Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Человек с Волхонки

«Лица культуры»: Марина Лошак, директор ГМИИ им. Пушкина

Директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак Евгения Новоженина/РИА «Новости»
Директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак

Очереди в музей на выставки Рафаэля, Кранахов и Бакста еще до того, как это стало мейнстримом, первый в России музейный проект в виртуальной реальности — в рубрике «Лица культуры» рассказ о директоре ГМИИ им. Пушкина Марине Лошак.

Марина Лошак появилась в ГМИИ в 2013 году — то есть в самый нужный момент: основанному Иваном Цветаевым музею надо было расширяться, превращаясь — по завету основателя — в музейный городок, а прославленный и многолетний директор Ирина Антонова, проработавшая в музее с 1945 года, все более настойчиво выражала желание заниматься искусством, а не хозяйством. Новое назначение позволило каждому превратить ожидания и желания в реальность.

Куратор вместо номенклатуры

Назначение было не из рядовых. Лошак к тому моменту занимала пост арт-директора Московского выставочного объединения «Манеж», куда пришла из мира современного искусства — в 2007 году они вместе с Еленой Киселевой и Мариной Салиной стали одними из первых жильцов свежеоткрывшегося «Винзавода». Впрочем, она и до этого была вполне успешным куратором — собрала отличную коллекцию произведений искусства для банка «СБС-Агро», точнее, для принадлежавшего ему Московского центра искусств на Неглинной.

Когда стало известно о планах Антоновой, Владимиру Мединскому наперебой начали «сватать» опытных музейщиков (некоторые собеседники «Газеты.Ru» указывают, что рассматривалась кандидатура нынешнего директора Третьяковки Зельфиры Трегулововой, которую не согласовала Ирина Антонова в силу различия подходов к развитию музея), продавливались кандидатуры чиновников из аппарата правительства (называют фамилию Дениса Молчанова), из бывшего руководства Минкультуры (Андрея Бусыгина) и еще нескольких арт-менеджеров.

Необходимость замены менеджмента Пушкинского обсуждалась давно, еще до прихода в Министерство культуры Мединского.

Но с одной стороны, Ирина Александровна Антонова была культовой личностью для всего музейного сообщества, и трудно было представить руководство ГМИИ без нее. С другой, она сама хотела больше сосредоточиться именно на творческой части музейного дела, а строительство и связанные с этим хозяйственные проблемы ей давались труднее.

Строительство музейного городка ограничивалось заменой одной концепции на другую и постоянно буксовало. Соломоновым решением было разделить полномочия или создать тандем, который только укрепил бы позиции музея. Никто не решался принять волевое и не самое популярное решение.

Министр культуры РФ, несмотря на это, выбрал человека вполне частного — и, кажется, не прогадал. Ирина Антонова заняла должность президента музея. Вопреки установленной для должностей с таким названием практике, вовсе не «свадебную»: безусловный, всемирного значения авторитет Антоновой в мире искусства был направлен на укрепление международного сотрудничества. Ирина Александровна как была ключевой фигурой музея, так ею и осталась, она по-прежнему работает в своем кабинете, но теперь всецело посвящает себя любимому искусству. Сразу после избрания

президентом ГМИИ Ирина Антонова возглавила закупочную комиссию при Министерстве культуры РФ и организовала дозакупку недостающих звеньев в коллекциях музеев на весьма значительную сумму — 1 млрд рублей.

Опыт и энциклопедические знания Ирины Александровны в этой работе были бесценны.

Но вернемся к неожиданному для всех назначению. Выбор Марины Лошак тем более удивительный, что из множества номенклатурных вариантов Мединский выбрал самый неноменклатурный. «Все просто, — рассказывает источник «Газеты.Ru», работавший в то время в Минкультуры, — Лошак на тот момент делала интересные выставки в Манеже, а до этого была известна как успешный галерист.

