, к тому же для их полноценного использования в качестве резервной валюты «необходимо резко, в разы, увеличивать квоты стран — участниц МВФ в ситуации финансового кризиса вряд ли возможно», напоминают эксперты.

Таким образом, основным итогом саммита G20 в Лондоне будет, возможно, даже не то, какие именно меры, в том числе и из предложенных Россией, будут приняты, но сам факт принятия хоть каких-то согласованных мер, приходят к выводу многие эксперты. «В связи с этим все предложения к саммиту «двадцатки» носят, прежде всего, политический характер — с их помощью мировое сообщество демонстрирует свою готовность бороться с кризисом, — заключает Осин. — В данных условиях не являются принципиальными конкретные меры, а важнее, скорее, тот факт, что усилия государств являются совместными».