Мне не больно: о чем говорят «Подбросы» Твердовского

Стоит ли смотреть фильм «Подбросы»: рецензия «Газеты.Ru»

В прокат вышел третий фильм многообещающего молодого российского автора Ивана И. Твердовского «Подбросы», жанр которого можно назвать «социальным кинокомиксом». «Газета.Ru» рассказывает, почему малочисленные плюсы картины перевешивают многочисленные минусы, — и посмотреть ее все же стоит.
фильм
Подбросы
Иван И. Твердовский
6

Однажды ночью молодая мама в отчаянии оставляет в бэби-боксе новорожденного. В детдоме мальчику дают имя Денис, а также диагностируют анальгезию — редкое заболевание, при котором человек почти не чувствует боли (позже становится понятно, что для Твердовского это некая комиксовая суперспособность).

Проходит 16 лет, и в учреждение заявляется его мать Оксана, которая хочет вернуть сына себе. Руководство против, так как не уверено в благонадежности женщины, а за состоянием подростка должен наблюдать медик. Но это не мешает Денису с матерью сбежать из детдома обманным путем. Эйфория и радость главного героя от выхода на свободу достаточно скоро испаряются после того, как он оказывается втянут своей же матерью в группировку мошенников. Денис намеренно бросается под машины, а его подельники вынуждают водителя расстаться с крупной суммой денег, дабы избежать судебного преследования.

«Подбросы», — уже третий фильм все еще молодого 28-летнего режиссера Ивана И. Твердовского, — задают очень много вопросов, но не дают на них ответов, и в этом, пожалуй, кроется их единственная сильная сторона, перевешивающая другие недостатки.

Для Твердовского новая картина стала не совсем характерным продолжением творческого пути, потому что в этом фильме он избегает резких провокаций, как в том же «Классе коррекции», вызвавшем в свое время целую палитру эмоций у зрителя.

Здесь есть определенные заигрывания с табуированной тематикой, потому что отношения Оксаны с Денисом несут в себе слишком открытый эротизм, чтобы проигнорировать тему инцеста. Во время сцен с этими героями Твердовский очень точно играет на чувствах зрителя и вызывает в нем чувство дискомфорта, но ни разу не пересекает грань дозволенного: хотя герои разгуливают по квартире в одном нижнем белье, часто обнимаются и признаются друг другу в любви, их отношения остаются сугубо родственными. Их связь придает «Подбросам» пущей эфемерности, подчеркивая общее сюрреалистическое настроение ленты.

Картина вообще намеренно отстраняется от какого-либо внешнего контекста. В фильме произносится, что действие происходит в Москве, и внимательный зритель, конечно, обнаружит знакомые места, но Твердовскому удалось показать столицу абстрактно, — просто большим городом с большими деньгами. В конце концов, эти события могли бы развернуться и в Париже, и в Нью-Йорке.

Но даже несмотря на отстраненность от действительности, Твердовский верен себе и высказывается на острую тему. Если в «Классе коррекции» он давал пинок системе образования и отношению общества к инвалидам (жгучий привет из прошлого фашиствующим «Временным трудностям»), а в «Зоологии» затрагивал медицину, то в «Подбросах» он касается еще одной насущной и больной российской темы — судебной и правоохранительной системы.

В то же время — при всех интересных идеях и начинаниях — «Подбросы» страдают от чисто технических огрехов и чрезмерной увлеченности Твердовского длинными кадрами, призванными усилить эмоциональный эффект сцены. С первых же секунд картина громогласно заявляет, что будет всеми силами пытаться создать зрителю дискомфортное существование на ближайшие полчаса, однако в этом Твердовскому чувство меры порой отказывает.

85-минутный фильм субъективно воспринимается как двухчасовое полотно, и это никак нельзя назвать заслугой.

К примеру, после того, как Оксана кладет новорожденного Дениса в бэби-бокс, камера еще более десяти секунд держит его дверцу в центре кадра на фоне громкого плача младенца. Зрители и так понимают, что ничего хорошего в этом нет, — не надо вдалбливать настолько простые истины в головы огромной кувалдой.

«Подбросы» страдают и на уровне сценария. В фильме в какой-то момент появляется интригующая линия с персонажем Максима Виторгана, которого Денис и члены группировки долгое время пасут. Провернуть трюк с ним не удается несколько раз, что еще усиливает интригу. Увы, разрешение этой линии заключается в преступно коротком монологе Виторгана, смысл которого можно уместить в полтора предложения.

Если сильно придираться, то сценарных огрехов можно найти сразу несколько, но этого делать почему-то не хочется. При всех своих недостатках «Подбросы» умудряются удержаться на плаву, — и не совсем понятно, за счет чего. Достаточно шаткая конструкция того и гляди развалится на части, но за полтора часа все-таки остается цельной.

Фильм «Подбросы» был показан на Неделе российского кино в Лондоне, сопродюсером которой выступает университет «Синергия».