«Минкультуры — не про деньги»: в РПЦ оценили нового министра

В РПЦ объяснили, как Любимовой избежать судьбы Мединского

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда дал высокую оценку новой главе Министерства культуры Ольге Любимовой, сменившей на этой должности Владимира Мединского. Экс-председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин, в свою очередь, назвал три вызова, с которыми предстоит столкнуться новому министру, чтобы не повторить «историю предшественника».

В Русской православной церкви позитивно оценивают назначение на пост министра культуры России бывшей главы департамента кинематографии Ольги Любимовой, ранее работавшей в информационном агентстве РПЦ, а также принимавшей участие в проектах «Православный календарь» и «Путь Патриарха». Об этом заявил председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

«Мы вместе работали на канале «Спас» в 2005 году, когда его возглавлял Иван Иванович Демидов. Ольга Борисовна — очень образованный и профессиональный человек, с мощным культурным бэкграундом (дедушка — знаменитый переводчик Н. М. Любимов, папа — ректор Щепкинского училища Б. Н. Любимов), хорошо знакомый с работой в министерстве и уважаемый в профессиональной среде», — сказал он.

Высокую оценку личным качествам Любимовой также дал бывший председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин.

«Есть разные версии относительно ее личной религиозности, но тут стоит спросить ее саму. Кто-то считает, что она стала человеком менее религиозным, кто-то считает, что это неправда. Очевидно, что ее церковно-информационная активность за последние годы снизилась. Информационное агентство РПЦ — это уже достаточно давняя структура. Это человек с потрясающей родословной, связанный с великими творческими семьями России. Человек сильный. Что будет дальше — надо внимательно смотреть», — сказал он.

Чаплин подчеркнул, что в кинополитике, проводимой министерством «были серьезные проблемы»:

«Слишком много денег тратилось в рамках узкого круга режиссеров, которые сами распределяли средства и сами же их получали. Много денег уходило на изначально явно убыточные проекты, были нравственные вопросы к таким фильмам, как «Матильда». Эти вопросы остаются, они никуда не делись».

Он отметил, что на сейчас «вряд ли кто-то предскажет», как именно ведомство будет выстраивать свою стратегию в будущем.

«Самый главный вопрос — удастся ли госпоже Любимовой избавиться от трех странных, но, увы, очень действенных факторов влияния. Первый – это интриги на Старой площади (в доме №4 расположена администрация президента — «Газета.Ru»). Там разнонаправленные интриги идут, поэтому она там не одна внутри этого организма, — сказал он. — Второй — это лобби всяческих звезд, в основном — старшего поколения, которые могут на приемах, на торжествах подойти к президенту и выбить из него нужное решение своими слезами и эмоциями, хорошо отрепетированными обычно. Ну, и третий фактор — это диктат узкой творческой тусовки, которая работает через информационные каналы.

Если человек сможет быть самостоятельным и не оказываться заложником этих трех ситуаций, значит сможет руководить этим управлением. Если нет — повторится история предшественника», — добавил он.

Говоря о возможном противоречии взглядов Любимовой с занимаемой должностью, Владимир Легойда выразил уверенность в том, что любые взгляды человека отражаются на его работе.

«Не нужно придумывать страшилки про православие и его отношение к искусству. Любые мировоззренческие взгляды человека, не важно — религиозные или безрелигиозные — проявляются в его жизни и отражаются на его работе. Если не отражаются, значит, у него их просто нет. Но это совсем не означает то, что я слышу в вашем вопросе: какого-то примитивного, линейного «противоречия» взглядов с должностью», — подчеркнул он.

По его словам, подобная постановка вопроса не является корректной, так как ценность художественных произведений определяется по другим критериям.

«Так можно спросить и у министра-атеиста: не вступают ли его взгляды в противоречие с должностью, ведь есть религиозное искусство; иконы в музеях, например. Это так не работает. Художественные работы бывают либо талантливыми или гениальными, либо бездарными. И человек — министр в том числе — либо это понимает, либо нет», — отметил Легойда.

Он также назвал «слишком общим» вопрос о возможности конфликта религиозного мировоззрения и необходимости получения прибыли от культурных проектов:

«Слишком общий вопрос: смотря на чем зарабатывать, смотря для чего. В любом случае, министерство культуры, насколько я понимаю, не про зарабатывание денег, это не министерство экономического блока правительства».