Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не узнали Басту

Вышел третий выпуск шестого сезона шоу «Голос»

Пресс-служба Первого канала

Наставники не узнали Басту и Полину Гагарину, без борьбы пополнили себе команды и не пустили «бородатого грузина» к Пелагее — в эфир вышел третий выпуск «слепых прослушиваний» шестого сезона шоу «Голос».

Шоу «Голос» идет уже шестой сезон и за это время обросло определенными традициями — как, к примеру, попытки уже состоявшихся (и узнаваемых) музыкантов пройти через сито отбора «слепых прослушиваний». Наставникам же (в этом сезоне в кресла сели Александр Градский, Пелагея, Дима Билан и Леонид Агутин) предлагается угадать, кто вышел на сцену — и либо нажать на кнопку, либо предоставить шанс попасть в команду не раскрученным претендентам. Выбор каждый из судей делает сам — особенно в том случае, если поющая персона была угадана верно. Во втором выпуске шестого сезона таких, сделавших карьеру, было сразу несколько — и, напомним, не все из них прошли в следующий круг конкурса.

Реклама

Еще одной традицией «Голоса» стало участие настоящих звезд, которые, разумеется, на место в командах не претендуют, но ввести наставников в замешательство могут.

В третьем выпуске, который вышел на Первом канале в пятницу, 15 сентября, зрители увидели именно такой момент — на сцену вышли два исполнителя, которых судьи должны были знать очень хорошо. Но полной уверенности не выказал никто из четверки — только Градский правильно предположил, что выступает дуэт рэпера Басты и Полины Гагариной, но коллеги ему не поверили. Пелагея даже в сомнении сказала, что «Баста лучше читает». Кресло же не повернул никто — кроме все того же Басты, который подкрался к Агутину и нажал на его кнопку.

В остальном же этот выпуск «Голоса» выделился неким отсутствием соревновательности среди участников.

Большинство прошедших этап «слепых прослушиваний» конкурсантов — пять из восьми — попадали в команды на безальтернативной основе. Например, приехавшая из Казахстана Дарья Винокурова хоть и развеселила наставников (особенно Градского и Пелагею) своим исполнением песни «Canzone da due soldi» (с которой Катина Раньери выступала на втором фестивале в Сан-Ремо в середине 50-х), но привлекла внимание только Леонида Агутина.

Александр Градский повернул свое кресло к двум претенденткам — к Марианне Савон из Москвы, перепевшей «Black Or White» Майкла Джексона, и к Надежде Колесниковой, которая живет во Флоренции, а пению училась у Монсеррат Кабалье — в этом случае наставник нажал на кнопку при первых звуках куплетов Адели из «Летучей мыши».

Дима Билан выбрал Дмитрия Вебера из Курска, расслушав его исполнение песни «Часы», а Пелагея повернулась к своему давнему знакомому (по признанию певицы, они дружат больше двадцати лет) Алексею Сафиулину, который спел «Прощай, радость» из репертуара Шаляпина.

Борьбы за исполнителей в выпуске почти и не было.

Дважды исполнителям пришлось выбирать между Агутиным и Биланом — и Данил Буранов из Зеленодольска (он пел «Внеорбитные» Юлианны Карауловой) предпочел оказаться в команде Билана, а Олика Громова из Москвы с джазовой композицией «Do up» (на самом деле — «Doo Uap, Doo Uap, Doo Uap» итальянской группы Gabin, ремикс на «It Don't Mean a Thing» Дюка Эллингтона) — в команде Агутина.

Но в этих случаях даже выбор происходил как-то буднично, а по-настоящему поволновались наставники лишь однажды — когда на сцену вышел Давид Тодуа с квиновской «Who wants to live forever», на кнопки нажали все (правда, Градский под самый конец композиции). Победил Агутин, который поначалу не верил, что этот исполнитель попадет к нему — по мнению наставника, такие певцы как Тодуа (он назвал его «бородатым грузином») обязательно должны выбирать Пелагею.

Напомним, что в команде каждого наставника после «слепых прослушиваний» должно оказаться четырнадцать конкурсантов. Сейчас, после третьего выпуска «слепых», у всех судей набрано меньше половины — примерно по шесть человек.