Фашизм, Netflix и любовь: Фанни Ардан о «Прекрасной эпохе»

Фанни Ардан рассказала о фильме «Прекрасная эпоха»

Новый фильм с участием Фанни Ардан «Прекрасная эпоха» выйдет в российский прокат 28 ноября. В преддверии премьеры «Газета.Ru» встретилась со знаковой французской актрисой, чтобы обсудить ее одержимую современными технологиями героиню, опасность ностальгии, противостояние богатых и бедных классов, раскол мира на идеологические гетто и способы борьбы за свою свободу.

— Название «Прекрасная эпоха» напоминает о фильме Паоло Соррентино «Великая красота». Видите ли вы сходство между этими фильмами?

— Я никогда не думала об этом, но — может быть. Дух ностальгии… В то же время, я думаю, Сорретино подразумевает под «Великой красотой» весь мир, а в «Прекрасной эпохе» мы видим путь человека, который не в восторге от своего времени, от современности — и хочет вернуться в то время, когда он встретил свою большую любовь, Марианну. Но я думаю, что ему ничего не нравится в современности — и, хотя кажется, что моя героиня довольна всем в ее времени, но она – лгунья. Это интересный фильм, потому что мы говорим о времени и в конце концов нитью становится любовь между мужчиной и женщиной.

— Соотносите ли вы себя с вашей героиней? Относитесь ли вы к миру так, как это делает Марианна?

— Нет. Если говорить о Фанни, с самого начала я говорю – «Я против общества». Я против массового. Я асоциальна, поэтому мне не важно быть модной, иметь мобильный телефон последней модели, аккаунт в социальных сетях. Мне все равно.

Поэтому я очень-очень далека от Марианны. Но в то же время я иногда могу быть на нее похожа. Как когда она понимает, что может потерять великую любовь. Для меня это была интересная роль, потому что всю первую часть мне приходилось играть кого-то очень-очень далекого от меня.

— В конце фильма, когда ваша героиня возвращается к мужу. Получается, что ему каким-то образом удалось победить с его стратегией «естественности» и «аутентичности»?

— Может быть. Мой «муж» очень умен, не только потому что он критикует современность, но также прекрасно рисует, обладает замечательным чувством юмора, щедр и мил. В молодости между ними была большая любовь, поэтому принятое им решение не возвращаться в квартиру – очень умно. Потому что Марианна начинает понимать, что может его потерять. А потом – он начинает влюбляться в молодую Марианну в ходе своего технологического приключения. Но для меня все именно так, как вы сказали – у него есть какая-то стратегия. Как у паука. Ожидание.

— Фильм начинается с рекламного ролика и сам напоминает профессионально снятое демонстрационное видео развлечения для состоятельных людей. Кажется ли вам, что воссоздание нашего прошлого может скоро войти в моду?

— Я думаю, что, если однажды это станет возможным, это будет означать обнищание человеческих душ, которым нужна только мебель, наружное, вещи. Я считаю силу сердца гораздо мощнее, чем любая техника.

И я думаю, что на эту искусственность нужно много денег. Я знаю, что на французском телевидении есть много программ, где люди отправляются на остров, чтобы найти себе мужа. Для меня это фальшивка. Желание стать более модной для меня фальшивка. Поэтому, в любом случае, технологии – это фальшивка. Потому что вы знаете, что за это придется платить.

— Если в будущем у состоятельных людей окажется в руках возможность менять мир по своему усмотрению, не приведет ли это нас к ситуации, когда обычным землянам придется потреблять представление богатых о счастье — вместо своего собственного?

— Это большая, большая, большая опасность. В этом и заключается ответственность среднего класса и тех, кто находится за чертой бедности — быть полностью в курсе происходящего. И не говорить: «Я хочу такую же жизнь», потому что это — ловушка. Большая ловушка. Если вы говорите: «Нет, я не хочу», вы не становитесь рабом. Вы не становитесь тем, кем вас хотят видеть богачи, потому что вы не становитесь потребителем. Бедняков рассматривают исключительно как потребителей. С техникой, которая приносит удовольствие богатым людям, нужно обращаться очень-очень-очень аккуратно, чтобы сохранить в себе силы сказать им: «Пока!»

— В фильме появляется персонаж, который тратит наследство своего отца на воссоздание последней встречи с ним. Это звучит как притча в духе Кафки или Беккета, но в фильме это преподносится как сентиментально-трогательная история — и это работает на нас как на зрителей. Случилось ли что-то с нашим чувством трагического?

— Да, мы делаем инсценировку из нашего чувства вины, пытаемся искупить ее таким образом.

— Тяга людей к естественности и аутентичности сегодня часто оборачивается религиозным мракобесием и территориальными конфликтами. Есть ли способ сгладить конфликт между «аутентичным» старым миром и новым?

— Это сложно. Как я считаю, это наша ответственность — моя ответственность, ваша ответственность.

Потому что наше общество все сильнее и сильнее разбивается на гетто. Возникает тирания гетто. Гетто против гетто. Религия против религии. Вам нужно оставаться умным, мыслить открыто, не бояться противоречить. Вы не обязаны со всем соглашаться и все принимать, всегда можно сказать: «Вы правы в этом, но не правы в том». Или: «Вы фашист в этом, но гуманист в том».

Я думаю, мир дает нам возможность сказать: «Я не собираюсь идти следом, как овца». Но общество будет все больше и больше относиться к нам как к овцам. Потому что над массой проще доминировать. Когда все смотрят Netflix – это легко. Но когда вы говорите «Niet!» — вот тогда и начинается настоящая жизнь!

— Вы считаете, что людям стоит избегать готовых жизненных стратегий и создавать свои собственные, заимствуя по чуть-чуть отовсюду?

— Да! С самого начала моей жизни, я всегда думала, что богатство человеческой природы – в противоречии. Потому что — если сделать человека без противоречий – это будет робот, это будет фашист. Но если в нем смешаны разные противоречия — вы понимаете, что этот человек настоящий.

— Еще один фильм, который напоминает «Прекрасная эпоха», это «Головокружение» Альфреда Хичкока, где главный герой пытается воссоздать одну женщину с помощью другой. Но если в «Головокружении» зрителей озадачивала иррациональность человеческой психики, то в «Прекрасной эпохе» к той же проблеме герои подходят куда практичнее. Изменилось ли наше представление о любви и человеческой природе?

— Нет. Нет! Странным образом, эта маленькая часть внутри нас никогда не изменится. Мы можем обратиться к истории Троянской войны, мадам де Лафайет — отношения между мужчиной и женщиной, или человеком и Богом остаются теми же. Человечество не прогрессирует в фундаментальных вещах. Современный человек — не новый человек. Взгляните на прошлый век, его чудовищные войны — человек не стал другим, за последнее время мы вернулись в варварство. Конечно, сильно усовершенствовались стиральные машины, телефоны и самолеты, а человек — не усовершенствовался.

Фильм «Прекрасная эпоха» с Фанни Ардан выходит в российский прокат 28 ноября.