Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Сегодня — большая Ахматовка»

В Москве открывается Дом Анны Ахматовой

Анна Ахматова Wikimedia Commons
Анна Ахматова

В Москве открывается Московский дом Ахматовой — мемориальное пространство поэта в «Доме антикварной книги в Никитском». «Газета.Ru» вспомнила, какие места в Москве связаны с именем Ахматовой, и поговорила с писателем, протоиерем Михаилом Ардовым о том, почему не удалось организовать музей в легендарной квартире на Ордынке.

Анна Ахматова считала себя бездомной — «беспастушной», по ее собственным словам. Однако в Москве для поэта всегда были открыты двери квартиры на Большой Ордынке, 17: там ее «приемная семья» — писатель Виктор Ардов и его жена Нина Ольшевская — выделили поэтессе маленькую комнату.

Михаил Ардов — их сын. В доме на Ордынке он прожил почти тридцать лет, и поток известных литераторов, музыкантов, актеров, навещавших дом его родителей, — часть его детства. »...начиная с пятидесятого года Анна Андреевна жила у нас на Ордынке едва ли не больше, нежели в Ленинграде. Сначала тянулось следствие по делу сына Льва Гумилева, он сидел в Лефортовской тюрьме. А затем этого требовала и работа — Ахматовой давали стихотворные переводы именно в московских издательствах», — вспоминает Михаил Ардов в своей книге «Легендарная Ордынка».

«Легендарной Ордынкой» называла дом его родителей сама Ахматова.

В маленькой комнате, отведенной ей в доме Ардовых, Анна Ахматова останавливалась с 1938 по 1966 год. Здесь она работала и принимала своих гостей — Надежду Мандельштам, Бориса Пастернака, Эмму Герштейн, Николая Харджиева, Лидию Чуковскую, Александра Солженицына и других, многие из которых были ей не друзьями, а паломниками, спешившими познакомиться со своим кумиром.

«Анна Андреевна за завтраком сообщала нам: «Сегодня — большая Ахматовка». Это означало, что у нее будет много гостей», — говорится в книге Ардова о жизни рядом с поэтом.

Михаил Ардов и актер Алексей Баталов — сын Нины Ольшевской от первого брака — выросли на глазах у Ахматовой и много лет боролись за возможность превратить их семейную квартиру в мемориальный музей. Но пока это невозможно, и наиболее ценные предметы быта Ахматовой переехали из квартиры на Ордынке в Никитский переулок. Михаил Ардов рассказал «Газете.Ru», чего поклонникам поэта ждать от нового музея.

— Что будет представлять собой Московский дом Ахматовой?

— Мы передали в музей часть мебели с Ордынки, большую часть нашей семейной библиотеки, пишущую машинку, за которой мой отец работал и перепечатывал стихи Ахматовой. Кроме того, стол, за которым Анна Андреевна делала переводы и писала стихи. За этим же столом учил уроки Алексей Владимирович Баталов, когда был маленьким.

Михаил Ардов Валерий Левитин/РИА «Новости»
Михаил Ардов

— При этом аукционный дом «В Никитском» — не музей. Сможет ли он полноценно отвечать музейным задачам?

— Это будет не столько открытый музей, сколько нечто вроде. Помещение в «Доме книги в Никитском» оказалось подходящим, чтобы создать в нем полноценную имитацию нашей квартиры на Ордынке. Кроме того, в той квартире тесновато: в ней не соберешь больше каких-нибудь 20 человек. А теперь мы смогли получить более просторное помещение для Дома Ахматовой, более подходящие для музея залы.

Там мы будем устраивать литературные мероприятия: например, 5 марта проведем встречу в честь годовщины смерти Анны Андреевны.

— Почему все-таки нельзя организовать музей в доме на Ордынке?

— Баталов и я писали письма на эту тему Юрию Лужкову, а потом и Сергею Собянину. И мы ни разу не получили на них ответа. Помимо этого, квартира на Ордынке была наследством моего младшего покойного брата, а теперь стала наследством и его дочерей. Таким образом, часть квартиры утрачена для нас.

— Можете ли вы рассказать историю тех экспонатов, что будут в мемориальном доме?

— Все эти экспонаты обладают историей: вот стоит стол, за которым Ахматова годами завтракала, обедала и ужинала, принимала своих друзей. За этим столом Борис Пастернак на моей памяти читал свой перевод «Фауста» еще в 40-х годах, а немного позже — начало романа «Доктор Живаго». За этим столом сидели Шостакович, Раневская, Бродский, Русланова, Утесов и еще много знаменитых людей. Кроме того, есть столик из маленькой комнаты, который был свидетелем еще большего числа событий — например, знакомства Анны Ахматовой и Марины Цветаевой. Эти вещи видели интересных людей, в их присутствии велись интересные беседы.