Не будучи знакомым с Мариной лично, он выбрал именно ее, видимо, за менеджерские качества, которые в тот момент были очевидны всему арт- и музейному сообществу». Собеседник издания добавил, что в ГМИИ на тот момент было много проблем чисто практического свойства — начиная с больших очередей, работы касс, гардероба и заканчивая большими планами по строительству и реставрации.

Лошак всего этого, кажется, не испугалась — при ней в музее появилась дирекция по строительству, взявшая на себя работу по созданию музейного городка, строительству депозитария и другие большие заботы. А самое главное — деньги на осуществление необходимых работ: около 20 млрд рублей. Сейчас посетители уже смогли оценить позитивные перемены: музей стал значительно более современным — открылись кафе, улучшилось состояние гардероба и туалетов, при этом стиль и верность лучшим традициям ГМИИ им. Пушкина удалось сохранить.

Других показать, в себя посмотреть

Выставки «В гостях у Степановой и Родченко» и Льва Бакста, Кранахов и Ильи Зданевича, «Обри Бердслей. Оскар Уайльд. Взгляд из России», «Грузинский авангард» и шедевры Рафаэля — в отличие от Третьяковки

ГМИИ никогда не ставил на экспозиции-блокбастеры, но многие из выставок на Волхонке становились ими сами.

Очереди на них были не столь эпичны, как знаменитое великое стояние на выставку Серова, но об интересе публики говорили вполне красноречиво.

«Дело здесь не в очередях и не в выставках, которые заранее планируются как блокбастеры, — пояснил источник «Газеты.Ru». — В отличие от Третьяковки, которая является галереей национального искусства и утверждения национальной идентичности,

у ГМИИ при Марине Лошак появилась другая «политическая» задача: показывать, что Москва и Россия — неотъемлемая часть европейского культурного пространства».

Даже показывая русских художников, Пушкинский выбирает тех из них, работы которых звучат в общеевропейском контексте, добавил эксперт. Схожего курса придерживалась и Антонова. Однако есть отличие в позиции по отношению к зрителю — при прежнем директоре посетителю «открывали постсоветскому человеку дивный новый мир европейского искусства», в то время как сейчас эта демаркационная линия между русским и европейскими культурными континентами в музее устранена.

Сегодня Пушкинским принадлежность к этому культурному континенту не ставится под вопрос, а подразумевается, заключил собеседник издания.

Кстати, тандем Лошак – Антонова позволил не только сохранить Пушкинскому лидирующие позиции и репутацию наиболее востребованного и популярного музея мирового искусства. Еще один яркий результат работы тандема — сверхпопулярная выставка из коллекции Щукина в Париже в Центре Луи Вуиттон. Эту выставку, значительная часть коллекции — из собрания ГМИИ им. Пушкина, уже назвали самым большим за последние десятилетия прорывом русского искусства в Европу.

Из практических соображений

Собеседник «Газеты.Ru» в Минкультуры отмечает, что «для Мединского, как человека практичного, искусствоведческие разговоры имеют третьестепенное значение. Ему важнее, например, что в 2013 году Пушкинский делал 70 выставок, в следующем — 74, а в 2015-м — уже 94, и все они — качественные. Что растут внебюджетные доходы музея, что идея музейного городка постепенно реализуется».

С этой точки зрения назначение Лошак действительно крайне эффективно — как следует из полученных «Газетой.Ru» данных, в 2016 году музей принял 1,27 млн человек — на 18% больше, чем в 2015 году. Пушкинский посетили более 30 000 человек с ограниченными возможностями, музей выпустил гиды для слабослышащих, открыл первый в России выставочный VR-проект, новый отдел кино- и медиаискусства.

«Директор не обязательно должен сам делать хорошие, посещаемые выставки, — заключает источник в Минкультуры. — Он должен сделать так, чтобы они при нем происходили».

А об эффективности, считает эксперт, говорят другие показатели: «Сейчас ситуация в экономике трудная, срезали всем, в том числе и ГМИИ. Многие сократились, а у них все продолжается, ничего не останавливается — выставки проходят, строительство идет, научная работа продолжается. Значит, умеют потратить с толком, а не разбазарить. Вот это и называется эффективностью».