Крымские музеи высказались по «скифскому золоту»

Четыре музея Крыма опубликовали совместное заявление после начала рассмотрения судом в Амстердаме апелляции по поводу возврата крымской коллекции «скифского золота» в Киев, а не на российский полуостров.

Суд рассматривает апелляцию крымских музеев 11 марта 2019 года после почти двухлетней паузы. По утверждению представителей учреждений, экспонаты являются неотъемлемой частью их коллекций и должны вернуться к своему изначальному месту нахождения – Крымскому полуострову. «Крымские музеи являются хранителями уникальных коллекций крымских археологических артефактов, найденных археологами на крымской земле в течение многих лет. Их статус и права защищены законом», — цитирует заявление РИА «Новости».

Музейщики убеждают: нет юридических, культурных или исторических оснований для перемещения экспонатов в Киев. «Процессы организации, согласования и проведения выставки в Амстердаме были согласованы всеми сторонами прямо или косвенно вовлеченными в этот процесс, в том числе министерством культуры Автономной Республики Крым и государством Украина», — напоминают авторы.

Музеи Крыма уповают на справедливость решения суда Амстердама и надеются, что пересмотр решения суда первой инстанции приведет к сохранению результатов многолетней работы музеев по формированию коллекций.

Коллекция скифского золота «Крым — золотой остров в Черном море» составом около 2 тыс. артефактов была вывезена из четырех крымских музеев на выставку в музей Алларда Пирсона в Амстердаме в начале февраля 2014 года. Экспонаты предоставили Восточно-крымский историко-культурный музей-заповедник, «Музей Тавриды» в Симферополе, Бахчисарайский историко-культурный и археологический музей-заповедник и археологический музей-заповедник «Херсонес Таврический».

В марте 2014 года в Крыму прошел референдум, по итогам которого полуостров стал территориальной частью России, а Севастополь — городом федерального значения.

После завершения экспозиции в августе 2014 года российская и украинская стороны, считающие коллекцию своей собственностью, не смогли договориться о том, кому она должна принадлежать.